Небо в Океане

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Дома нас встретил искренними улыбками и теплыми объятьями.

- Мам, задушишь, - протянула я, с удовольствием вдыхая знакомый аромат топленого молока и чего-то родного, присущего только маме.

- Девочка моя, я так скучала, - меня наконец-таки отпустили и тут же звонко поцеловали в лоб. – Красавица!

- Полностью согласен, Мария Сергеевна, - раздалось за нашими спинами, и я тут же напряглась. – Здравствуйте! Рад вас видеть!

- Ох, Сашенька! Как возмужал! – теперь стальных объятий моей мамы, у которой любвеобильность на фоне беременности просто зашкаливала, удостоился Марков.

Я испуганно оглянулась, выискивая вездесущую Илону, однако быстро успокоилась, зацепившись взглядом за черноволосую шевелюру девушки, что стояла возле багажника и что-то рассказывала Киру, который в этот момент доставал чемоданы.

Наверное, мне впервые за несколько часов довелось порадоваться тому, что Богдан задерживался из-за аварии и их машина прибудет в город только завтра. Мама, конечно же, была предупреждена, о Сашке и о том, что мой жених не должен знать о наших прежних отношениях, но её неодобрительное: «Рита, это конечно твоя жизнь и тебе решать, как быть…но ложь не выход» - заставило меня понервничать.

- Привет, теть Маш! – в холле появилось кислое лицо Рудневой, которая все еще тяжело переживала «отношения», что завязались между Кириллом и Илоной.

- Господи! Тина! Что у тебя с головой? – мама шокировано всплеснула руками.

- В детстве ударилась. Сильно, - прошептал глумливо Кир, что так же присоединился к нашей компании, заодно прихватив с собой Илону. – Здравствуйте, я Кирилл! У вас отличный дом! – обратился рыжий к моей маме.

- Здравствуйте! А вы мне кого-то напоминаете, молодой человек, - мама, прищурившись, начала сканировать Кира взглядом.

- Мам, может, мы в дом пройдем? – перетянула внимание на себя, в тайне радуясь, что Кир за последние четыре года тоже «возмужал» и родительница не смогла его опознать. Еще не хватало перед Илоной спалиться!

- Действительно, Машенька, хватит держать детей на пороге. Они, наверное, устали с дороги, да и время уже позднее, - пришел мне на выручку Виталий Романович, который отлучался, чтобы «отдать распоряжения прислуге».

Да-да, прислуге. С тех самых пор, как моя мама забеременела, дядя Витя помешался на её комфорте и безопасности и ни на чем не скупился для достижения оного. В этих целях был нанят штат прислуги из трех человек (мама мне потом неделю жаловалась на расточительность своего мужа).  Но и дядю Витю можно понять: с двухэтажным особняком, в котором они собственно и проживали, беременной женщине в одиночку было не управиться. Хотя, три человека - это явно перебор…

В доме пахло моим любимым можжевеловым деревом. А мягкий нижний свет превращал пастельные оттенки стен в шелковистые масляные холсты. Сам дом нисколько не изменился с моего последнего пребывания здесь: все та же гармония приглушенных цветов, от нежно-персикового, до пряно-молочного, все те же великолепные морские пейзажи на стенах, которые рисовал местный художник, все тот же золотистый паркет на полу, украшенный мягкими пушистыми коврами, и по-прежнему изысканная, но отнюдь не вычурная, мебель.

В этом доме было не просто уютно, в нем хотелось жить, радоваться, любить…быть счастливым.

Несмотря на позднее время (на часах была почти полночь), мама все-таки заставила нас перекусить. Поэтому вся наша веселая компания заседала за большим овальным столом, в «трапезной», неспешно попивая чай и закусывая его различными вкусностями, коими была заставлена вся скатерть. За столом стояла тишина, которую привело с собой за руку утомление, и лишь звонкий мамин голос и Тинкино шипение время от времени нарушали её.

 - Сашенька, - уже в десятый раз обратилась моя родительница к Маркову (я считала), – так значит, вы с Кириллом коллеги?

- Братья по разуму, - с издевкой прошипела рядом сидящая Валентина, за что меня больно ударили по ноге.

- Извини, промахнулся, - покаялся рыжий, что сидел напротив нас с Рудневой.

- Ты уже третий раз промахиваешься! – недовольно прошептала я, потирая ушибленное место.

- Еще раз рыпнешься, и ты труп! – вступилась за меня сестрица, по вине которой я получала тумаки.

- А ты еще раз что-то скажешь…

- Можно и так сказать, - прервал наши перешептывания Марков. – Мы оба работаем в одной команде.

Сашка с Кириллом отчего-то не спешили рассказывать, что они музыканты из известной группы и несли какую-то завуалированную околесицу насчет их вида деятельности. Мне было абсолютно плевать на это, а вот Руднева прямо-таки потешалась над ними и комментировала каждое слово. Шепотом естественно.

- Ага, за одну команду, под одним флагом… – продолжала глумиться сестренка. – Знаем мы, какие у них в шоу-бизнесе флаги – разноцветные!

- На себя-то глянь, -  ехидно заметил Кир, - ты прямо-таки живое воплощение этого флага, - рыжий неожиданно дернулся, Тина была все-таки половчее его и била прямо в цель, не допуская осечек.

- Машенька, может, все-таки будем закругляться? – подал голос дядя Витя, что сидел в непосредственной близости от нас, ему, наверное, надоело слушать наши словесные перепалки. – Уже половина первого.

Мама в ответ засуетилась, причитая, что совсем утомила «бедных детей», и начала отправлять нас в срочном порядке спать, второпях объясняя, где кто разместится. Я все её инструкции прозевала, в буквальном смысле этого слова, и опомнилась только, когда родительница попросила меня показать комнату «Сашеньке».

- Чего? – сонно отозвалась я, не совсем понимая смысл просьбы.



Ольга Заушицына

Отредактировано: 07.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться