Небо в Океане

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Глава 9.

-Тина! – пыталась я в который раз достучаться до своей неразумной сестры. – Лучше признайся и перекрась волосы! Чистосердечное признание смягчает вину, тебе ли об этом не знать?

Руднева с утра пораньше решила свалиться на мою больную головушку со своими проблемами, которыми, по давней традиции, обеспечила себя сама.

- Ты что?! – воскликнула она, продолжая нарезать круги по периметру комнаты. – И на что я буду жить? Он же у меня все карты отберет!

- У тебя стипендия повышенная, - как бы между прочим заметила, с наслаждением отпивая воду из стакана. Все-таки напиться вчера было плохой идеей.

- Эта жалкая подачка?! – Тина брезгливо скривилась. – Да у меня тушь стоит в два раза дороже!

- Разбаловали тебя, - «на свою голову» - мысленно добавила, но вслух озвучивать не стала. Тина сейчас была слишком взрывоопасной.

Валька на такой выпад с моей стороны только снисходительно на меня посмотрела.

– Тем более, я думаю, что смягчить вину уже ничего не поможет, - неожиданно-серьезно произнесла разноцветная и сразу же истерически взвыла: - Видела бы ты, как папочка на него смотрел!

- Как? - все так же попивая прохладную водичку, спросила я.

- Как лепрекон на горшочек с золотом или, - сестра на миг задумалась, - как голлум на кольцо всевластия! Ему только и не хватало вцепиться в этого нищеброда с криками: «Моя прелесть!» - я от такого прыснула смехом, проливая воду на одеяло, мгновенно представив дядю Мишу обнимающим Кира и приговаривающего те самые слова.

- Не смешно! – грозно воскликнула Руднева. – Готова поспорить, папочка уже план составил по вливанию новых капиталов в свой бизнес!

- По-моему, ты утрируешь. И это еще один повод сказать правду, представь, что будет, когда твой папа узнает, что «вливать» там нечего?

Руднева мгновенно застыла, а в глазах её тут же вспыхнули знакомые искры, которые пугали своим безумием.

- Бедный Кир! – простонала я, уже зная наперед, что будет.

- Ты - гений! – Тина лучезарно улыбнулась и хлопнула в ладоши, в этот момент в комнате зазвучала «Симфония апокалипсиса», пугая меня еще больше.

- О! Мамочка звонит! – еще шире улыбнулась Тина. – Сейчас мы все устроим!

- Поменяй уже мелодию, - скривилась я, а сестрица лишь раздраженно отмахнулась, принимая звонок.

- Привет, мамунь! – соловьем запела Тина. – Нет, я и правда выхожу замуж! – резко изменила она свой тон.- Нет, я не обманула папу! – возмутилась притворщица. - Честно! Мы с Кирюшей любим друг друга! – с праведным негодованием воскликнула сестрица, и если бы я не знала всю правду, то обязательно поверила в её истинные чувства. – Почему не сказали раньше? – Тина в панике закусила губу, оглядываясь по сторонам в поисках ответа. – А мы хотели сюрприз сделать и объявить всем на Риткиной помолвке! – с торжествующей улыбкой ответила врунья, глядя на меня своими бесстыжими глазами. – Сегодня вечером? В ресторане? А почему дома? А-а-а, папа хочет в семейном кругу. Ясненько. Ага. Хорошо, будем. Ну ладно, мамуль, меня уже на завтрак зовут, - опять соврала Руднева. – Поняла я, поняла! Сегодня в шесть будем. Ага, пока! – Тина опять посмотрела на меня и, будто что-то вспомнив, испуганно воскликнула: - Мам! Да не кричу я! Просто хотела сказать, чтобы ты никому из наших не говорила. Мы по-прежнему хотим сделать всем сюрприз. И тете Маше тоже. Ага. До вечера!

- И как же ты собираешься заманить Кира на ваш семейный ужин? – насмешливо спросила я. В то, что рыжий пойдет туда добровольно, верилось с трудом.

- Я его просто туда приглашу, - как ни в чем небывало ответила Валька.

- И ты думаешь, он согласится?

- А я его приглашу так, - Тина коварно улыбнулась, - что у него просто не будет сил ответить мне «нет».

- Усыпишь, что ли? – с опаской спросила я, уже представляя, как Руднева тащит тело Кира на своих плечах. И это было не смешно. Валька и не такое делала.

- Хватит уже говорить об этом недоноске, Лебедева! – ушла от ответа Тина. - И вообще, сколько можно валяться в постели?! Ты всех задерживаешь!

- Может, никуда не поедем? Мне что-то плохо сегодня, - жалобно протянула я. Покидать теплую кроватку не хотелось, и голова побаливала.

- Вставай, алкаш! – Тина безжалостно раскрыла меня, заставляя подняться. – У меня и так весь день насмарку из-за одного идиота, не порть мне его и ты, пожалуйста!

- У тебя день насмарку из-за тебя! - возразила я, подымаясь с постели. – И перестань называть меня алкашом!

Вместо ответа в меня полетела одежда из шкафа.

***

В столовой стояла напряженная тишина, и лишь звяканье ложек и тарелок разбавляло её. Я вяло ковырялась в овсянке, вспоминая вчерашний вечер. Руку Маркова, что вцепилась в Богдана, гнев в его голубых глазах, ходящие жевалки на щеках, губы…

«Стоп, причем тут губы?!»

- Не пялься! – прошипела мне в ухо Тина.

- Что?

- Ты пялишься на его губы!

Я проморгалась, пытаясь прогнать странную картинку, но она не пропадала. Подняла взгляд выше, встречаясь с небесными глазами, в которых сегодня плескалось, какое-то странное ожидание.

Сразу вспомнился необычный сон и глухое «ты» голосом Маркова.

«А может, это не сон?» - спросила я саму себя, закусив губу. Голубые глаза тут же метнулись к ней и до меня, наконец, дошло…

- Вот черт! – громко воскликнула я, привлекая всеобщее внимание.

- Доченька, что случилось? – участливо поинтересовалась мама.



Ольга Заушицына

Отредактировано: 07.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться