Небо в Океане

Размер шрифта: - +

Глава 17.

Глава 17.

В комнате воцарилось беззвучие, и лишь ветер, песня которого слышалась даже сквозь прозрачные стены окон, нарушал его. Тину и разбудили эти песни или… Об «или» думать не хотелось. Пусть это лучше будет ветер.

Валя аккуратно встала, стараясь не разбить хрустальную тишину спальни и, накинув рубашку, подошла к огромному окну, в котором отражалась звездная галактика. Тине вдруг почудилось, что она и впрямь очутилась на каком-то космическом корабле, насколько ярко светили звезды. Наверное, это было бы проще: променять реальность на другой мир, сбежать от себя и поверить хоть на мгновение в сказку.

Девушка в окне горько усмехнулась своим мыслям, кутаясь в рубашку не по размеру.  «Откормился, блин, музыкантишка», - раздраженно прошипела Тина в своих мыслях, грозно зыркнув на спящего парня. Однако её взгляд из негодующего тут же сменился иным – тоскливым, нежным и любящим? Внутри будто все кипятком обдали, и она, до боли закусив губу, поспешно отвернулась к звёздам, вновь ощущая себя пассажиркой межгалактического лайнера. Сказка. Сегодняшняя ночь и впрямь стала сказочной…

***

- Уважаемые гости, - Михаил Петрович, привлекая внимание присутствующих, звонко постучал вилкой по стеклу бокала. – Прошу минуточку внимания, - мужчина обвел гостей строгим взглядом.

Тина нехотя отложила нож и вилку, которыми до этого с ненавистью кромсала баранину, представляя на её месте совсем другого барана, и недовольно посмотрела на отца, зная наперед, что именно тот собирался объявить.

- Хочу сказать, что сегодня мы с вами отмечаем не один праздник, - он посмотрел в сторону Риты с Богданом, отсалютовав им бокалом. – А два, - теперь Михаил Петрович с теплой улыбкой смотрел на Кирилла, который, в отличие от Вальки, не был осведомлен о планах мужчины.

Рыжий нахмурился, стушевавшись от «обожающего» взгляда и воспользовавшись заминкой, быстро выпалил на ухо Вальке:

- Что опять за подстава, разу… - тут парень замялся, окинув взглядом светлые волосы девушки и более зло добавил: - Что твой папаша городит?!

Вместо Тины, которая бессознательно сжимала нож в руке, мечтая (уже сознательно) всадить его кое-кому в бедро, Киру ответил Михаил Петрович:

- Моя дочь Тина, - отец подал знак, чтобы та поднялась, - и прекрасный парень Кирилл, - рыжему тоже жестами приказали подняться, - в скором времени поженятся! – счастливо заключил мужчина.

По залу прокатилась волна поздравительных возгласов и аплодисментов, а дядя Боря, не изменяя себе, громко выкрикнул:

- Горько!

- Горько! – подхватили остальные гости.

«Чтоб ты еще больше разжирел!» - пожелала Тина родственнику, с яростью уставившись на того. Однако, её быстро отвлекли теплые ладони на талии.

- Ну что, при папочке мне пощечину тоже зарядишь или как? – издевательски протянул Кирилл, сжимая Рудневу в своих объятиях.

- Обойдешься, - зло выплюнула Валька, и лучезарно улыбнувшись, положила руки парню на плечи.

Со стороны эти двое и впрямь смотрелись, как настоящая влюбленная пара: оба красивые, статные, со счастливыми улыбками на лицах. Вот только вместо любви в их взглядах горела ненависть, а вместо нежности душу раздирала гордость: Руднева не могла простить музыканту того концерта в лесу, на котором он выставил её посмешищем, а Кирилл не мог забыть той унизительной пощечины, что последовала вместо желаемого поцелуя.

- Могла бы и умыться, - уставившись на алые губы, глумливо прошептал Кирилл.

- Мог бы и побриться, - упрекнула в ответ Руднева, чувствуя, как все внутри замирает от предвкушения.

«Чтоб тебя!» - разозлилась сама на себя Валька, и за секунду до поцелуя изловчилась увернуться, подставив под уста парня щеку.

- Нуууу...Так не интересно, - недовольно протянул дядя Боря. – Вот я в молодости… - начал рассказ мужчина, отвлекая внимание гостей на себя.

- Так, значит? – взгляд парня потемнел.

- Так, - усмехнувшись, ответила Руднева. Но её торжество испарилось, стоило только посмотреть в глаза, в которых ненависть с огромной скоростью трансформировалась в ярость. Валька замерла, испугавшись этих эмоций. И гулко сглотнула, узрев дергающиеся желваки на скулах парня.

- Дети, что вы застыли? Садитесь! – отвлекла их мама Тины.

Руки на талии девушки тут же разжались, принося облегчение и вместе с тем необъяснимую тоску.

- Пойду, проветрюсь, - холодно бросил Кир, не глядя на блондинку. В его груди и вправду кипела ярость, а еще обида, которую, не скупясь, откармливала гордыня.

- Больной, - кинула ему вдогонку Тина, подавив в себе глупое желание пойти вслед за парнем.

***

- Он смотрит, - хмыкнул парень, покрепче прижав девушку к себе.

- Кто? – Тина невинно похлопала ресницами и отодвинулась от темноволосого.

- Кто-кто, - зеленые глаза лукаво блеснули из-под челки, - жених твой. Он у тебя никакими видами спорта не увлекается? – веселым тоном поинтересовался парень, продолжая кружить Рудневу в танце.

- Тугодумие считается? – глумливо спросила девушка.

Зеленые глаза вновь посмотрели на нее, и парень совершенно серьезно ответил:

- Тебя трудно любить, Тина.

- А я тебе и не предлагаю, - усмехнулась она.

Тина стояла в объятиях Дениса, того самого двоюродного брата её невестки, в которого когда-то была влюблена. Но влюбленность эта, как и большинство остальных юношеских увлечений девушки, быстро истлела. Не оставила после себя даже горстки пепла. В данный момент Руднева просто-напросто использовала внимание парня, чтобы побесить одного рыжего барана, пепел которого она как раз мечтала развеять по ветру…



Ольга Заушицына

Отредактировано: 07.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться