Небольшая повесть о Cинем замке

Размер шрифта: - +

Ивьен, 21 июня, замок Инквизиции, Сокидо

Кабинет Амбера располагался в восточной стороне замка, поэтому в нем всегда было светло, а толстые каменные стены делали это место приятно прохладным. Его комната была небольшой, но в ней было лишь самое необходимое – стол, стулья, пара шкафов для формы и бумаг, и небольшой диван у стены, на котором Амбер иногда ночевал, если засиживался допоздна.

Я смотрел на его лицо, которое было совершенно спокойным и никаких эмоций не выражало. Только глаза, которые смотрели на меня с жадностью, показывали мне, что мой закадычный друг заинтригован не на шутку.

- Вот все и сложилось. – выдал наконец он.

- То есть? – не понял я. Вообще-то я ожидал, что мы сейчас будем придумывать, как порождения будут заглаживать вину перед инквизицией, и на что конкретно мы сможем в этом деле рассчитывать.

- У Ричарда Рида есть друг детства. – медленно начал рассказывать Амбер. – Парня зовут Дан Вэй, работает он в синем замке в основном магом, но на четверть ставки подрабатывает пастырем.

- Дан Вэй… что-то знакомое. – задумался я. – А, он пару лет назад работал в моем корпусе. Такой мрачный парень с белыми волосами.

- Именно.

- Исполнительный, но лицо совершенно каменное.

- Черт с ним. Не в том дело. – махнул рукой Амбер. – Ричард Рид пытался затащить Дан Вэя обратно в инквизицию…

Я покосился на Амбера, тот, видимо, подбирал слова.

- Конечно, мы стараемся держать теневых магов в инквизиции, чтобы была возможность за ними наблюдать. Но насильно не удержишь – так что часть из них так и осела в замках. И обратно сюда их не заманишь. – я присел на краешек стола. – Я бы оставил эту идею.

- Всему свое время, тут просто кое-что изменилось. Рид побывал дома у Дан Вэя ночью, и выяснилось две интересных вещи.

- Ну-ка, ну-ка.

- Его отец – зависимый медиум.

- Ого! – удивился я. – Такой информации у меня не было… Почему?

- Хороший вопрос. Дан Вэй был до десяти лет рабом, а потом оказался теневым магом. По закону маги и их семьи не могут быть рабами, поэтому мальчика и его отца с матерью освободили. Потом он отучился в школе в Сокидо, проработал здесь…

- И? Дальше, к чему ты клонишь?

- Ему уже двадцать шесть лет, а он все еще жив.

- Были случаи, когда теневые маги доживали до пятидесяти. – покачал я головой.

- Хорошо, я тебе совершенно точно могу сказать, что у Вэя нет других родственников, кроме отца и матери. А Рид видел в их доме парня, очень похожего на Дан Вэя.

- Нам-то какое до этого дело…

- Этот парень – порождение. – Амбер посмотрел на меня. – Понимаешь, к чему я клоню?

- А мы не подгоняем ли факты… Ну, допустим, Шииротайовина лишили силы пятнадцать лет назад… И Дан Вэй стал магом тоже пятнадцать лет назад, и в его доме живет порождение. – я развел руками. – Теневой кот сейчас служит всем порождениям, как самый низший в иерархии – каждую ночь ловит им паразитов. Никто не говорил, что он живет среди людей.

- Никто не говорил и обратного. Я лишь хочу сказать, что контрактор Дан Вэя не паразит, а теневое существо. Случай сам по себе уникальный.

- А интересный ли? Дан Вэй не самый выдающийся маг. Он немного выделяется среди своих – его магия… довольно стабильна, я бы так сказал. Но он явно не талант от природы, просто работяга.

Амбер опустил глаза, некоторое время перекладывая очки из одной руки в другую. Он всегда так делал, когда собирался сказать что-нибудь важное. Я еще с магической школы помню эту его привычку.

Амбер производил обманчивое впечатление тихого и спокойного паренька, даже что-то безвольное было в его выражении лица. Но эта напускная покладистость враз пропадала, если Амберу надоедало играть в хорошего мальчика. Эта его двуличность порою меня настораживала – не всегда понятно, как вести себя с человеком, который немного себе на уме.

- Тебе никогда не казалось странным, что только существа света заключают с нами контракты, которые весьма условны? По сути их метка – это лишь показатель того, что маг или чароплет имеет лицензию на свою деятельность. В случае с Дан Вэем это контракт иного рода – парень не только получил метку, но и стал настоящим магом.

Такими вопросами задаются рано или поздно все представители профессий, связанных с магией. Зачем нам метки порождений, если мы и без них можем ее использовать? Ответ достаточно прост – все эти метки позволяют очень быстро узнать, сколько всего есть магов и чароплетов в нашем мире. Казалось бы, зачем порождениям, далеким от простых земных проблем существам, такая вот простая статистика? А тут уже начинается самое интересное.

Наши друзья делятся на слуг Света и Тени, и распределение их не равное. Суммарно по силе своих возможностей теневые существа перевешивают, да еще и очень разительно. И появление Теневого кота в мире этот перевес только увеличило. Чтобы наш мир не полетел ко всем чертям от такого, порождения условились, что люди автоматически становятся слугами Света, чтобы приблизится к равному распределению сил. И это одна из основных причин, почему теневых магов так мало. Природа, мне кажется, над световыми существами сжалилась – все люди, которые являются магами от рождения, могут использовать только световую магию. Казалось бы, вот оно, великое и прекрасное равновесие, но порождения и сами способны делать людей магами, чем первое время теневые существа пользовались. Потом им эту лавочку прикрыли… и на долгое время наступило затишье. Теневой кот был заточен, маги сторону света усиливали, теневые существа расслабленно за этим наблюдали, все шло своим чередом.

А тут вдруг срок наказание Теневого кота закончился, и равновесие снова нарушилось, пусть и ненадолго. И как-то очень вовремя он снова нарушил договор, его лишили силы…



John Kwon

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться