Небольшая повесть о Cинем замке

Размер шрифта: - +

Широ, 15 лет назад, 27 июля, север страны

Смотрел я, как Лисица поедает кусок паразита, смотрел на мальчика, которого едва не трясло, но надо отдать ему должное – не ревел и не бился головой об пол; и понял, что пора отсюда уходить. Не мой сегодня день.

Вот только мальчишка, сумевший вырваться из цепких лап паразита, что был больше увлечен оторванной рукой, чем недавней добычей, вдруг подбежал ко мне и схватился пальцами за мой плащ:

- Что я должен отдать, чтобы ты спас моего папу? Руку? Ногу? Что тебе больше нравится? Возьми всё!

Его взгляд не был полон решимости, вовсе нет. Сплошное отчаяние, вот и вел себя как наивный дурачок.

- Мы не едим людей, так что отцепись от моего плаща.

- Шииротайовин! Ты будешь лишен половины своей силы! – выкрикнула Лэолин.

Так, а у меня тут проблемы назревают. По факту-то она права, я правда чуть человека не убил. А нам этого нельзя, совсем нельзя, вообще распылить на составляющие могут, да поминай как звали. Если меня лишат силы…

- В общем, руки и ноги оставь себе, просто перед смертью отдашь всю свою магию мне. – Сказал я.

- Но я не маг…- Проблеял мальчонка. А он милый. Только взгляд очень холодный.

- Я вижу, что ты обычный человек, руку давай свою.

- Все-таки заберешь… - вздохнул он, протянув правую.

- Левую давай.

- Но я ею пишу!

-Да не буду я есть твою руку! – вскипел я, дернув на себя его за левую ладонь. Мальчик ойкнул. Опять это выражение лица…  Так, Широ, не отвлекаемся.

- И сейчас мы проведем ритуал лишения тебя силы!.. – заливалась Световая Лисица, больше работая на толпу. Ну-ну, я тебе это еще припомню, карга.

Честно говоря, царил бескрайний дурдом в этой маленькой обшарпанной комнатке.

У окна бесновалась небольшая толпа во главе с ораторствующей Лэолин, рядом с ними выл паразит, внутри которого находился человек, а ближе к выходу я и мальчишка о чем-то бурно перешептывались. Кто в лес, кто по дрова…

- Услышь меня, Тень. – пробормотал я. – Это я, твой сын, Теневой Кот Шииротайовин, Наместник твой в этом мире, услышь меня, услышь, услышь…

Тени в комнате будто бы дрогнули и потянулись ко мне, становясь все гуще и гуще и гуще. Тени обвивали меня и мальчика. Что ж, зов услышан. Ну, этому можно не удивляться, я ж вроде как самый главный среди теневых существ. Пока что.

- Как тебя звать-то, тростинка? – спросил я мальчика, который с явным интересом рассматривал тени.

- Дан Вэй.

- У рабов же нет фамилии…- удивился я.

- Это и есть имя – Дан Вэй.

А родители у ребенка с причудой.

- Ладно. Тень, я заключаю с Дан Вэем контракт. Я отдам ему свою силу. Взамен я заберу его силу перед его смертью. – тени шелохнулись, я вздохнул. Что ж так много говорить-то надо… - Контракт абсолютен.

Тени обхватили наши руки, полностью покрывая их.

- Сейчас будет больно, Дан Вэй. Очень больно. Прости.

Я отпустил его руку в тот момент, когда он заорал и упал на пол.

Прости меня, мальчик, но ты мой единственный шанс.

 

Пока Дан Вэй бился в истерике в моих ногах, народу в комнате все прибывало. И порождения света, и порождения тени, и кто-то из лунных даже появился, хотя их тоже причисляли к существам света, что мне не казалось верным.

Впрочем, времени рассуждать о том, кто к кому относится, особенно не было. Мне сейчас, кажется, очередной суд предстоит. Что-то я сделал не так, видимо, раз выйдя из одного заточения попадаю в другое. В этот раз я хоть подготовился.

Я шумно выдохнул и поднял глаза.

Порождений было около двадцати, все они здесь не помещались, многие просто стояли за моей спиной и молчали. Все эти взгляды были полны презрения, где-то даже открытой злости, тут уж ничего не поделаешь – им было за что меня ненавидеть. У каждого из них было, что мне сказать, я уверен, каждый мечтает это сделать. Но никто не решится, потому что боятся меня и моей силы.

Я никому не желаю познать эту крайнюю степень одиночества, которую я почувствовал в этот момент. Я вернулся в мир, где не нужен никому, более того, почти все мечтают о моей скорой кончине. Такое вот бельмо на глазу у порождений.

- Что ж вы медлите? – поинтересовался я. – Ведь вот он я – рисуйте символы по кругу, ставьте меня в центр, да и конец мучениям.

- Неужели тебе совсем нечего сказать? – спросила Лэолин, потирая уже покрасневшую щеку. – Широ?..

Я видел жалость в глазах этой дурехи. Осталось только слезу пустить для полноты образа. Беда в том, что она действительно такая сострадательная, вот это и раздражало больше всего.

- Нечего. – коротко ответил я. – Мне нечего сказать никому из вас.

- Тогда мы начинаем. – вздохнула Лэолин.

Трое из присутствующих отделились от толпы, достали из карманов небольшие кисти, поводили ими в тени и начали рисовать на полу разнообразные символы. Занимательно, именно теневые порождения подготовят ритуал лишения силы. Как-то это печально для наместника Тени.

Как только они закончили, я встал в центр и опустил руки, предварительно заставив глефу исчезнуть.

- Свет, призываю. – пробормотала Лэолин. – Будь свидетелем правосудия.

- Тень, призываю. – вторил ей я. – Будь свидетелем правосудия.

Комната разделилась на две части, в одной полыхал свет так, что слепило глаза, в другой бурлила темнота, от которой тянуло жутким холодом.

Что ж, вот так бесславно я вернулся в этот мир.



John Kwon

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться