Nec Pluribus Impar

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая. Корпус особого назначения

“Корпус особого назначения”. Глубоко-глубоко под водой

Напряжение, возникшее в конференц-зале, было осязаемым. Никто не смел произнести ни звука. Даже Дебора Хейз благоразумно помалкивала. Молчала и Робин с отцом. Первая, потому что боялась, что вообще не сможет вымолвить и словечко, а второй… второй оценивающе осматривал позу дочери.

— Разве я так учил тебя вести в присутствии вышестоящих? — наконец, произнес он. — Что за самовольничество?

Робин как током ударило. Вот он, знакомый до боли и не терпящий возражений тон. Сколько раз она слышала его? Девушка подскочила с места, вытянув руки по швам.

— Уже лучше, — кивнул подполковник, а ныне майор Блэк, судя по инициалам на лацкане. — Солдат Блэк, рад видеть вас.

“Рад видеть вас” — говорит дочери отец, который больше года считался погибшим… Кто-либо другой непременно начал бы кричать, обижаться, требовать ответов; в конце концов, кинулся бы обнимать вновь обретенного невероятнейшим способом близкого человека, но не Робин. Не когда дело касалось отца. Такое поведение было неприемлемо в ее семье. Никаких объятий, никаких расспросов.

— Подпо… майор Блэк, — Робин отдала честь. — Удивлена. И ошеломлена.

— Неудивительно, — ее отец прошелся быстрым изучающим взглядом по присутствующих и остановился на Хейз. — Майор Хейз, надеюсь, вы успели закончить ознакомительную беседу. Я забираю солдата Блэк.

— Конечно, — кивнула та, оглянувшись на сына. — Джейк, проводи всех до жилого яруса. Продолжим беседу после. Мисс Браун, я бы хотела видеть вас завтра утром, — Эрика кивнула, снимая очки. — Что ж, все свободны. Еще раз добро пожаловать.

Группа разделилась. Напоследок Алекс проводил долгим взглядом уходящих в противоположную сторону Робин и ее отца, но та была настолько сбита с толку, что ничего не видела вокруг.

— Ты знал? — накинулся Хантер на Джейка, едва они свернули за угол. — Знал, что ее отец жив?

— Знал-не знал, какая разница?

— Ты видел ее лицо? Неужели нельзя было предупредить? — не унимался тот.

— Нельзя, — осадил его Кейн. — Приказ был только доставить. Никакой информации.

— О, да. Приказ твоей мамочки?

Джейк схватил его за локоть.

— Давай без язвительности, договорились? Я тут причем? Если есть вопросы, вернись к майору Хейз и выскажи ей лично.

— К майору Хейз… — криво усмехнулся Алекс. — Ну-ну…

Разговор был окончен. Между ними.

— Почему у вас разные фамилии? — переняла бразды вопросов Эрика.

— Взял отцовскую, — они вернулись к одному из лифтов и поднялись еще на два яруса, на уровень D. Снова однотипный коридор, на этот раз более шумный. Уже отсюда слышались голоса. — Чтобы избежать лишних вопросов и насмешек.

— А он где сам?

— Погиб, — резко ответил тот.

Теперь тема была закрыта окончательно. Никто и не настаивал. Перед ними предстали два ряда дверей, не меньше сотни в общей сложности. Мимо проходили люди, в основном их ровесники, девушки и парни: от восемнадцати и старше. Скудность красок повергала в отчаяние: половина в черной форме, другая в желтых комбинезонах. Несколько из них поздоровались с Джейком и Брайеном.

Они прошли коридор до конца, спустились по лестнице и оказались в точно таком же.

— Сколько тут людей? — Эрика внимательно осматривалась, впитывая все и сразу. — Вообще, в этом месте? Сколько оппозиционеров?

— Тысячи, — ответил Брайен. — И не меньше половины под прикрытием наверху. Здесь в основном те, за кого назначена награда. Им нельзя светиться.

— И места хватает?

— Поверь, это убежище куда больше чем может показаться. 

— И что они делают?  — любопытство не грех. Так утешала себя Эрика.

— Живут. Тренируются. Работают, — ответил Брайен. Джейк не принимал участия в разговоре. Молча шел, засунув руки в карманы. — Помимо инженеров и технологов, обслуживающий персонал. Солдаты проходят обучение и упражняются на уровне B. Этот жилой корпус. Условия далеки от роскоши, но есть крыша над головой, койка и трехразовое питание. Как по мне очень даже неплохо.

Они снова прошли помещение насквозь, спустились по еще одной лестнице и уперлись в уже знакомую картину, но дальше третьего корпуса не ушли. Прибыли на место.

— Так, — Джейк подошел к металлической двери с табличкой 376. — Тут пирожок, будешь проживать ты. И Робин. Ну и мы, понятное дело, будем наведываться, чтобы ты не скучала, — он постучал в дверь.

Им почти сразу открыла заспанного вида девица с лохматым пучком на голове в коротких шортах и майке. Корни волос у нее были темно-русые, а сам пучок белый. Отросшие или это такая модная тенденция?



Ирина Муравская

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться