Nec Pluribus Impar

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвертая. Вот и всплыла правда

“Корпус особого назначения” Глубоко-глубоко под водой

Все знают неугомонный нрав Робин Блэк. Так и нет ничего удивительного в том, что спустя неделю занятий с новичками, она настояла на индивидуальном экзамене раньше срока. Наматывать круги и лазить по подвесным лабиринтам было самым большим унижением для человека, который в прошлой своей жизни возглавлял целое отделение.

С криками, воплями и угрозами, особенно со стороны капитана Тойнос, доступ к экзамену она получила и, разумеется, прошла его. Физическая подготовка, стрельба на дальних расстояниях, неординарная учебная операция на симуляторе… Ничего не оставалось кроме как присвоить ей звание капрала и отправить в следующую группу. И все равно Робин была недовольна. Капрал? Вы шутите? Она минимум должна добиться возвращения заслуженного сержанта.

Спустя месяц после появления новых членов группы в “корпусе особого назначения” жизнь постепенно вошла в устаканившееся русло. Робин усердно работала над повышением, тратя по десять-двенадцать часов на тренировки. А в каком она была восторге, когда ей, наконец, открылся мир оружия и экипировки подводного мира! Вот тогда-то она впервые впечатлилась.

Наручные локаторы, портативные коммуникаторы, микрофоны с латексной памятью, кевларовые защитные костюмы, автоматы, пистолеты на любой вкус, шумовые “глушилки”, звуковые гранаты на коде! Эти последние, вообще удивительные. Работают без огня и дыма. Просто сносят к чертям все и выбивают зубы сверхчастотным ультразвуком. Робин, наконец, начала входить во вкус. Вот он, ее рай.

Эрика же ушла с головой в работу младшего стажера в техническом отделе. Она не знала и половины, сколько узнала за какие-то пару недель! Простая шпионская программа из нескольких строк кода открывала ей такие горизонты, какие не мог предложить даже Индастрил.

По истечению месяца, теоретически, Бран смогла бы влезть в любую базу данных бывшей работы без малейшего труда, даже в самую засекреченную. Разумеется, она этого не делала, так как встроенная в текстовую кодировку сигнализация о проникновении в “астрономическую башню” мгновенно привелась бы в действие.

И все же новые возможности окрыляли. Вычислительная техника и программирование стали основной задачей в новой должности. “Электронный мозг — электронные методы шифрования”, вот на чем стояла система корпуса. С их сведениями и кодами, если очень постараться, можно было бы влезть и в ЦСРК. Очень осторожно, конечно, но факт остается фактом!

Алекс тоже не терял времени даром и, последовав совету Джейка, рискнул связаться со стезей пилота-штурмана. И надо сказать, вошел во вкус. Конечно, управление “летающим по воде космическим кораблем” было посложнее обычного автомобиля, но не настолько, чтобы Хантер сдался. Эти сверхзвуковые шаттлы удивительнейшее изобретение! Несколько недель обучения и в ближайшее время его ждал финальный практический тест. Положительный результат гарантировал разрешение на персональные полеты.

Чем занимался Джейк Мид Кейн для всех оставалось загадкой. Его видели постоянно и повсюду, но никто не знал, к чему конкретному тот причастен. Собственно, Кейн и не афишировал. Ему куда интереснее было красноречиво улыбаться и увиливать от ответа.

Ко всему прочему оказалось, что у Джейка есть собака. В бункере! Под водой! Что по уставу, который должен был заучить каждый член “третьего дивизиона повстанческого сопротивления” строго запрещалось. И не просто собака. Огромный угольно-черный доберман по кличке Дозор. Каким образом он вообще появился в этом месте, не знал никто, но Кейн непритворно любил пса. Жаль только само животное, которому, как и остальным, приходилось дышать синтетически производящимся кислородом. Но пес был доволен и вполне счастлив.

А еще он подружился с Эрикой, чем привел в замешательство хозяина, так как Дозор не отличался любвеобильностью. На чужаков он скалился и пристально смотрел невидящим взглядом, так что его на всякий случай обходили стороной. Именно по этой причине, Джейк и Брайен жили вдвоем в четырехместной комнатушке. Скотт был единственным, кого принимал доберман. Ну, теперь еще и Эрику.

Забавное зрелище имело место быть, когда в самые первые дни он кинулся к ней, явно желая запугать, или что обычно там делают собаки. Эрика же была серьезна и собрана. Собак она не боялась, и Дозор это сразу почувствовал, растеряно остановившись возле ее ног и удивленно вскинув на нее глаза-пуговки.

А следующая фраза Эрики сразила всех наповал. Она склонилась над ним и произнесла излюбленным учительским тоном: “Не думаю, что это хорошая идея. Ты порядочный пес и не нужно брать с хозяина дурной пример. Не разочаровывай меня”. Дозор внимательно ее выслушал, навострив уши, медленно подошел и извиняюще лизнул Эрике руки. Тогда-то контакт и состоялся. Джейк был удивлен. Наверное, больше самого пса.

Кстати, Эрика и Робин теперь тоже жили вдвоем. На день седьмой или восьмой, Джеки Бриггс ворвалась в оперативный центр красная как рак и потребовала, чтобы от нее отселили умалишенную, которая обкорнала ее своим тесаком. Разбираться особо не потребовалось, так как неровно срезанные пряди, торчащие на голове Джеки, были лучшим доказательством.

Робин ограничилась часовым выговором, разочарованным взглядом отца и недельным дежурством. Проблема была в другом: за эти несколько дней она сумела выставить себя в таком свете, что никто не желал жить с особой, прячущей под подушкой оружие и отличающейся кипящим как котел темпераментом.



Ирина Муравская

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться