Нечаянно беременна, или Не ходите, девки, в тёмную подсобку

Размер шрифта: - +

Глава 1. Мария

"Если что-то ещё никогда не бывало,
то это не значит,
что это не может случиться". (с)

Стараясь лишний раз не привлекать к себе внимание, Мария прошмыгнула в административный корпус, где работал Валера — ведущий специалист отдела программирования. Сегодня за обедом они договорились тайно встретиться. А теперь внимание! Встретиться они собирались в подсобке бабы Нюры — пожилой, но очень строгой уборщицы. В общей подсобке, где держали свой инвентарь другие технички, могло быть небезопасно, а вот в той, что поменьше, принадлежащей только одной уборщице, они вполне могли уединиться. Кстати, если бы уборщицам присваивали звания, то баба Нюра была бы генералом. Она порой так зыркнет своими выцветшими глазищами, что тут же начинаешь задумываться, а так ли ты хорошо на входе вытер подошву своей обуви и не остаются ли сейчас за тобой следы.   

— Надеюсь, я ничего не перепутала, — неуверенно прошептала Маша, вжимаясь в серую стену и с опаской оглядываясь вокруг: прежде она никогда не бывала в этом корпусе. — Ох, не стоило соглашаться на эту авантюру.   

Перед внутренним взором тут же всплыло лицо Валеры. 

— Я буду ждать тебя, — заговорщицки шептал он, тщательно пережёвывая какую-то часть кальмара, которая совсем не аппетитно торчала у него из уголка рта. — Только ты обязательно приходи! — Мужчина промокнул салфеткой соус на подбородке и подцепил ложкой чей-то глаз из наваристого бульона, ну, по крайней мере, так показалось Маше, когда она глянула в его тарелку. — Это станет для нас настоящим приключением, о котором мы будем рассказывать нашим потомкам, — договорил он свою пламенную речь и отправил ложку с глазом себе в рот.   

Да-да, именно в этот момент нужно было встать из-за стола и бежать, куда глаза глядят, предварительно, правда, душевно послав Валеру на три буквы, но слова “наши потомки” подкупили Машу. Почему-то хотелось верить, что он думает о дальнейших серьёзных отношениях и даже о совместном будущем.  

Маша перевела дыхание и зашагала по коридору, не поднимая голову, потому что, как только зашла на этаж, сразу же заметила две камеры наблюдения. Девушка тряхнула волосами, чтобы они совсем скрыли её лицо от всевидящего ока, и зашагала увереннее, стараясь не вызывать подозрения своим поведением.  

“И почему я не воспользовалась служебной лестницей? Она ведь как раз выходит на подсобку, и там нет никаких камер”. 

Но, как говорится, хорошая мысля приходит опосля. И поэтому Маша старательно прижималась к левой стене, чтобы в объективе постоянно была только её макушка. Ей ещё надо было пройти весь коридор и свернуть налево, и там уже за углом находилась заветная подсобка бабы Нюры.  

“А что я, собственно, теряю? — уговаривала Маша сама себя. — Ну-у-у вот такая у него странная фантазия возникла. Почему бы не помочь ему осуществить её? Кто-то даже переодевается для того, чтобы создать соответствующий образ и специальное настроение. А мы уже целый месяц встречаемся, и за всё это время он лишь один раз поцеловал меня в щёку. — Она пошла чуть быстрее, потому что где-то вдалеке послышались шаги. — Подумаешь, поцелует пару раз. — И поправила сама себя: — По-настоящему поцелует. Ну, облапает хорошенько. От меня не убудет. Зато человек получит удовольствие. А может, и мне понравится”.  

Маша испытывала странное возбуждение от происходящего. Никогда прежде ничего подобного она не делала в своей жизни, и поэтому сейчас чувствовала себя прожжённой авантюристкой и страстной соблазнительницей. Клеопатрой, не меньше!  

“Мне двадцать шесть. Я не красива. Не богата. Живу на съёмной квартире. И всё, что у меня есть, это только мой пытливый ум, которым в полной мере пользуется Татьяна Викторовна”. —  При мысли о начальнице Маша скривилась, словно лимон надкусила. За все годы её работы в отделе начальство ни разу не заикнулось ни о повышении по службе, ни о прибавке к зарплате.  

Маша остановилась, ей навстречу из-за угла вывернули две девушки. Они увлечённо обсуждали фильм “Мстители: Финал” и не замечали ничего вокруг. Мария бросилась к ближайшему окну и повернулась к девушкам спиной, зачем-то прислушиваясь к тому, о чём они говорят. Она тоже очень хотела пойти на премьеру этого фильма, но не нашла себе компанию.  

— … и тут бац, повсюду появляются — забыла, как называются, — ну, эти... вращающиеся дырки. В общем, неважно! И из них выходят такие крутые, да я чуть не умерла от счастья, когда увидела это, — торопливо рассказывала хорошенькая брюнетка.   

— А мне больше понравился другой эпизод, когда он такой… 

Девушки прошли мимо. А Маше осталось лишь догадываться, о каких вращающихся дырках идёт речь, и кто там такой крутой выходил из них. Кстати, Валера наотрез отказался идти с ней на этот фильм, заявив, что не собирается тратить деньги на то, что через несколько месяцев можно будет найти бесплатно в интернете. Но Маша платила не за фильм, а за атмосферу, которую можно почувствовать, только находясь в огромном зале, где со всех сторон тебя обволакивает звук и в какой-то момент начинает казаться, что ты уже не просто зритель, а участник происходящего на экране.  

Наконец они свернули за угол, и Маша торопливо пошла по коридору, потому что уже опаздывала на встречу. 

В нерешительности остановилась возле двери подсобки, зачем-то осмотрела себя критическим взглядом, поправила блузку и юбку. Стараясь не шуметь, приоткрыла дверь и прошмыгнула в узкую щель. От волнения сбилось дыхание, сердце стучало где-то в горле. Она стояла в глухом помещении без окон в кромешной темноте, когда нет разницы, закрыть глаза или держать их открытыми — всё равно ничего не увидишь. Маша приложила руки к груди, надеясь, что сердцебиение наконец придёт в норму и уйдёт это дурацкое смущение из-за неловкой ситуации. Хотела позвать Валеру, но вовремя вспомнила, о чём он её настоятельно просил: “Не будем называть имён. Пусть это станет нашей тайной! И вообще, постараемся как можно меньше говорить. Приключение должно быть таинственным и будоражащим!” 



Марина Леванова

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку