Нечаянный подарок богов

Глава 8

Ближе к вечеру, как ни пыталась отвертеться, Йейнирден буквально пинками выгнал меня в зал помогать Варналии. Народу, как назло, было на удивление много – ни одного свободного места. Йейнирден даже пустые бочки из конюшни приволок, чтобы усадить как можно больше желающих. И, что странно, никто и не подумал возмущаться неудобством.

«Ох, чует мое сердце, неспроста…»

Давешняя компания появились в общем зале, когда на улице окончательно стемнело. Несмотря на количество посетителей, стол для них нашелся сразу. Поручив присматривать за кухней – небывалое дело! – Юлире, Йейнирден сам взялся обслуживать знатных гостей. Нам с Варналией достались все остальные. Они, надо сказать, вели себя непривычно тихо: были слишком заняты разглядыванием пришельцев, чтобы буянить.

Я бегала от одного стола к другому, и все время чувствовала на себе тяжелый, внимательный взгляд. Почему-то не сомневалась, что принадлежал он тому загадочному брюнету, которого Варналия назвала О-Рэлли – слишком знакомо-неприятным было ощущение.

«Чего ему неймется?» - нервничая все сильнее, подумала я.

- Эй, Дашка! Принеси гольков солененьких! – отвлек от тревожных мыслей громоподобный голос Трокана, деревенского кузнеца.

Кстати, гольки – это что-то среднее между слизняками и мелкой рыбкой, вроде кильки или мойвы. Водятся подземных пещерах, далеко на юге и считаются деликатесом. Когда я увидела их в первый раз – прозрачно-белесых, мясистых и скользких – чуть не распрощалась со съеденным обедом. Потом притерпелась (меня ж не есть их просили, а только приносить), но доставать их из бочки, стоящей в самом темном углу подвала, до сих пор терпеть не могла.

- Иду, - тем не менее, отозвалась я и шустро, радуясь возможности ускользнуть от навязчивого внимания, устремилась на кухню, где и находился вход в подвал.

Вернулась минут через десять и то только потому, что дольше оттягивать было нельзя. Трокан – парень хороший, но вспыльчивый и ждать не любит.

Стоило переступить порог общего зала, как между лопаток засвербело: наблюдатель опять принялся за свое. И чем дальше – тем тяжелее становился его взгляд. Я начала думать, что, возможно, напрасно грешила на О-Рэлли: брюнет сидел за столом с людьми Кугара и никак не проявлял своего интереса.

«Тогда кто?»

Я украдкой огляделась, но не заметила ничего подозрительного. Все были заняты делом – опустошали тарелки и переговаривались вполголоса.

Напряжение в зале между тем усиливалось. Вскоре его ощущала не только я, но и все остальные. Даже упившиеся крестьяне озадаченно хмурились, чувствуя неладное. Разговоры становились все тише и, наконец, смолкли совсем. Народ, несмотря на раннее время – оставалось еще целых три часа до полуночи – начал расходиться по домам. Через несколько минут зал опустел. Остались только Кугар и его свита.

Чтобы иметь возможность, не нарушая приличий, присматривать за ними, Йейнирден достал из-под прилавка амбарную книгу, в которой вел подсчеты и принялся ее изучать, черкая пометки время от времени, и старательно делая вид, что дело не терпит отлагательств. Варналия ушла на кухню наводить порядок, а я, отчаянно завидуя девчонке, осталась собирать со столов посуду. Чуть позже ее предстояло всю перемыть – на кухне уже поставили греться воду в большом медном котле.

Посуды было много – за один заход не справиться. Я сновала между общим залом и кухней с груженым сверх всякой меры подносом, то и дело рискуя его уронить. В один из таких заходов увидела, как Кугар небрежным взмахом руки подозвал Йейнирдена. Трактирщик не выносил подобного с собой обращения, но стиснул зубы и подошел.

- Скажи, почтенный, - услышала краем уха негромкий вкрадчивый голос Кугара, уже знакомый по утренним событиям. – Кто та девушка, убирает со столов? Насколько я помню, у тебя только одна дочь?

«Приехали», - подумала я, непроизвольно втягивая голову в плечи. – «Только с чего вдруг он мной заинтересовался? Он же утром как на козявку смотрел! А может, кто из местных что-то про меня сболтнул? О других мирах?».

Испугавшись такой возможности, не расслышала ответа Йейнирдена, а лишь уловила обрывок ответной фразы Кугара:

- … это помощь шпионам вражеского королевства.

В его холодном голосе звучала неприкрытая угроза, но Йейнирден был не из тех, кого можно этим напугать.

- Угрожаешь? – спросил тролль, выпрямляясь во весь рост и складывая руки на груди. Его вид неуловимо изменился. И куда только делся вспыльчивый хозяин таверны? Перед гостями стоял воин, закаленный десятками, а то и сотнями сражений.

Мальчишка-блондин что-то прошипел едва слышно, но тут же был одернут сидящим рядом громилой-воином.

- Никаких угроз, - растянув губы в хищной улыбке, сказал Кугар. – Я лишь выполняю приказ принцессы Амниллии – уничтожаю всех, кто представляет угрозу для Сеерринга. Попытки помешать мне приравниваются к измене и караются смертью.

Йейнирден дернулся, как от пощечины. Глаза тролля полыхнули бессильной ненавистью. Заметив это, Кугар ухмыльнулся и повторил вопрос:

- Так что, хозяин? Кто эта девушка? Откуда она взялась?

Мое сердце пропустило удар. Кугар принял меня, появившуюся в трактире неизвестно откуда, за шпионку Регалии! Шпионку, уничтожить которую – его долг. И теперь от ответа трактирщика в прямом смысле слова зависела моя жизнь.



Анна Астрова

Отредактировано: 23.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться