Нечего бояться-2

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 6

Месяц назад.

По обе стороны от шоссе голые поля, что тянутся на километры вдаль. Им не видно конца. Мы едем час, два и три, а затем – целую вечность. Двое военных, между которых я зажата на заднем сидении, сдавливают не только тело, но и воздух. У меня затекли ноги и болит спина так, будто в позвоночник ввинчивают гвоздь. Наконец, когда от боли хочется выть, дорога приводит к громадным бетонным стенам, таким неприступным, точно за ними скрывается само правительство. Ворота распахиваются, едва мы подъезжаем к ним. Автомобиль неспешно тормозит у входа к длинному одноэтажному зданию. В окнах теплится свет.

— Приехали, Ларка А-Мед, — произносит человек с переднего сидения. Всю дорогу он молчал, потому сейчас от звука голоса я вздрагиваю и вжимаю голову в плечи.

Меня выталкивают из авто. Я дрожу так, что не держат ноги, но пытаюсь сохранить лицо. Холодно. Не так, как в Коссе, но пробирает до костей. Снежинки падают с неба и тают, едва долетая до земли. Внутренний двор украшен кустовой изгородью. Зеленеет искусственная трава, среди которой желтеют лютики.

Куда меня привезли? Зачем? Почему не расстреляли на месте?

Но главное – как там Ник?..

Мужчина тоже вылезает наружу. Он немолод; левый глаз его пересекает тонкий шрам, и глаз этот постоянно дергается. Лицо его точно восковое, а морщины кажутся глубокими рытвинами.

— Ждите тут, — приказывает военным.

А сам берет меня под локоток и ведет внутрь, галантно пропуская впереди себя в дверь. Я ожидаю оказаться в заброшенных лабораториях или тайном центре, где меня будут пытать. Здесь определенно должны быть стены в потеках крови, ну и, разумеется, вопли тех, кого мучает Единство в поисках ответов. А это оказался… какой-то спа-комплекс. По крайней мере, за стеклянными дверьми обнаруживаются цветы в вазах, приятная музыка и стойка администратора. Девушка в белом халате, едва завидев нас, улыбается и говорит:

— Номер уже подготовлен. Пойдемте.

Запах благовоний резкий, и от него в горле чешется.

Мужчина расспрашивает администратора о каких-то пустяках — погоде, делах, рабочем дне, — а я всё не могу понять: они привезли меня отдохнуть перед мучительной гибелью?

Коридор в светло-бежевых тонах чем-то напоминает общежитие, но более ухоженное и светлое. Наконец, администратор останавливается около одной из дверей и проводит ключ-картой по замку.

— Будут какие-то распоряжения? — она широко распахивает дверь, приглашая зайти.

— Пока нет. Я только сопровождающий и в глубокие материи не лезу. Сами видите, случай наш неординарный. — Мужчина кивает на меня, а администратор согласно угукает. — Подробности обсудите с Еленой.

— Разумеется-разумеется. Мы рады, что вы предпочли именно нашу лечебницу, — мило щебечет девушка.

Меня проталкивают внутрь, но сами остаются снаружи. Щелкает замок. Я прислоняюсь ухом к двери, но не слышу ни слова.

Осматриваюсь. Комната с примыкающим санузлом. Всё чистенько, аккуратно и даже стильно: кровать с мягким матрасом, журнальный столик, платяной шкаф оформлены в черно-белых тонах. В ванной комнате душевая кабина с кучей кнопочек. Раковина и туалет то ли из мрамора, то ли выполнены под него. А вот зеркала нет, как нет ни вешалок, ни любых других предметов, которые накрепко не прибиты к полу. Словно в психиатрической больнице, здесь опасаются приступов агрессии. Что до зеркала – наверное, чтобы «отдыхающий» не разбил его и не перерезал себе (или другому) горло осколком.

Ну а окно зарешечено изнутри. Не выбраться.

Напиваюсь воды из-под крана — с самого побега мучает дикая жадность.

Я хожу туда-сюда, затем лежу, поджав колени к груди, затем бьюсь в стены в надежде, что кто-то из соседних комнат откликнется. Впустую.

Не рыдаю. Нельзя. Я сильнее, я выдержу любые испытания и постараюсь выбраться живой.

Но минуты складываются в часы, и от одиночества срывает крышу. Мне чудятся шаги, и я напрягаюсь каждой мышцей, готовая отразить нападение. Но шаги растворяются так же внезапно, как и появляются. Слышу далекие голоса, которые смолкают, стоит напрячь слух.

И тут начинает дуть свежий воздух, точно от кондиционера. Но кондиционера нет, а есть вытяжка под самым потолком. Я взбираюсь на тумбочку и всматриваюсь в её темноту. Начинает кружиться голова. Чуть не падаю. В голове мутно, и глаза слипаются.

Я еле успеваю слезть перед тем, как провалиться в глубокий, нездоровый сон.

… По лицу лупят ветки. Откуда они взялись в лечебнице?..

Не ветки, но женские руки бьют меня то по левой, то по правой щеке. Глаза открывать не хочется, веки налиты тяжестью. Но я заставляю себя проснуться.

— Доброе утро, Ларка.

Надо мной нависает женщина-кошмар. Та, которая настигла нас на крыше здания в Коссе и которая заставила ехать незнамо куда незнамо с кем, смотрит равнодушно, как, должно быть, рассматривают полное ничтожество. А губы растянуты в улыбке такой же неестественной, как всё происходящее.



Татьяна Зингер

Отредактировано: 13.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться