Нечего бояться-2

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 10

В ушах жужжало. Перед глазами плыла умиротворяющая темнота. Настолько умиротворяющая, что я не хотела разлеплять веки. Тяжесть расползалась по телу. Ноги-руки не слушались.  Смерть – это, если вдуматься, неплохое событие.

— Вставай уже, котеночек, — сказал кто-то настолько знакомым голосом, что засосало под ложечкой.

Глаза пришлось открыть. Надо мной нависло самодовольное лицо Артура. Того самого, с которым я познакомилась в Коссе; который гнал меня взашей, а после называл «храбрым котеночком». Права бровь, расчерченная шрамом, чуть изогнулась. А седины в волосах прибавилось. Артур изучал меня с насмешливой небрежностью.

Огляделась. Небеленые стены и потолок. Пронизывающий холод. Мы в катакомбах?.. Что вообще происходит? Откуда здесь Артур?

Постойте!

— Неужели ты тоже умер? — догадалась я, а по щекам покатились непрошеные слезы.

— Не дождешься, — фыркнул Артур и со вкусом закурил.

Он долго тянул самокрутку, завернутую в лист конны, и молчал, а я не решалась ничего спрашивать. Мочалила край одеяла, которым была укрыта по самый подбородок. Рассматривала Артура и совершенно не понимала, как попала к нему.

— Вовремя же я вернулся за приборами, — наконец, произнес глава Освобождения. — Мы тут копались с ребятками, когда доложили о чужаках. Глядь! А там котеночек, да не один, а с каким-то новым мужиком. А прошлого куда дела? Заменила более симпатичной марионеткой Единства?

Артур расхохотался, но смех его был сух и не весел. Я прикусила губу.

Ник...

Ник погиб.

А я осталась жива. Артур выжил, и Освобождение — тоже.

Пусть так. Я тоже буду жить: ради Освобождения и ради памяти о Нике.

Как оказалось позже, во время бомбежки коссовцы укрылись в подземных туннелях, ну а потом выбрались из неохраняемого города. Те немногие, кому хватило сил дойти, обосновались в каком-то новом месте, о котором Артур не распространялся. Но обещал показать мне его.

— Ты же понимаешь, что обратно тебе путь заказан? — спрашивал, почесывая щетину.

Понимала. В Единстве меня убьют за ослушание, а вместе со мной убьют и Яна. Да и теперь, когда Ник мертв, мне не за что было цепляться. Потому я кивнула.

— Встать можешь? — Артур протянул ладонь.

Я заставила себя подняться. Тошнило, и голова кружилась, но я упрямо зашагала к выходу из пустой комнаты, куда притащили койку специально для меня. Пошатнулась.

— А вдруг нас найдут? — вцепившись в дверной косяк, уточнила я.

— Исключено. — Артур самодовольно ухмыльнулся. — Вертолеты Единства долго сновали здесь, но не нашли никого и улетели восвояси. Всё будет хорошо, котеночек. И это... — он выдержал театральную паузу. — Я рад, что ты вновь с нами.

Ян обнаружился в одной из комнат. Вместе с другими солдатами он отсоединял проводки от какой-то медицинской аппаратуры, предназначения которой я не ведала. Солдаты глянули на меня со смесью любопытства и неверия. Одетые во всё черное, хмурые донельзя – они пугали и одновременно с этим внушали спокойствие. Они свои, им можно довериться.

— Как там Лекарь? — спросила у Артура, а тот поморщился.

— Помер Лекарь.

— Что?.. — внутри будто оборвалась очередная нить.

— Что слышала. Не пережил он нашего побега, но умер в счастье и покое. А теперь другим медикам понадобилось его оборудование. Вот я и повел ребят сюда.

— Кто такой Лекарь? — шепотом спросил Ян, накидывая мне на плечи свою куртку.

Меня трясло, но не от холода. Куртка сдавливала, казалась многотонной глыбой, да ещё и пропахла лосьоном после бритья. Я скинула её с себя и долго не могла отдышаться. Какой-то солдат протянул бутыль с водой. Я пила жадно, захлебывалась, давилась.

После спрашивала у Артура что-то ещё: о спасении из Косса, о новой жизни, о революции. Но он добродушно просил «не фонить» и вместе со всеми перетаскивал технику к вертолету, который стоял в бункере. Про Ника Артур ничего не слышал и не знал, жив тот или скончался. Но на всякий случай сказал:

— Соболезную, котеночек.

Я с трудом подавила новый припадок истерики.

Мы не успели разгрести и половины медоборудования Лекаря, когда коммуникатор, висящий на ремне брюк Артура, ожил.

— Надо... убираться... — Голос шипел и прерывался помехами. — Срочно...

— Что происходит?! — гаркнул Артур.

Солдаты подобрались. Я прижалась к Яну и зажмурилась, будто это могло как-то защитить нас от неизбежного.

— Приближаются... самолеты Единства... бомбы... будет новый... ориентировочно десять... минут...

Голос умолк, Артур грязно выругался, а затем приказал:



Татьяна Зингер

Отредактировано: 13.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться