Нечисть в мегаполисе

Размер шрифта: - +

Глава 1

Утро нахально лезло в глаза солнечным зайчиком, не давая никакого шанса досмотреть сон до конца. Я  осуществила последнюю попытку выкроить еще пару минут сна, укрывшись от этого нахала под подушкой. Но и тут меня ждала неудача: на кухне послышался душераздирающий грохот бьющейся посуды.

 

– Ася, я твою чашку грохнул, – послышался виноватый крик Феди из кухни.

– Хоть все там перебей, только дай мне поспать, – пробубнила я из своего укрытия.

– А? Чего? Я не расслышал, – Федя наполовину высунулся из стены и подергал меня за ногу. – Ты еще спишь?

– Нет. Я в засаде! Мертвой прикинулась, – рявкнула я, вылезая из-под одеяла. – Ты это специально? Зачем тебе посуда? Тебе ведь еда не нужна!

– Ну, – замялся Федя. – Привычка... Хотел проверить твою почту.

Федя вплыл в комнату полностью и виновато наблюдал, как я, злая, растрепанная и мятая после сна, выпутываюсь из пододеяльника. Со сна это мне всегда дается с трудом, вечно я в этой дырке просыпаюсь. И кто их придумал?

– Ты же всю ночь на кухне шуршал, – я раздраженно шарила ногами под кроватью в поисках тапок. – И зачем тебе моя почта?

– Проверить ответы на твои разосланные резюме, – удивился Федя, зависая надо мной немым изваянием осуждения. – Или тебе работа не нужна?

– Нужна, – протянула я, уползая в ванную.

– Тебе, в отличие от меня, еще и еда нужна, а для ее добычи нужна работа, – обиженно крикнул Федя мне вслед. – Могла бы и спасибо сказать!

– Шпашибо, – крикнула я с полным ртом зубной пасты, высовываясь из ванной, – мой призрачный секретарь. Вовеки твою доброту не забуду. Хочешь, на могилку лилии отнесу?

– Я ромашки любил, – зло рыкнул Федя.

Если еще остались вопросы, то Федя – полтергейст (или просто настырное и очень активное неупокоенное привидение), а я ведьма. Да-да, самая настоящая ведьма, правда, без черного кота и метлы, но зато с полтергейстом и кучей житейских проблем. Федя достался мне в качестве бесплатного приложения при покупке квартиры. А я очень не люблю, когда посудой по ночам стучат, дверью хлопают и паркетом скрипят. В общем, вооружившись бабушкиной книгой, я призвала Федю, а потом заявила ему, что скрипеть, звенеть и стучать он может, но только в часы от 9-00 и до 22-00, как и положено по кодексу. Призрак от моего нетипичного поведения впал в ступор, потом врубился, что изгонять его не будут, и, проникшись ко мне преданностью и уважением, принялся скрашивать мои серые будни своей полупрозрачной тушкой. И вот из-за своей доброты я теперь вечно натыкаюсь в своей квартире на всклокоченного очкарика восемнадцати лет от роду, который сидит за моим ноутом и впустую переводит чай. Кто не знал, духи такое могут! Как? Это вопрос к физикам, я теоретик магии, так что просто принимаю сей факт  как данность.

Вот так и живем. Ну а я, как уже сказано, ведьма. Правда, дар мой невелик и ограничивается умением видеть всякую нечисть, но с бабушкиной книгой я все-таки на что-то да гожусь. А так я обычная девушка средних лет и средней внешности, с несложившейся личной жизнью и отсутствием постоянного места работы. "Как так?"– спросите вы. "Да вот так!" – отвечу я. Наколдовать себе всего и много можно только в сказке, а если проделать такое в жизни, то отдать впоследствии придется еще больше. Так что, получив диплом в универе и благополучно спрятав его в тумбочку (папа предложил колбасу на нем резать, но я верю в лучшее), я уже пять лет нахожусь в перманентном поиске работы. Пока что я и работа моей мечты еще не встретились, но я преисполнена оптимизма. Федя? Федя уверен, что я без него так и буду болтаться без дела.

– Ну и чего ты там наискал за ночь? – заинтересовалась я входя в кухню из ванной.

– Спектр поисков велик, – съязвил дух, – а при твоем опыте работы он просто неисчерпаем: от дворника и до модели!

– В модели не пойду, там все через постель, – заулыбалась я.

Попутно провожу раскопки в недрах старенького, но все еще упорно не ломающегося холодильника "Минск". М-да, не густо в его недрах. Вынырнула из своих раскопок с куском сыра в одной руке и сморщенной сосиской в другой; стою, думаю: «Есть или не есть?»… Шекспировский вопрос. Сосиску понюхала и все же решила, что жизнь я люблю больше, чем несварение. Сосиска спикировала в мусорное ведро, зашуршав конфетными обертками.

– Тебя и не возьмут. Разве что в детскую моду, – фыркнул Федя, меряя взглядом мои жалкие полтора метра в прыжке и с кепкой.

– А сам!– не обиделась я.

– Мне можно, я умер, – огрызнулся дух. – Ну вот парочку вакансий отозвались. Референт, продавец, уборщица.

– Да уж, прямо и не знаю, с чего начать, – притворно задумалась я. – Ты с чего посоветуешь?

– С уборщицы, – хохотнул злой полтергейст. – Ты им точно не подойдешь.

– Это почему же? – все еще изучая подозрительно цветущий сыр, вопросила ведьма.

– Ты на пол посмотри. Я уже скоро к нему прилипать буду, – вздохнул призрак. – От тебя скоро домовой уйдет.

– Сема не уйдет. Он меня любит, – отмахнулась я, отправляя сыр следом за сосиской. Дружбу крепкую разбивать низзя. – А в случае чего барабашку и ты с успехом заменяешь.

– Если бы не мы с Семеном, ты бы давно с голоду померла. Или соседей затопила, – Федя все так же не мигая гипнотизировал монитор.

– Вы оба недотепы. Без меня одного самосвал сбил, а другая скоро с голоду помрет, – подал голос домовой из отдушины. – Так что кончайте грызться.

Да, забыла упомянуть, что наша развеселая компания состоит еще из одного неизменного фигуранта. Впрочем, домовой – это персонаж обязательный, так как дом без него попросту существовать не сможет. Семен – это уже упомянутый домовой. Единственное в нашей троице здравомыслящее существо и бесплатная нянька сразу для двух хозяев. Хотя мы для домового скорее парочка бестолковых детишек (с его-то возрастом для него и моя бабушка – подросток), но наличие двух неорганизованных подопечных вместо одного Семена все-таки радует, хотя он и тщательно это скрывает.

– Доброе утро, Сеня, – улыбнулась я. С домовым у нас по большей части полное взаимопонимание. – Чайку?

– С удовольствием, хозяюшка, – прошамкал Семен, слезая с тумбы.

– Я, кстати, тоже здесь живу. И формально я все еще твой хозяин, – обиделся Федя.

Я с нежностью водрузила перед Сеней чашку, всыпала заварку. Чайник бодро забулькал, восседая на голубом цветке газовой конфорки.

– Живу здесь я, а ты являешься, – поправила я.

– Вы еще поплюйтесь. Сразу станет ясно, кто главный, – предложил Семен.

– Победа за мной, – я гордо выпятила грудь. – Федя плеваться не может.

Федя в игру включился и изобразил злой оскал. Если учесть, что вид у него безобидный до слез, то понятно, отчего меня разобрал приступ безудержного смеха.

– Зато придушить подушкой смогу, – призрак злобно глянул на меня.

– Я те дам. Придушит он, – Сеня погрозил Феде пальцем. – В кои-то веки хозяйка деру из квартиры не дала. А то опять будут ходить, глазеть, мусорить.

– А если без шуток, – Федя поджал губы, но огрызаться перестал, – то с твоими характеристиками на престижную работу рассчитывать не приходится.

Даже спорить не стала. В нашей стране образование наряду с опытом – вещи, абсолютно никем не востребованные. Проверяю уже пять лет, пока что этими качествами ни разу пользоваться не пришлось. Отсюда моя перманентная безработица.

– Ну давай  показывай. Мне не до престижа, лишь бы доход был стабильным, – я хлюпнулась на табуретку рядом с Федором. За последний месяц я уже пару раз почти нашла работу, но трудовая деятельность резко обрывалась с окончанием испытательного срока, оставляя меня без работы и денег.

Вакансий и вправду было много, для начала мы выбрали пять самых интересных и назначили встречи на завтра. Сегодняшний день я предпочла посвятить себе любимой, а точнее, перебрать свою одежду в поисках приличной (большую часть шкафа у меня занимают футболки и джинсы), прогуляться в ближайшем парке и посмотреть давно выбранный фильм, но все мои планы нарушил настойчивый треск дверного звонка. Я как раз стояла посреди комнаты перед кучей тряпок, в белье и одном носке. Пришлось натягивать второй носок и, накинув халат, идти открывать.

– Привет, соседка! – Ирка радостно улыбалась мне с порога. – Не помешаю?

Если честно, желание захлопнуть дверь перед любопытным носом Ирки вспыхнуло моментально. Усилием воли затолкала малодушный порыв и даже улыбнулась девушке.

– Нет, – соврала я. – Заходи. Одежку для собеседования выбрать поможешь.

– А я почему-то думала, что ты нашла работу, – вваливаясь ко мне, удивилась Ира.

– Как нашла, так и потеряла. – вздохнула я, вспоминая свое недавнее трудоустройство в очередную "шарашкину контору". – А у тебя дело какое-то или поболтать зашла?

– Я? Ну да... – Ира замялась, смущенно доставая из сумки пачку кофе (при нынешних ценах – деликатес). – Спросить у тебя хотела.

– Ира, это уже не нормально, – нахмурилась я. – Это уже зависимость. Гадать не буду.

Ира – живой пример того, как опасно проболтаться соседке, что ты ведьма. Тут три варианта: или тебя из дома выживут, или будут донимать визитами с просьбой помочь, или скорую вызовут. У меня самый сложный случай: Ирка хранит мою тайну от соседей, но таскается с каждой проблемой и умоляет погадать. Я терплю и гадаю, но уже с трудно сдерживаемым желанием проклясть девицу. Хотя, несмотря на Иркино убеждение в ее уязвимости, ее бронебойную ауру не прошибет ни одно проклятье. Ирка меня почти приватизировала, и для остальных жильцов дома я так и осталась странной девушкой, сумевшей прижиться в еще более странной квартире, из которой сбежало столько народу, что бабки на лавках даже запоминать новых жильцов перестали. Меня запомнили. А еще я заметила, как втягивают животы мужики, пропуская меня по ступеням, и затихают сплетницы: догадываются, кто я. Но пока под моей дверью не разожгли костер инквизиции, мне до косых взглядов дела нет. Веду нормальный образ жизни, изредка гадаю, снимаю порчу и сглазы. С более серьезными проблемами только консультирую. Хватило мне этих экзорцизмов, одержимостей и прочей ерунды. Плавали, хватит. Денег за свой труд я не беру, а предпочитаю натуральный обмен. С точной суммой определиться всегда сложно, а вот пачка кофе или печенюшки (а иногда и палка колбасы)  могут поддержать молодую колдунью.

– Это не для меня! – затрясла головой соседка. – У меня знакомая, ей помощь нужна. Ты же консультируешь?

И взгляд такой жалостливый-жалостливый. Нет, Ася, доброта тебя погубит.

– Ну и что у нее? – вздохнула я, присаживаясь на диван. – Сглаз или порча?

– Нет. У нее что-то другое. Непонятное, – присела рядом Ира. – Мистическое. Послушаешь?

– Непонятное, говоришь? – Ирка знает, чем меня зацепить, любопытство и самоуверенность меня когда-нибудь погубят. – Ну давай. Когда она придет, а то...

– Так она внизу, на площадке стоит. Я позову, – Ирка сорвалась к двери.

На кухне что-то с грохотом рухнуло. Послышалось ехидное хихиканье. Ох, выкину я эту чашку со слоником, которую Федя так любит, или еще хуже – экзорциста вызову. Ох, вызову. Ведьма я или где? Не хватало, чтобы домашняя нечисть надо мной издевалась.



Анна Калина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться