Нечисть в мегаполисе

Размер шрифта: - +

Глава 16

Машину трясло и подбрасывало на ухабах ночного города. Да уж, есть еще в нашем городе места, до которых цивилизация с асфальтом и щебнем еще не дошла. Точнее, она дошла, лет так двадцать назад, а вот повторно заглянуть в закутки и дворы никак не соберется. Так что сижу на заднем сидении авто и пытаюсь разложить карты, под отчаянную ругань упыря.

– Направо, – подпрыгивая на сидении, отозвалась я.

– Уже точно? – зло зашипел Рудик.

– Это карты, а не навигатор! – я тоже была на взводе.

– Точно, – отозвалась высунувшаяся в окно Лиза. – Я уже опять его след чую.

– Девочки, вы как хотите, но я предлагаю Кира на цепь посадить, – выкручивая руль, рявкнул Рудик. – И спокойнее, и надежнее.

Подзатыльник от Лизы вышел удивительно звонким. Упырь зашипел и потер покрасневшую шею.

– Лизок, а можно без БДСМ? А? – в своей привычной манере рыкнул вампир. – На нас дети смотрят.

– Дети сейчас еще и добавят, – стряхивая карты в рюкзак, отозвалась я. – Рюкзаком по темени.

В свете фар мелькнула тень. Слишком быстрая, слишком крупная и слишком нечеловеческая. Мы вслепую гнались за Кириллом уже час, а может, и больше. Мелькали дороги и скверы. Мы петляли по дворам и закоулкам, ориентируясь то по моим картам, то по Лизиному нюху. И вот в районе очередного парка с каким-то посвященным победе во второй мировой войне названием ликантроп попал в поле нашего зрения. Тень шарахнулась от света фар и юркнула в частокол сосновых стволов.

– Ну а теперь переходим к легкой атлетике, – прорычал упырь, выскакивая из авто.

И мы помчались вслед за Кириллом. Ну как помчались, я с моими, мягко говоря, слабыми способностями к физкультуре очень отставала от мертвого кровососа, у которого ничего и нигде не кололо, и от наполовину трансформировавшейся оборотницы. Короче, я уже почти теряла сознание, когда Рудик закинул хрипящую и задыхающуюся меня себе на плечо и помчался за Лизой.

– Ася, заканчивай со своими диетами, – перепрыгивая лавочку, отчитал меня вампир. – Одни кости под пальцами.

– Яяяяя неее на дие...ай, – попыталась ответить я.

– Тогда начинай жрать, Анастасия!!! – все так же не прекращая бег с препятствиями, поучал меня упырь. – А то гастрит и дистрофия не за горами.

Я промычала в ответ, так как, ударяясь головой о чужую спину, очень сложно вести светскую беседу. Послышался призывный и печальный вой из темных закутков парка. Мчащаяся впереди Лиза замерла и растерянно уставилась в темноту. У меня мелькнула только одна мысль: не дай Бог нас таких тут увидят! Дело в том, что Рудик сейчас тоже включил свой 'боевой' режим, отчего черты лица заострились, кожа из бледной стала белой, глаза горели алым огнем, а клыки еще четче обрисовались под верхней губой. Еще и растрепанная я болтаюсь на плече. А рядом Лиза со звериной мордой, клыками, когтями и развитой нечеловеческой мускулатурой. Короче, ходячий повод для инфаркта налицо. Ну, может алкаша какого от запоя излечим, сымитировав буйство «белочки». Рудик тоже обернулся всем корпусом туда, откуда понесся вой. Только чудо уберегло меня от встречи головой с шершавым стволом. Я тихонечко ругнулась и шлепнула Рудика по ноге.

– Не поняла? – растерянно отозвалась Лиза.

– Не поняла чего? – все так же вниз головой, поинтересовалась я.

Поднять голову страшно, вокруг сосны и вечно вертящийся кровосос рядом. В общем, я была осторожна, как никогда.

– Он самку зовет, – сообщила нам Лиза.

– Что-о-о-о-о-о-о? – я подняла корпус перпендикулярно спине Рудика.

Сосны меня уже мало заботили.

– Вот и я о том же, – растерянно поддакнула Лиза.

– Мало того, что оборотень, так еще и кобель, – подытожил Рудик.

– Кир не такой, – взвыла я, удерживая все тот же угол прилегания к Рудику.

– Не такой, не такой, он еще и с вывихом, – кивнул упырь, и мы рванули на зов.

Луна пришла к выводу, что ей сегодня можно пофилонить, оттого дорогу нам не освещала. Я висела на Рудольфе и молилась лишь о том, чтобы на следующем вираже меня не приложили об сосновый ствол. Но вот наш забег подошел к концу. Впереди открылась полянка с костром. А у костра стояла невысокая девица в шифоновом платьице. Мы притаились за одной из сосен, Рудик поставил меня на ноги. От резкой смены направления потока крови меня начало тянуть к земле. «Солдатиком» тянуть. Рудик выругался и, подхватив мое тельце, прислонил его к стволу сосны. Полегчало.

– Ведьма, – произнес упырь, высовываясь из-за сосны.

– Упырь, – огрызнулась я.

– Что? Я не про тебя, я про ту, – и Рудик ткнул пальцем в девушку у костра.

Лиза тихонько подкралась к нам и встала рядышком с упырем. Так как меня уже не шатало, не тошнило и даже зрение стало нормальным,() без кругов и пятен перед глазами, я смогла разглядеть «ведьму».

– Мать моя женщина, – обнимая сосенку, протянула я. – Это же Маша…

– Какая Маша? – шепнула Лиза.

– Наша Маша, – у меня мысли сейчас были о другом.

– Потом объяснишь, – кивнул упырь.

А события развивались. Маша (теперь я уже точно рассмотрела) расхаживала вокруг костра с ножом в руке и бормотала себе под нос какие-то слова. А рядом за сосной стоял Кирилл, медленно обретавший человеческий вид. Я прикрыла глаза и вслушалась. Шелест листьев, шорохи в траве и едва уловимый настойчивый шепот. Открыла глаза и всмотрелась во тьму вокруг костра. Она стояла там, мерзко скалясь и потирая костлявые ручонки. Тень. Ждала. Чего?



Анна Калина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться