Нечистая, или сестры Медузы

Глава № 8. Прощай семейная реликвия

Эвриала сидела в кресле-качалке, подобрав ноги под себя, и пила воду из кружки. Сфено не пришлось её наполнять. Сколько бы Эвриала из неё не пила, вода никуда не девалась. Странная забота у этой нечисти – сначала мучает, потом дает попить водички, и снова мучает. Ульрих молча передал ей тепловизор. 

От этого взгляда исподлобья по спине побежали мурашки. Он еле удержался от того, чтобы тряхнуть плечами и сбросить их куда подальше. 
Сфено сидела на кровати напротив, облокотившись на колени, и прикрыв руками нижнюю часть лица. Ее взгляд уперся в пол, хотя на самом деле, она не осознавала, на что смотрит. В ее голове шел бурный мыслительный процесс.

- М-м-м-м…- наконец выдала она и мысленно отметила, что в голове это звучало намного красноречивее. 
- Может, хоть ты скажешь, почему я испытала адскую боль, дотронувшись до птицы. – это были первые слова Эвриалы после того, как она снова пришла в себя.
- Потому что это была не птица. 
- Вот. А я ей говорил. – поддакнул Ульрих. – Говорил я ей. Не трогай. Это же нечисть в образе. 
- Разве ты забыла правило номер…
- Забудь хоть на секунду о правилах! – внезапно закричала Эвриала, закрыв уши руками. – Я хоть что-то сделала за все это время, пока мы тут... 
- За какие-то пару часов ты умудрилась два раза оказаться на волоске от смерти. 
- Да послушай ты! – Белки её глаз приобрели болезненную розоватость, поверх которой при ближайшем рассмотрении по-прежнему можно было заметить сеточку капилляров. Прежняя беспечность куда-то улетучилась. Теперь Эвриала имела вид человека, которому удалось пережить пожар, но только теперь он осознал, что сам дом и всё содержимое необратимо утеряно. 
- Я не просто ощутила боль. – продолжила она напряженным полушёпотом. - Через меня будто пропустили ток, и когда он проходил, ко мне пришло понимание того, что в этот момент кто-то делится своим жизненным опытом. Кто-то проходил через подобные муки. Только вот длились они намного дольше, и смерть этого человека была медленной.
Она снова взглянула на Ульриха, ожидая, что он прояснит темные места.
- Я не знаю о ком речь.- он пожал плечами и продолжил медленно расхаживать из стороны в сторону, засунув руки в карманы. - Честно. Может быть, это призрак человека, который погиб от пыток…И теперь он хочет, чтобы мы узнали об этом и поняли, почему он страдает. Но зачем? Видимо, мы должны что-то сделать. Если так, он бы давал какие-то подсказки. Но все, что он делает – это уродует меня морально и физически. А…ещё подкидывает мне фигурки с потерянного браслета. Хотя, может, это я думаю, что он их подкидывает, а на самом деле, дело совсем в другом…Хм.

Сфено достала блокнот и принялась записывать свои догадки. Две белые пряди выбились и выгнулись вперед дугой. Пока заказчик и её подопечная обменивались многозначительными взглядами, она усмотрела кое-то интересное. Прямо напротив себя.

Между картиной и светильником висела небольшая застеклённая фотография девушки крупным планом. Ей показалось, что она уже где-то видела что-то похожее. Сфено взглянула на Ульриха и снова на фотографию. У них явно было что-то общее – у обоих прямые носы и широкий лоб. В остальном же она была совершенно другой. Длинные светлые волосы спадали на плечи. Голова наклонена в сторону. Она смотрит прямо на вас и расплывается в широкой улыбке, которая не обнажает зубы. И все же, эта девушка напоминала ей о той странной особенности, которая наблюдается у многих пар-долгожителей, - вся непохожесть друг на друга постепенно приглушается и обе стороны, какими бы непохожими они не были ранее, перенимают друг от друга некоторые черты. Ты словно носишь на себе отпечаток чужого лица или, как бы сказал любой, кто хоть немного владеет фоторедактором – если хочешь увидеть, как примерно будет выглядеть твое лицо после 10 лет жизни с этим парнем, возьми свой фото, наложи сверху его и сделай полупрозрачным. Именно так выглядела эта девушка.

Фото покрывали странные потёки. Сфено даже показалось, что по нему стекла прозрачная капля и оставила темный след. Она тряхнула головой. 
- Кто это? 
- Это? Моя…бывшая девушка. Мы жили здесь раньше, пока она меня не бросила. У меня была версия, что это она меня прокляла или натравила потустороннюю силу. Я даже собирался позвонить в отдел поиска ведьм, чтобы они её проверили.
Для Сфено это было как откровение свыше. Эвриала кивнула, спрятав нижнюю часть лица за дном кружки. Кажется, её вода подходила к концу. Она опрокинула в себя остатки жидкости и поставила кружку на тумбочку рядом с пузырьком йода, кускам ваты и бинтом. Ульрих вытянул шею, желая убедиться, что вода действительно закончилась. Его ждало разочарование – она была цела и невредима, и не доходила до края примерно на фалангу пальца. Он хотел было указать на этот факт остальным, но вспомнил, что у них есть дела и поважнее.
- Нам нужно с ней связаться. Это важная зацепка, Ульрих. – сказала Сфено, наматывая бинт на лоб подопечной. Эвриала высунула из носа ватный тампон и проверила, не идет ли кровь. – Этот вариант нужно проверить как можно раньше. Продиктуй её номер. 
Он вскинул руку в останавливающем жесте.
- Не спеши. Максимум до кого вы дозвонитесь – это ее родственники. И то, вряд ли. Она мертва уже лет как 8. Погибла в автокатастрофе. 
- Хм. Возможно, сущностей тут несколько, и одна из них – неупокоенная душа бывшей заказчика. Ты ей чем-то насолил?
- Может быть. Но чем? – Он запустил пальцы обеих рук в волосы и снова принялся неспешно расхаживать и стороны в сторону. 
- А вот это ты нам должен сказать. 
Он стиснул зубы. Его начал раздражать повелительный тон Эвриалы и то, как она смотрела на него – с вызовов, как хищник смотрит на жертву, - прямо в глаза, с легким прищуром. Она и раньше дерзила, но в сочетании с её веселым нравом это было даже забавно. Но стоило ей дотронуться до той птицы, как что-то в ней щелкнуло и изменилось. 
«У нее просто небольшая психологическая травма. Пройдёт немного времени и она снова станет сама собой. – успокаивал он себя, - Если только… Если только сущность не изменила её сознание. А что если в тот самый момент произошел обмен сознаниями... Напуганная до кончика клюва Эвриала улетела, а в кресле теперь сидит оно самое…»
От этих мыслей его проняло так, что волосы на руках вздыбились, и он пожалел, что снял свитер. 
- Если я чем-то ей и подпортил жизнь, так только тем, что стал жертвой потусторонней силы. Других объяснений у меня нет. 
- Запомни. Идеальных парней не бывает. И ты не исключение. Наверняка, было что-то этакое. – зазвучал едкий голос Эвриалы. 
Ульрих обернулся и чуть не ударился об нее лбом. Она стояла, сложив руки на груди, словно хозяйка над нашкодившим котенком. И хотя он был выше нее, в его воображении огромная тень сгущалась над её головой, пульсировала, подступала к нему, грозясь окутать с ног до головы. 
Его взгляд бегал от неё к Сфено, которая стояла у фотографии, и пристально ее рассматривала.
- Где её могила, Ульрих?
- Её кремировали.
- Прах?
- Развеяли. 
Она поджала губы. Нить распутывающегося клубка оказалась с узелком. Но Эвриала была не из тех, кто сдается при первой же неудаче.
- Тара, в которой был прах?
- На кухне. Я храню в ней сахар.
Она направилась было к двери, но он её остановил.
- Ты серьезно? Думаешь, я такой извращенец? Хорошего же ты мнения обо мне. 
Эвриала замерла. К великому удивлению Ульриха, уголки ее губ приподнялись в легкой улыбке. Она была тайной, предназначенной только для двоих. Ему так показалось. От этого мимолетного жеста паника уступила место успокоению, которое однако продлилось совсем недолго. Он должен был удостовериться на все 100% в том, что ни один из придуманных им вариантов не имел место быть. 
- Сфено, можно тебя на пару слов? Наедине.
Эвриала удивлённо вскинула брови.
- Это как же?
- Всё потом, Эври. Сейчас нам нужно работать. Допивай свою воду, а мы пока с Ульрихом потолкуем. 
Эвриала взглянула на кружку, которая, как обычно, была наполнена водой, и посмотрела на них с видом человека, которому сказали, что-то очень глупое. 
- Ульрих! Ты должен нам кое-что сказать! — нервно крикнула она, но тот как раз вышел в коридор. 
Сфено махнула рукой и скрылась за дверью.
Как только дверь захлопнулась, Ульрих жестом поманил менторшу, мол, отойди от нее подальше.
- Что такое, Ульрих? У меня от напарницы секретов нет. – спросила она полушепотом, но к совету прислушалась. Чуя неладное, она встала возле него так, чтобы их плечи соприкасались и они оба стояли лицом к двери. – Говори.
- Тебе не кажется, что твоя напарница теперь не совсем твоя напарница? Она изменилась. После того, как она дотронулась до ворона, она стала странно посматривать на меня. Требует, что бы я ей рассказал то, о чем не имею ни малейшего понятия. И у нее глаза будто потемнели.
Последовала пауза. В доме стало настолько тихо, что было слышно собственное дыхание. А, может быть, это было дыхание Сфено. И затихающее хлопанье крыльев. Он не спускал глаз с полоски света, что ложилась на пол под дверью.
Вдруг тень посередине разбила ее надвое. Она будто извивалась, делая то одну, то другую, короче или длиннее, словно кто-то за дверью переступал с ноги на ногу. А затем застыла.
Сфено проследила за его взглядом. 
- Ты думаешь…
- Это только предположение.
- Черт. – еле слышно ругнулась Сфено. Она опустилась на колено и достала из прикрепленных к ноге ножен нож. Он сверкнул и спрятался за поясом на спине.
- Ты же не убьешь её? – Теперь он не знал, кого бояться больше, - монстра за дверью или того, кто стоит рядом.
- Надеюсь, нет. – Её лицо было само спокойствие, будто речь шла о назойливой мухе. – Но сначала использую пластырь, чтобы проверить твою версию. 
- Пластырь?
- Угу. – промычала она, отклеивая зубами защитную пленку с белого квадрата. – Этот усыпит…если она человек.
- А если нет?
- Не усыпит.
Она сделал шаг вперед. Его рука машинально взяла её под локоть.
- То есть ты собираешься просто наклеить ей пластырь на лоб и посмотреть, что будет?
- Ещё громче.
- Ты пр… Понял.
Ульрих оглядывался в поисках чего-то тяжелого, что сгодилось бы для самозащиты, но не нашёл ничего, кроме ключей в кармане штанов. Он зажал ключ между пальцами. 
В коридоре чем-то запахло. До них доносился уже знакомый Ульриху травянистый аромат марихуаны, приправленный копотью. 
«Наверное, еще не выветрилось». – подумал он.
Они кивнули друг другу. Сфено взялась за дверную ручку. 
Скрип половиц за их спинами рассек тишину. Внутри всё сжалось и задрожало. Он не понял, кто за кого схватился. Кажется, они оба, потому что Ульрих помнил, что держался за что-то похожее на перчатку, и в то же время, ощущал тупую боль в нескольких местах под локтём. Сфено явно пыталась сорвать с него скальп.
Половица снова скрипнула. Они медленно повернули головы. Сфено ахнула. Ульрих издал тихий звук, похожий на мычание.
Воображение нарисовало ему чудовище с тремя красными глазами: двумя большими и одним поменьше. Реальность оказалась не менее устрашающей.
Перед ними стояла Эвриала. В одной руке она сжимала водяной автомат, а в другой держалась за ручку электрощипцов. Они были довольно большими, поэтому она предпочла волочить их за собой.
- Я же говорила, не бери в обе руки оружие, если одно из них работает только с двумя руками. Как ты воспользуешься щипцами? Стоп…Ты же…
Сфено судорожно ощупала пояс и как бы невзначай сняла с него длинную трубку, похожую на флейту. 
- Что происходит? Я хотела погладить ворона, помню, что протянула руку, а потом туман. Очнулась уже в кресле в гостиной. А вы куда подевались? – сказала Эвриала, оттягивая тепловизор на лоб. 

На ее лбу не было ни царапины. Никаких кровоподтеков или отпечатков под носом. Ульрих попытался рассмотреть цвет её глаз, но из этого ничего не вышло – в коридоре было слишком темно. 

Внезапно круг света выхватил из полусумрака фигуру Эвриалы. 

- Эй! Что ты делаешь! – недовольно крикнула девушка, закрывая глаза своей игрушкой. Она подняла вверх щипцы. Луч фонарика сместился вниз. Сфено мгновенно поднесла к лицу трубку и положила палец на одну из кнопок на ней.
- Ты с ума сошла! Убить меня хочешь? Что тут вообще происходит? – Эвриала спрятала оба оружия за спину. 
Ульрих не терял времени даром. Он осмотрел её от и до, насколько это позволял полусумрак коридора. На ней не было розовых пушистых тапочек. Она стояла босиком.
- Стой! – Он опустил трубку, в которую собралась дуть Сфено, и повернулся в Эвриале. – А где те тапки, которые я тебе дал?
- Наверное, там, откуда меня телепортировало. Я как раз шла сюда за вами и, так уж и быть, за тапочками. Вы меня очень пугаете ребята. Вы тоже трогали ту ворону? Ничему вас жизнь не учит… Так в чем дело?
Ульрих и Сфено переглянулись и как по приказу оглянулись на дверь за их спинами. Тень, разбивающая полосу света на две части, была на месте.
- Там…- он сглотнул.
- Ещё одна ты. – продолжила Сфено.
- В тапочках. – прошептал Ульрих.

Глаза Эвриалы округлились. Она похлопала себя по портупее в поисках чего-то, что сработало бы против злого двойника неизвестного происхождения.

- Так вот что это было за чувство. Когда я очнулась, у меня было ощущение, будто что-то украли, что-то очень ценное и, самое главное, мое. Оно вытянуло из меня информацию… - Она ошарашено уставилась на ладонь и медленно подвигала пальцами. Ее большие глаза блестели в сумраке коридора. – Не только внешность, но и данные обо мне. Мысли, привычки, способности. Возможно, неполностью, но оно меня скопировало. Так странно. Чувствую себя использованной.

Сфено махнула головой в сторону Эвриалы. Они приблизились к ней, встав рядом, полубоком к двери, за которой таилась нечисть.
Сфено медленным шагом приблизилась к двери. Остальные последовали за ней.
- Ну и как она…мой двойник? – Эвриала взяла его за локоть. Теперь он видел – у неё серые глаза, но чем дольше он в них смотрел, тем больше ему казалось, что в них появляется синеватые налет. Удивительно, но сущность смогла сымитировать даже такую мелочь.
- Такая же вредная как ты. 

Она довольно улыбнулась. 

- Надеюсь, ты настоящая, а не двойник.
- Разве двойник сделал бы так? – Эвриала надавила на желобок в его локте. Только усилие воли помогло ему сдержаться и не завыть от боли в передавленных нервах.
- Именно так бы он и сделал. – Ульрих потер руку. – Ты ещё хуже, чем ножка стула, о которую стукаешься ночью по пути в туалет.
- Спасибо.
Сфено шикнула. Она посчитала до трех и выбила дверь ногой. Яркий свет по-прежнему заливал комнату, ясно давая понять – внутри никого нет, по крайней мере, видимого человеческому глазу. На столике стояла кружка и валялись скрученные использованные бинты. На них больше не было крови. Розовые тапочки исчезли.
- Ах ты ж гадина. Она забрала тапки! – возмутился Ульрих, но поддержки среди слушателей не нашел. Даже Эвриала как-то померкла во всех смыслах. Её и без того белая кожа стала отливать нездоровой серостью.
Они осмотрели комнату от и до, не преминув заглянуть даже под подушки. Ульрих сказал, что если она обрела вид птицы, то вполне могла спрятаться и под ними. Это было бы нелепо, но логично. 
- Логично? Послушайте, пока мы не знаем, с кем имеем дело, очень сложно разработать план действий. – возразила менторша.
- И то верно. – буркнула Эвриала.
- Поэтому… Или предоставь нам больше данных или накинь пару сотен.
- Или… - Эвриала резко открыла дверцу шкафа, придерживая трубку у губ, такую же, как он недавно видел у блондинки. Внутри висела одежда. Копаться руками в вещах было опасно. Если кто-то в них и затаился, то он только этого и ждет. Выставленная вперед конечность – отличный повод за неё схватиться. 

Она приставила к губам трубку и дунула что было сил. Звук, сначала глухой, внезапно стал резким и пронхительным. Он резанул по ушам и растворился в тишине. Ничего не произошло, если не считать того, что все, кроме любительницы подудеть, согнулись, прикрыв уши руками. На неё тут же посыпались упрёки, на что Эвриала только пожала плечами.

- Или… - продолжила она, вспомнив о том, что собиралась сказать. – Пару тысяч. 
- Ну спасибо. – нахмурился Ульрих. – Сначала хотела затащить нас на кладбище. Теперь решила обчистить меня под чистую.
- Нет-нет. Вот смотри. Это устройство, похожее на флейту, действует только на несколько типов сущностей-вредителей, которые чаще всего захаживают в наше измерение. Если бы в шкафу сидело одна из них, это обезвредило бы её на некоторое время. А если нет? Я бы и глазом не моргнула, как она что-нибудь со мной да сотворила. Особенно, если у нее слуховой аппарат сходный с нашим, но агрессии в несколько раз больше. Если знаешь, на кого охотишься, сможешь правильно подобрать оружие и расставить капканы. Мы же, как охотники, выслеживающие медведя с рыболовной сетью. Поэтому раскрывай свои секретики или деньги на бочку.
- Начнём с того, почему эта фотография покрыта миррой. – В одной руке Сфено держала покрытую пятнами фотографию девушки, а в другой – застекленную рамку. 
- Потому что… - Он поставил руки на бедра и громко вздохнул. – Я уже рассказывал свою версию. Оно использует мои болезненные воспоминания. Давит на больное место. Зачем - не знаю. 
- Или же твоя бывшая все-таки замешана в этом. И ещё… - Эвриала принюхалась и переглянулась со Сфено. Её глаза расширились, как у человека, который вспомнил, что забыл выключить утюг.
- Что-то горит!

В воздухе действительно пахло гарью. Он заметил это, ещё когда они вышли из комнаты, чтобы поговорить, но решил не придавать этому значения. Ульрих снова остался один. Девушки будто растворились. Повинуясь инстинкту самосохранения, он со всех ног побежал за ними. 
Дёрнул за ручку. Она не поддалась. По телу пробежала легкая дрожь, как от дуновения неприятного ветра, и в сознании снова промелькнула мысль о свитере с красными сердцем, хотя никакая одежда не защитит от тысячи мелких иголок, которые страх достает из холодильника, чтобы пройтись ими по всему его телу. 

Задержав дыхание, он повернул дверную ручку. Снова толкнул. Дверь открылась, и в комнату повалил запах дыма. Он откашлялся и выбежал в коридор. Из зала доносились похлопывания и недовольное бормотание. 

Бежать на запах, стук подошв или голос – не вариант. Озлобленная сущность прекрасно все это имитирует. Но выхода у него не было. Стоило ему прижаться к стене, планируя осторожно пробраться и заглянуть в гостиную, как он тут же отпрянул.
«Нельзя прижиматься к стенам. Нельзя долго стоять на одном месте». 

Толстая полоса света падала в коридор, искажаясь неровными тенями, которые ни секунды не стояли на месте. До него снова донеслось приглушенное ворчание кого-то из его «группы поддержки». Его то и дело перекрывал шум множества падающих капель. 
Он наступил на тени, ожидая увидеть все, что угодно, кроме своего ковра – подарка его прабабушки, который…горел. 

Вверх поднимались клубы дыма. В лицо вдруг ударил порыв ветра — кто-то открыл нараспашку окно. Как по заказу темное пятно за ним растворилось во вспышке света. Дом содрогнулся от раската грома. Лампочка в комнате быстро замигала. Интервалы между миганиями начали удлиняться – лампа выключалась и снова загоралась. 

Ульрих зажмурился от пугающего предчувствия – нечисть частенько выбирала такие моменты для эффектного появления. Его давно волновал вопрос: она выжидает, когда в его доме снова начнутся проблемы с электричеством или предпочитает создавать эти проблемы сама?
К едкому запаху дыма примешалась свежесть полуночного дождя. 

Рядом с чёрными пятнами обгоревшего ворса то разгорались, то сжимались огоньки. Сверху на них приземлились ладони Эвриалы и на месте пламени остались только мокрые черные пятна. К потолку поднимались тонкие струйки дыма. 

Раскаты грома, подобно аккомпонимирующему барабанщику, расставляли в музыке дождя недостающие акценты. Ливень за окном усилился. Ему даже показалось, что они втроем стоят на сцене. Он в дверном проеме – у входа мир декораций, и его компания на эту ночь – на коленях перед семейной реликвией, а за окном – полный зал рукоплещущих зрителей.

Сфено одарила напарницу взглядом, полным недовольства. У обеих на руках не было перчаток. Они валялись на диване, рядом с его свитером. Но если руки Эвриалы были совершенно обычными руками молодой женщины, без намеков на запустившийся механизм старения, то у Сфено кожу покрывало множество шрамов. 

- Вот что бывает, когда играешь не со своей стихией. – произнесла она, рассматривая то, что осталось от ковра. 



Midari Grom

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться