Нечистая, или сестры Медузы

Глава № 9. Признание

Обрывки ковра были свернуты и поставлены в угол. Пара квадратов размером с альбомный лист уцелели, и он намерен был сохранить их для будущих потомков или для дальних родственников, которым достанется его имущество, если одну из таких ночей он не переживет. Если сбудется второй вариант событий, то его усилия будут напрасны – вряд ли они поймут ценность обуглившегося куска ковра. Понять сможет лишь тот, кто уже её имеет. Память.

Память о дальних родственниках. О прабабушке и прадедушке, живших в такое нелёгкое время начала 21 века. Но когда оно было легким? Только закончится одна война, как мир встречает другую с распростертыми объятьями. Люди только делают вид, что им не нравится играть в войнушки. Если бы это было действительно так, мир покончил бы с этим порождением варварства ещё сотни, а то и тысячи лет назад. 

Единственное, чем недовольны люди, начинающие войну, так это тем, что вскоре после начала новой шахматной партии, им придется вдоволь настрадаться и покинуть поле боя в расцвете сил или же остаться в живых с ранами на теле и в душе. Каждый раз они делают вид, будто бы не ожидали этого, будто бы надеялись, что такой исход затронет только вражескую сторону, отказываясь принять простую идею – в войне не бывает победителей, чей бы флаг не водрузили на поле среди сваленных в кучу трупов. А они, не зависимо от нашивок и форм не чураются лежать плечом к плечу, ведь у них больше нет повода для вражды – теперь они все одинаково мертвы. Даже если бы мертвые могли продолжать вести войну вне своих тел, Ульрих был уверен, как бы сильно они ненавидели друг друга при жизни, мертвыми позабудут это, обретя единение в одинаковости.

Сейчас, в конце 21 века все это уходит в прошлое. Эпоха «мертвых войн», когда страны просто сталкивают друг с другом полчища роботов, подходит к концу. Вместе со стремительным развитием технологий это становится бессмысленным. Бесконечная поставка все новых и новых военных роботов просто истощает обе стороны, приводя к экономическому кризису. Как и в случае с обычными войнами, страдают обе стороны, только теперь это более чем очевидно. Так странно, что миллионов погибших и раненых землян за тысячи лет войн было недостаточно, чтобы понять это. Но стоило роботам заменить их на поле боя, и люди, пусть и через несколько десятилетий, но начали понимать, что война – это от начала и до конца проигрышное предприятие.

Межнациональные войны постепенно вытесняет новая идея – охота на сверхлюдей, или как их еще называют, ведьм и ведьмаков. Люди прошлого, как называют их последние, боятся быть вытесненными, боятся, что с ними поступят так же, как их предки когда-то поступали с плохо вооруженными аборигенами. Поэтому правительство и «предложило» начать свои эксперименты по распылению способностей «особенных» на всех остальных…

Этот бордовый узорчатый ковер был родом из переломного момента, когда все в мире начало стремительно меняться. В такие времена в любой пустячок, сегодня стоящий копейки, может стать раритетом, за которым будут охотиться любители старины. Трудно поверить, но кассеты с аудиозаписями только сейчас начали выходить их моды, хотя потребность в них отпала ещё в начале этого века. Более сотни лет ностальгии и целое состояние, сколоченное на ней…

С другой стороны, подумал Ульрих, обугленные куски ковра, это ещё и повод рассказать о событиях этой ночи, если, конечно, он её переживет.

- Выходит, оно скопировало твою внешность? – спросил Ульрих. Он сложил свитер и передал его Сфено, нашептав ей на ухо, чтоб она на обратном пути положила его в комод в комнате на втором этаже. Она смутилась, но свитер взяла. Ульрих подумал, что раз уж нечисть решила сжигать все, что ему дорого, то стоит спрятать свой любимый свитер куда подальше. 

Сфено поставила рюкзак между ног сидящей в кресле напарницы и удалилась с небольшим темно-синим мешочком, который она из него достала. 

- Время расставлять ловушки. Верхний этаж — мой. – она кивнула в сторону коридора. – Давай, идём. За тобой нужен глаз да глаз. 

Он чувствовал, что между ними произошла какая-то размолвка. К её и без того строгому тону примешалось недовольство с нотками укоризны. Типичный человек, которого разбудили в воскресное утро, хотя он планировал наконец-то выспаться. И чем ей так не угодила Эвриала?

«Наверное, все из-за той птицы. Правило номер n – никогда не трогать живых существ в доме заказчика. Или как-то так».
- Ты забыла, кому тут угрожает опасность. Я присмотрю за Ульрихом, а он за мной. – ответила Эвриала.

Менторша молча перевела взгляд на Ульриха, и не сводя с него глаз, скрылась в коридоре.
Только он хотел спросить её о том, что между ними произошло, как она заговорила.

- Да, скопировало. Но хотело оно не этого. Интересно, какого оно пола и есть ли вообще у него пол… Я чувствовала, как оно пыталось вышвырнуть меня из тела. Ему нужна была оболочка. Если бы я была обычным человеком…- Эвриала запнулась, обдумывая, как лучше донести мысль. – Я имею в виду, не экзо, без знаний о подобных тварях, кем бы оно ни было, то, скорее всего, меня бы уже не было в живых, а с вами тусовался бы мой двойник. 
- Но в итоге все так и вышло. 
- Не совсем. Я вовремя поняла, что происходит. Поэтому ей удалось лишь собрать с меня информацию и сымитировать мою внешность и поведение. 
- Ты была как настоящая. – Сам не понимая почему, Ульрих перешел на шепот.
- Та, кого ты видел, — налёт с крыльев бабочки. Не знаю, насколько его хватит. Через некоторое время он рассеется, и имитация станет неубедительной, а настоящая суть нечисти начнет проступать явственнее. Мне очень повезло. Если честно, я тогда была в ужасе.
- Я видел, как ты мучилась и кричала. Это же была еще ты или уже оно разыграло сценку?
- Ещё я. У меня до сих пор побаливают суставы. Будто нервы током коротнуло. – она усмехнулась, приподняла съезжающие вниз окуляры тепловизора и принялась потирать запястьи. – Оно уже выталкивало меня из тела, но я вцепилась в него воображаемыми руками, и вышло так, что нечисть выбросила меня в гостиную вместе с телом. Ей удалось сорвать с меня только информационную оболочку. Вернее, скопировать. Представляю, как она злится. – закрыв глаза, она покачала головой, будто это доставляло ей удовольствие.
- Теперь нас двое таких...
- Ты тоже злишься на меня? – Её глаза широко распахнулись, как у куклы, в которой поселился блуждающий разум.

Ульрих вздрогнул. Он до сих пор не был уверен в том, что эта экзо – не подделка. А вдруг сущность играет с ним? Вдруг она намеренно сообщила ему часть правды, но, на самом деле, ей все-таки удалось вытолкнуть её из тела или забрать немножко больше заявленного. Настоящая Эвриала зовёт на помощь, но они её не слышат, а этот двойник использует её руки и знания, чтобы водворить в жизнь лелеемый годами план мести.

Ульрих потер веки пальцами, пытаясь унять подступающую головную боль. 

- Нет. Хотя стоило бы. Теперь эта сущность злится не только на меня, но и на тебя. С чего бы это? Сфено она пока не трогает.
- Поэтому-то я и склоняюсь к твоей версии. Может, эта бывшая ревнует тебя ко мне. Глупо, конечно. 

Она порылась в рюкзаке и достала оттуда ещё один мешочек – один в один как у напарницы. Её пальцы прошлись по шее. Ульрих старался не рассматривать людей, пока они смотрят ему в глаза. Даже если ты ненароком посмотришь на какую-то другую часть тела, кроме глаз, и это взгляд будет длиться более секунды, будь уверен – собеседник в курсе и вряд ли в восторге. Особенно если у него заниженная самооценка. В таком случае следующей за твоим взглядом мыслью будет «ему что-то не нравится во мне; думает, я смешон в этом наряде; он точно меня ненавидит». 

Эта брюнетка не походила на неуверенную в себе девушку. Она даже открыто призналась в своем страхе, даже ужасе, испытанном в момент, когда сущность пыталась вытолкать её из тела. С другой стороны, об этом не зазорно рассказать и качку, которому стыдно было бы признать, что он кого-то боится. Эта цепочка размышлений ни к чему не привела, и он решил, что, как профессиональный психолог, ещё не может сделать о ней выводы. Он провел с ней всего несколько часов. Этого достаточно разве что для того, чтобы предложить ей вместе сходить на выставку, чтобы повозмущаться о том, какая мазня нынче зовется искусством и подумать о карьере художника, который вколол бы этому миру антидот от бесовщины, нарисовав пару годных картин.

Поразмышляв об этом за какие-то секунды, он отметил, что не может удержаться, чтобы не проследить за её рукой. Ещё когда Эвриала оказалась в прихожей и окатила его водой, он заметил какие-то пятна на ее шее, но не придал этому значения. 

Темно-зеленая змейка уставилась на него, выползая из-за уха и извиваясь на шее. Точь-в-точь как у Сфено. Не нужно быть великим комбинатором, чтобы догадаться об их значении.

«Медуза». Новый филиал частной корпорации по экзорцизму и борьбе с любыми негативными проявлениями потусторонней силы. Правительство им никогда не мешало, ведь в их работе много общего — правительство охотится за потусторонней силой, которой владеют люди, а экзо – за ней же, но у других сущностей. И если первые делают это, чтобы наделить ею всё население планеты, то последние – уничтожают или выбрасывают её носителей в другие миры. Это разумно. Правительство ещё не разгадало суть способностей ведьм и ведьмаков, и поэтому пока ни одну из них не способно воспроизвести. По крайней мере, так заявляют представители власти. И если это правда, куда ему до сил сущностей, природа которых им практически неизвестна. Поэтому им и пришлось нехотя отдать эту верфь тем, кто теперь именуют себя «экзо».



Midari Grom

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться