Нечистая, или сестры Медузы

Глава №10. Время ловушек

Дождь продолжал отбивать чечётку, будто ошалел от того, что люди осмелились понастроить там, внизу. В ту ночь погода была не лучше. Можно сказать, они идентичны, кроме одной детали – тогда к дождю добавился завывающий ветер, хлопающий окнами и дверью балкона. 

Они прибыли в дом на окраине города по заявке от старушки. Из него открывался приятный вид на старое кладбище. Кому-то оно может показаться мрачным и пугающим, но не ученице школы при корпорации «Экзо», которая пытается сочетать принципы буддизма со своей будущей деятельностью. Для неё ряды могилок – это напоминание о быстротечности жизни, о том, что и плохое, и хорошее когда-нибудь закончится, о том, что нет смысла спешить, если впереди еще множество жизней, чтобы достичь просветления…

- Ты говорила, что расскажешь о…
- Да-да. Меня иногда заносит.
- С другой стороны, теперь я знаю, о чем та книжка, которую ты с собой носишь. – Ульрих распахнул дверь в комнату, в которой еще недавно произошел инцидент с вороном. Их тут же оглушило шумом множества падающих капель, к которому то и дело добавлялся громовой бой. Ему чудилось, этот грохот разрезал мир напополам, после чего он быстро склеивался заново до следующего удара. Тогда неудивительно, что в этом мире творится столько чертовщины – сквозь мгновенно зарастающие трещины в мир прорываются гости из запределья.

Слышно было, как дождевая вода потоком бежит по застрехе над окном и падает в трубу. У его дома теперь будет отличный бассейн для уточек.
Он не знал, стоит ли закрывать окно. Шум не давал расслышать то, что говорит Эвриала. Тишина же пугала тем, что часто внезапно прерывалась, причем зачастую по сверхъестественным причинам. Окно он все же закрыл, так как это все равно бы сделала его спутница. 

- Она называется «Как сочетать буддизм с работой экзо». Помогает снять ответственность за насилие. Ведь нельзя же бороться с потусторонними силами и соблюдать ахимсу?
- И то верно. – Он оперся о подоконник, чтобы никто не мог подкрасться к нему из-за спины. 
- А вот и нет. В этой книге объясняется, как можно. И главное правило гласит – в каждом правиле есть исключения. 

Он задумался. Оказывается, у них много общего. Ульрих успокаивает себя, что заняв определенную позу, у него будет больше шансов не быть напуганным и схваченным нечистью. 

Эвриала эже обманывает себя тем, что расправляясь с живыми существами из других миров, якобы не нарушает ахимсу и другие постулаты буддизма. Им стоит открыть клуб глубоко заблуждающихся придурков сразу же после того, как они решат проблему с лишним обитателем или обитателями его дома. Пока их двое, но стоит им оповестить интернет-общественность об открытии клуба, как придется бежать за запасными стульями.

- А шрамы… - продолжала она, раскрывая мешочек и доставая оттуда компактные приспособления размером в пол ладони, – шрамы ей достались от ведьмы с кладбища, которая вечно там ошивалась и пугала окружающих, не разделявших ее пристрастия к могильным плитам. Она схватила её за руки. Вот так. – неожиданно Эвриала схватила его за руки и сжала немного выше запястья, надавив ногтями так, что он вздрогнул.
«Она явно потачивает их напильником». – подумал он, глядя на её обтянутые тканью пальцы. 

Услышав стук подошв об половицы, Эвриала сбавила тональность.

- Они боролись, поэтому у нее осталось много шрамов, будто она окунула руки до локтя в чан с кипящим оловом. Я говорила ей, хорошо бы прибегнуть к услугам пластической хирургии. Все-таки неприятно, когда на твои шрамы постоянно пялятся или жалеют тебя, называя «бедняжкой». Я и сама себя ловила на таких мыслях, прекрасно понимая, что ей не нужна чужая жалость. Ибо жалость окружающих в её случае – это признание ими её неполноценности. Понимаешь о чем я?

Последовала пауза. Ульрих отвлекся от рассматривания своих пальцев рук, догадавшись, что вопрос был не риторическим. Он кивнул. 

- Сфено сказала вот что. – не без гордости в голосе продолжила она, - Эти шрамы – отпечаток жизни. Это моя история. Жалеть нужно не меня, а тех, кто мечтает стать куклой без прошлого и будущего, и жить в перманентном стазисе . Это скучно. Будто ты книга-обманка с пустыми листами. Я пошла бы к хирургу, если бы мои руки перестали нормально функционировать, но они по-прежнему выполняют все должным образом. Так зачем мне лечиться от несуществующей болезни…Чтобы подогнать себя под стандарты несуществующей красоты? Я, может, и человек, но не настолько глупа…Именно так она и сказала. Слово в слово. У меня очень хорошая память на слова. В школе Экзо меня даже называют «человек-попугай» или «человек-диктофон».

- Ты забавная. – Он вставил фотографию девушки обратно в рамку и повесил на стену. Глядя на это фото, ему становилось не по себе, но присутствие Эвриалы делало этот дом не таким уж и страшным. Бояться чего-то вдвоем даже весело, а он знал, что она боится.
- Видимо, у нее из пор выделялись какие-то разъедающие вещества, опасные для обычных людей. – медленно произнесла Эвриала, глядя на пол немигающим взглядом – явный признак того, что она погружается в размышления. В такие моменты Эвриала была похожа на робота, которого выключили.
- Ты хотела сказать «нормальных»?

Закрыв глаза она, медленно замотала головой, скривив губы в снисходительной ухмылке.

- Нормальных не существует. Сам знаешь, что нормально, для змеи, смерть – для кролика.
Эвриала поставила в центр комнаты черное круглое устройство, по краям которого было множество делений с цифрами. Под давлением ее пальцев верхняя панель сдвинулась вправо. Посчитав щелчки, даже не глядя, можно было понять, что устройство заведено на 10 минут.
- Может, ты и права. Я все думаю, а почему ты носишь перчатки? Не заметил у тебя никаких шрамов. 
Эвриала кивнула в сторону выхода. Ему пришлось ускорить шаг, чтобы поспевать за ней. Ещё несколько ловушек она установила на кухне, в гостиной и одну в конце коридора. К ее запястью был прицеплен экран наподобие часов, но с большим циферблатом. Она посматривала на него, нажимая на кнопки сбоку.
- За компанию. – наконец ответила она. Рюкзак снова оказался на полу с разверзнутой пастью. Она кинула туда уже пустой мешочек и достала ещё один маленький экран с ремнями для фиксации. – По одной из версий мифа сестры Медузы попросили Афину превратить и их в горгон, так как Медуза тяжело переживала изменения в своей внешности. Раньше она была очень красивой. 
- Очень мило с их стороны. – усмехнулся Ульрих. – И с твоей тоже. 
- Собственно из-за Афины Медуза и стала горгоной. 
- Оу.

Она передала ему устройство и объяснила, как им пользоваться. Экран оставался темным, даже когда она нажала на кнопку включения. Только по краям появилась зеленая окантовка. Когда ловушки активируются, на экране появятся красные точки. Чтобы увидеть, есть ли поблизости одна из ловушек, достаточно нажать на соседнюю кнопку, что он и сделал. Пока на экране горит только его зеленая мигающая точка, но как только система активируется, и он начнет передвигаться по дому, рядом будут появляться красные точки с полупрозрачной толстой окантовкой. Она нужна, чтобы человек ненароком не попал в зону действия ловушки.

Бывают такие моменты в жизни, когда чтобы понять, чего именно тебе хочется, достаточно потерять возможность сделать выбор или думать, что потерял. Именно это произошло с Ульрихом, когда устройство на его руке запищало и на экране появилось несколько красных мигающих точек вокруг зеленой, которая была его версией в этом электронном мире.

Ему вдруг захотелось в туалет – в комнату с зеркалом. Ульрих не стал просить Эвриалу снять его и выбросить во двор. Одно из зеркал чуть не поджарило её, засасывая в зазеркалье. Она, конечно, сделает вид, что дело пустяковое, но после того, что с ней произошло, у них появилась общая неприязнь к гладким отражающим поверхностям. 

- Хочешь, я постою на шухере, чтоб тебя не засосало в унитаз? – спросила она, передавая ему водяной автомат.
- В последний раз, такое было в глубоком детстве, когда меня и вправду могло засосать куда угодно. Так что…Я справлюсь. Но не знаю, чем мне поможет эта игрушка. Разве что зеркало опять загорится, а дверной двери заклинит. И я сказал это вслух, поэтому ты автоматически права.

Он взял в руки водяной автомат и нажал на спуск. Струя воды оставила на полу мокрое пятно. Несколько капель зависли в воздухе. Они плавно плыли по воздуху в двух с половиной метрах от него, над полом, окрашенным красной подсветкой. На паркете появился красный круг, в пределах которого вода перешла в состояние схожее с невесомостью. 

Послышалось клацанье ногтей по экрану. За ними стояла Сфено. Красная подсветка исчезла и капли упали на пол. Опять клацанье и писк. Ловушка снова была в деле. 

- Не бросайте просто так что-либо…
- Тссс…- Эвриала приложила палец к губам. 
- Ааа…Ты веришь в это?
- Ну а вдруг?
- Так. А можно мне пояснить? – вмешался Ульрих. 

Женщины одновременно что-то ответили. Единственное, что Ульрих понял из всего этого, — он должен был быть в курсе, а если он не понимает о чем идет речь, то кто ж ему помощник с его дырявой памятью. На помощь пришло устройство для активации и отслеживания ловушек. 
На экране всплыло сообщение:

«Не кидай какие-либо вещи в зону действия капкана. После попадания в нее предмета, она становится камерой, в которую не зайти, и из которой не выйти. То есть её легко деактивировать любым предметом. Если в зону действия упадет ручка, то она уже не подействует на сущность, пока ловушку не перезагрузят. Главное, чтобы она об этом не знала».

- Ммм… - ответил Ульрих, вспомнив, что он сам давече выдвинул предположение о том, что сущность может услышать план их действий и тогда в нем не будет никакого смысла. А может ли она считывать информацию с электронных устройств? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, что оно такое. 
- И, пожалуйста, постарайся не попасть в зону действия ловушек. Посматривай на экран или у нас станет на одну пепельную блондинку больше. – пояснила Эвриала.

Ульрих зажал между пальцев длинную седую прядь. Кажется, рядом должна быть ещё одна. Седина – признак старости, которую не очень-то жалуют в нашем обществе. Он бы мог закрасить её, чтобы больше соответствовать общепринятым нормам. Но Сфено права. Это его история. Зачем стирать любое напоминание о ней, если седина ничуть не вредит работе организма? Почему люди настолько помешаны на своей и чужой внешности? Почему они выбирают «красивую» картинку, вместо интересной истории?

- Значит, на людей эта штука тоже действует? – выйдя из раздумий, спросил он. 
- Да. Только не так, как на паранормальных сущностей. Людей разрывает, сущностей – ловит, как муху в банку. 
- Что-то прости? – Он обернулся у двери. 

Сфено медленно замахала головой из стороны в сторону, мол «типичная Эвриала». Она хоть и знала ее довольно долгое время, до сих пор не всегда понимала, когда она шутит, а когда говорит всерьез.

- То есть наоборот. Людей ловит, нечисть – разрывает. Но не всех — представителей большинства уже частично изученных видов. Извини. Настоящее оружие я выдать тебе не могу. Ты не знаешь, как им пользоваться. Его специально делают таким, чтобы нечисть не знала, как оно работает, и не могла использовать его против тебя. Минус в том…

- Да-да, я уже понял. Если оно непонятно для нечисти, то обычным людям, не экзо, уж тем более. Ты говорила. – Ульрих поднял вверх кулак и слегка им тряхнул в знак прощания на случай, если это будет его последний поход в уборную. 
Эвриала ответила ему тем же. 
- Экран…

Он кивнул и скрылся за аркой. 
У Сфено вдруг возникла идея, которой она не преминула поделиться с напарницей. Она подозвала ее к себе, но тут же с сожалением вспомнила, что им не стоит вслух обсуждать идеи, которые могут использовать против них же.
Эвриала подняла палец вверх и принялась нажимать на кнопки сенсорного экрана. 

«Если что, кричи через смс. Из-за ливня все равно не слышно».
«Окей, Эври». 
«Приехали…» - подумала она.

Последний, кто называл её «Эври», не считая матери, влюбился в неё по уши и даже написал собственной кровью на стене гаража напротив её окна «Эври, я тебя люблю». Она бы решила, что это краска, если бы не рой комаров, который стал заметен, когда она подошла к надписи, чтобы получше её рассмотреть. Теперь каждый раз, когда её называют «Эври», перед глазами встает её имя, написанное кровью, которое облепили мириады кровососущих. Но самым ужасным была даже не больная фантазия парня, а то, что она не испытывала к нему никаких чувств. 
А что она испытывает к Ульриху?

Мысли смешались, и она поняла, что Сфено трясет ее за плечо. Её палец указывал на всплывшее сообщение на экране контроллера, которое она только что ей отправила.

«Если ловушка только ловит человека, подобно огромной паутине, то в случае опасности, Ульрих может специально запрыгнуть в зону ее действия. Если сущность сунется туда же, её разорвет».

Все новое – хорошо забытое старое. Легким движением руки ловушка превращается в защитное кольцо, подобно соляному кругу из легенд о всякой дьявольщине. 

«Но если нечисть одна из тех, на кого ловушка не действует, то Ульриху не поздоровится».
«Если она достаточно умна, что бы прикинуться той, на кого ловушка действует, не поздоровится нам всем».
«Чёрт! Риск слишком велик. Они могут сработать против нас».

Они пожали плечами, решив оставить дальнейшее обсуждение вопроса до лучших времен. 

Всё было бы намного проще, если бы им стало известно, что это за существо разгуливает, увиливая от ловушек. 
Экраны их контроллеров мигали множеством красных и зеленых точек. Можно было подумать, что дом просто напичкан ловушками, но если увеличить масштаб, было видно, что между ними достаточно много места. Четыре поставлены на первом этаже и ещё 4 - на втором. Плюс ещё 3 зелёные точки – месторасположение всех 3 контроллеров. 

Сфено шлепнула себя ладонью по лбу, вспомнив, что не предупредила о ловушке, которую она приклеила на зеркало. Чтоб не попасть в нее, достаточно, чтобы между человеком и зеркалом было не менее 2 метров. 

Они прислушались. Кажется, дождь начал стихать. 
Зелёная точка Ульриха двигалась рядом с красной, которая мигала внутри полупрозрачной точки побольше, обозначавшей границы зоны поражения. 

Внимание Сфено привлекли голые ступни напарницы. Одной ногой она потирала другую, словно ей было очень холодно. 
- В следующий раз возьмем запасную обувь. – вслух подумала она.
- Они исчезнут так же, как и тапочки Ульриха. Может, он просто передумал и спрятал их. Решил, что я их недостойна. Или нечисть решила, что я их не достойна. Хм. А, может, они принадлежали его бывшей. Слишком много у нас этих «может»…
- Смотри! – перебила её Сфено, уставившись на экран на запястье. 
- Раз, два, три… - прошептала она и замерла.
- Все по-прежнему. Разве нет?

Всё не было по-прежнему. И она это поняла, когда проделала те же несложные арифметические манипуляции, что и Сфено. Одной мигающей точки не хватало – той, что должна была мигать возле Ульриха. 

Они переглянусь и как по команде ринулись в коридор. Эвриала ощутила, как что-то сжало её плечо и потянуло назад. Она машинально взялась за одно из устройств на портупее – результат продолжительных тренировок в школе. Тяжесть в груди спала. Это была всего лишь Сфено. 
- Смотри, куда идешь.

Не сводя глаз с экрана контроллера, они обогнули 2 ловушки и поднялись по скрипучим ступенькам, от звука которых голова втягивалась в плечи. В ванной комнате горел свет. Сфено достала модифицированную флешетту, а Эвриала отцепила от пояса трубочку для отпугивания и взглянула на менторшу, ожидая распоряжений. 

- Насчёт три. Раз, два…

Дверь распахнулась. В коридор залило светом и чем-то мокрым. Эвриала похлопала себя по спине, пытаясь нащупать водяной автомат. 
В дверном проеме вычертилась темная фигура Ульриха с автоматом в руках. И с ним все было в порядке.

- А это вы…Теперь мы квиты. – Он подмигнул Эвриале.
- Мы думали, с тобой что-то случилось! 

Сфено оттолкнула его в сторону и подошла к зеркалу, попеременно смотря то на него, то на контроллер. Медленно протянула руку и дотронулась до его поверхности.

- Сфен, не надо. – опасливо сказала Эвриала. У неё уже был опыт взаимодействия с зеркалами. Это стоило ей ботинок, подпорченного наряда и расшатанных нервов. Сфено, конечно, не просто погулять сюда пришла, и знает больше неё обо всём потустороннем, но ведь даже пловцы-олимпийцы редко, но тонут. Почему бы ей не «утонуть» в самый неподходящий момент?
- Не понимаю. Четвертая ловушка исчезла. Как? – пробормотала она, шаря пальцами по гладкой поверхности зеркала.



Midari Grom

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться