Нечистая, или сестры Медузы

Глава № 16. Ящик Пандоры

Имя было придумано — Эвриала номер 2. Эвриала номер 1 протестовала, поэтому было решено сделать его временным, пока не придумается что-то более подходящее. 

- Оно же будет занесено в реестр. Я не хочу, чтобы мое имя ассоциировалось с чудовищем! 
- Болезни часто называют в честь первооткрывателей. 
- Если это устраивало их, это не должно устраивать меня. – Эвриала с недовольным видом сложила руки на груди. 

Ульрих не хотел приходить в себя. По словам Эвриалы, он внезапно появился у нее за спиной и ее тело приняло меры раньше, чем ее мозг. Сфено на всякий случай проверила пульс. Он был жив. 

- Странно, что он не рассказал нам о второй двери. – задумчиво Сфено, раскрывая Ульриху по очереди оба глаза. Зрачки не двигались. 
- Видимо, он чувствовал себя лишним, и ему хотелось внести хоть какой-то вклад в дело. Если бы он рассказал нам о двери, разве мы бы его туда пустили? – Эвриала повернулась к своей застывшей копии и уперлась ладонями в бедра.
- Резонно. С каких пор ты так хорошо его знаешь?
- Ну…Мы немного пообщались и у меня сложилось такое впечатление.

Сфено подошла сзади и положила руку ей на плечо. Они обе стояли напротив девушки в ловушке.
Сфено не могла отделаться от вопроса «Почему Эвриала? Почему сущность проявляет к ней такой интерес?». Это могло быть совпадением, но что-то ей подсказывало, что этому есть какое-то другое, более правдоподобное, объяснение. Чтобы прийти хоть к какому-то выводу, ей нужно было мысленно просмотреть все события этой ночи, найти все намеки, которые обычно не замечаешь в спешке и сложить их вместе, как кусочки пазла. Но времени не было …

- Кажется, свою работу мы выполнили.

Появившийся из неоткуда кот решил внести в их жизнь немного острых ощущений. Его зубы вцепились в штанину Эвриалы. Он прижимался всем туловищем к полу и дергал головой из стороны в сторону. И хотя его уши тоже были прижаты, как это бывает у испуганных котов, его глаза, полные ярости, говорили о том, что он всерьез решил оторвать ей штанину.
- По-моему, мы его так и не покормили. Эй… - Эвриала стряхнула с себя ее руку.
- Что такое?
Она повернулась к Сфено. В тепловизоре, закрывавшем всю верхнюю часть лица, она была похожа на киборга. Нижняя часть лица был скорее подобием на лицо живого человека — на не нем было никаких эмоций.
- Ты что-то приклеила мне к спине? Зачем? – ее голос звучал холодно и жестко.
Сфено уставилась себе под ноги.
- Пойми меня правильно…

Резким движением руки она сорвала с ее головы тепловизор. На нее смотрели два глаза с золотистой радужкой. Девушка закричала громким нечеловеческим голосом, закинув голову далеко назад. Сфено машинально прижала кулаки к ушам. Голова закружилась и она пошатнулась. В одну из секунд, когда сознанию все-таки удалось вернуться в реальность, ее пальцы разжались, и на пол упала коробка с кнопками на одной из сторон.

Крик перешел в скулеж, который растворился в затихающем хрипе. 
Справа от нее больше никого не было. Зато слева стояла Эвриала. Она уперлась руками в колени и глубоко отдышалась. Рядом валялась ловушка, которая, судя по всему никогда и не действовала.

Эвриала вцепилась в ее плечо, и тяжело дыша, подняла туловище.
- Как ты…как ты догадалась, что это не настоящая я? – спросила она сиплым голосом. Сфено опустила ее в кресло и проверила пульс. Ее сердце стучало как бешенное, точно наверстывало упущенное за время, проведенное в замороженном состоянии. 

- Оно...кем бы оно ни было, допустило слишком много косяков. С чего бы начать…Включенный экран контроллера, твоя поза и, мне показалось, что у тебя на шее мышца дрогнула. 
- Есть! – Эвриала сделала жест, который выражал полную удовлетворенность собственной персоной. – Я пыталась дать тебе знак, но эта…тварь не давала мне это сделать. В какой-то момент на мгновение ее бдительность ослабла…А с позой что не так?

- Еще когда я увидела тебя, поняла, что ты тянулась к водяному автомату. Только ты могла додуматься в такой момент решить, что опасную неведомую тварь можно окатить водой и она, видимо, передумает нападать.
- Я не тянулась к нему… – буркнула Эвриала и шмыгнула носом. Она действительно потянулась за водяным пистолетом в самый неподходящий момент — когда, зайдя в комнату, увидела перед собой себя же. Ее успокаивал только тот факт, что психика человека работает таким образом, что когда он попадает в экстремальную ситуацию, срабатывает либо инстинкт, либо привычная схема поведения. А для нее было привычно баловаться водяным автоматом. Выходит, она всего лишь жертва человеческой природы.

Сфено дотронулась пальцем до коробочки, которая медленно двигалась по полу в направлении выхода. Коробка подскочила. Сфено наступила на нее ногой. Она чувствовала, как внутри ящика Пандоры, как они его называли, пульсирует нечто. 

Конечно, ловушка могла и не сработать. Стандартные ловушки, управляемые контроллером, не подействовали, но эта оказалась то, что надо. 
Эвриала выгнула спину, упираясь в нее руками. Где-то внутри нее хрустнуло. Ее лицо расплылось в блаженной улыбке. 

- Пора бы и Ульриха порадовать. Ульрих! – она повернулась к валяющемуся у двери телу. – Ульрих…Мы словили ее в ящик Пандоры. Не вздумай открывать или с тебя двойная плата. Ульрих! – она подняла его руку и пощупала пульс. - Проспал все веселье.

- Предлагаю перетащить его на кровать, раз такое дело. Бедный мальчик, не понимает, что эта сущность – его благословение. – Сфено спрятала коробочку в кармашек на портупее и взялась за руки Ульриха. Коробка завибрировала.

- Опасный случай. – Эвриала почесала затылок. – Он ненавидит людей нового эпохи, хотя сам к нему принадлежит. Может дойти и до суицида. 
Они взяли его за руки и ноги, и перетащили в другую комнату. На счет три тело полетело на диван и приземлилось с видом тряпичной куклы.
- Может. – Сфено с чувством выполненного долга отряхнула одну ладонь о другую. – Но если ты сможешь убедить его в том, что быть ведьмаком не так уж и плохо, он смирится.
- Почему я?
- Потому что ты ему нравишься. Это же очевидно.
- Стоп. – Эвриала чувствовала, что начинает краснеть. – Ты что-то слышала? Или...видела?

В сознании всплыл момент, когда они оказались одни в комнате. Не стоило ему целовать ее. Или стоило? У нее было странное предчувствие, что с ним могут быть проблемы. Он не воспримет свою природу. Что ж, придется поставить ему блок на разглашение любой информации, связанной с экзо. Это кажется хорошей защитой от длинного языка, но на самом деле в некоторых случаях такой блок только привлекает внимание. С человеком, который на все вопросы по конкретной теме отвечает только «не знаю», «не интересует», «ничего не слышал» и все в этом роде, явно не все в порядке. Любой, подозревающий его в нарушении закона, решит, что он что-то скрывает, и продолжит задавать каверзные вопросы. Похоже, его придется держать в заточении до тех пор, пока он не поймет, что ошибался.
Незаметно для себя, она стала нервно грызть ногти, посматривая на Сфено исподлобья. 

- Он наделил выдуманное существо твоей внешностью. Сначала попытка затащить тебя в зеркало. Потом тот инцидент с вороном. И последний аккорд – существо получает твое лицо и не только. Правда, некоторые детали оно упустило. Например, экран контроллера у него по-прежнему горел. Хотя сначала я подумала, что вряд ли это можно считать признаком подделки.

Коробка, прицепленная к портупее, снова задрожала. Внезапно она выскользнула из кармашка и чуть было не упала на пол. В каких-то сантиметрах от него она была поймана рукой Сфено. На мгновение она замерла, размышляя, что делать дальше. Ящик Пандоры плавно приземлился на дощатый пол. Из него доносились шорохи, постукивания и тихое рычание. Такому Алладину вряд ли кто рискнул бы потереть лампу.

- Говори! – резко крикнула Сфено.

Эвриала вздрогнула.

- У него часто болит голова, будто кто-то грызет его череп. – Тихий голос словно струйка тумана потек из глубин коробки. Он принадлежал мужчине. – Угрызения, они такие. Но не думайте…Он сам меня об этом просит. Сначала просит, а когда получает желаемое, жалуется.

- Тыы…Мужчина? Мы думали, ты призрак его бывшей. – произнесла Эвриала. Она держала руки в карманах. Точнее - спрятанные в них устройства. Тот, кто сидел в коробке, мог в очередной раз притворяться. Было бы глупо наступить на те же грабли.

- Не сказал бы. У меня есть некоторые черты, приписываемые мужчинам. Например, голос. Все из-за Ульриха. Он меня придумал таким. 

Его голос был спокоен, словно, он не имел к ним никакого дела, но все же чувствовалось, что ему нужно кому-то пожаловаться, возможно, даже исповедоваться. И если бы они направились к выходу, коробка покатилась бы за ними, ибо кот – неблагодарный слушатель, от которого не получишь ни грана ожидаемой реакции.

- Ты в курсе, что ты всего лишь проявление его неукрощенной силы? Стоит ему понять - кто ты, как этот балаган закончится. – сказала Сфено.
- Очень сомневаюсь. Боюсь, он продолжит себя уничтожать. Он занимался этим на протяжении 8 лет. Всего лишь 1 день в год, но какой эффект. Он узнает, кто я, и этот день превратится в вечность. 
- Ты не можешь этого знать. 
- Я – его персонифицированная совесть, этакий сосуд боли. Кому как не мне это знать? – повысила голос сущность. – он превратил эмоцию в личность и дал ей нож с тупым лезвием. Когда-нибудь его тоненькая шея все-таки сломается. Надеюсь, это случится совсем скоро. Мне надоело быть использованной не по назначению. – Я Сила под маской Совести. И лучше с меня ее не срывать!

Коробка кубарем покатилась к выходу. Эвриала преградила ему выход и придавила сверху сапогом. 
- Если ты такая могущественная, то почему наш ящик Пандоры оказался тебе не по зубам? – спросила она, уставившись на коробку. В ней вздохнули. 
- Как только Ульрих узнает, кто я, стены этого ящика перестанут для меня существовать. С другой стороны, если он решит, что его сила может быть упрятана в эту коробку, так тому и быть. Я как колесо, которое крутит само себя, но при этом корректируется ветром. 
- То есть…- задумалась Эвриала. – Если он решит, что ты жуткий клоун с бензопилой, который получает удовольствие от кромсания людей, ты им станешь?
Cфено шикнула. Она махнула головой в сторону спальни, в которой лежал Ульрих, всем своим видом как бы говоря «не подавай идеи этому чудовищу». 
- Именно. Поэтому ему лучше бы узнать, кто я. Иначе он может снова приписать мне выдуманный образ и тогда мне придется ему соответствовать.
Девушки переглянулись. Голос из шкатулки звучал спокойно и даже устало, с легкой примесью печали и, как показалось, Эвриале, сочувствия. 

Они и раньше сталкивались с ведьмаками и ведьмами, как их продолжает обзывать общество, накопленная нереализованная энергия которых, находила выход в образах из их кошмаров, страхов и желаний. 

К сожалению, у неконтролируемой Силы есть большой недостаток – любую мысль своего хозяина она может воспринять, как призыв к действию, любой образ, всплывший в его сознании, может быть подхвачен и напялен на себя Силой.

Она как маленький ребенок, который хочет хоть чем-то помочь своим родителям. Они раз за разом говорят, что ему еще рано играть с такими вещами, что его помощь пока не требуется, и тогда он сам берется за свое воспитание, и сам пытается учиться, хватаясь за все те вещи, которые родители оставили без присмотра. Любая мысль, не спрятанная на крышке шкафа, любая, до которой можно дотянуться, может быть использована Силой.

- Снова? Какой образ ты носила все это время? – спросила Сфено.
- Медузы. 
- Горгоны?
- Иногда и ее тоже. Но это из-за ассоциаций. Слушайте, когда хозяин проснется, я могу начать вести себя непредсказуемо. Не обессудьте. Я тут не причем. Виновато его воображение. 

Повисло молчание. Они ждали, когда он ответит на их вопрос. Формально он ответил, но ответ был неполным, пока он не прошептал:

- Сестры.
- Мы не сестры, но да, родственники. – Сфено опустила ладонь на плечо Эвриале. Та ответ слегка приподняла уголки губ.

В коробке кашлянули.
- Я имела в виду не это. Все это время я носила образ его сестры.

Это было что-то новенькое.

Они не знали, чему удивляться больше. Тому, что мужской голос говорит о себе в женском роде, или тому, что он сообщил. Конечно, версию о призраке его бывшей они выдумали в процессе обработки клиента, так как он еще не был готов к тому, чтобы воспринять правду о себе. 

- Разве Ульрих не рассказывал вам о своей сестре? Конечно, не рассказывал. Он ведь ее убил.

Из соседней комнаты донесся тихий стон и шуршание.
- Думаю, я смогу его некоторое время удерживать. – спокойно произнес голос. – Странно. Чем меньше он меня неосознанно контролирует, тем меньше мне хочется вас прикончить.

- Стоп. Ты можешь воздействовать на него сквозь ящик Пандоры? Тогда почему она удерживает тебя? – Сфено медленно вышагивала от одной стены комнаты к другой, перекатывая пальцами флешетту, так что вверху оказывался то, один, то другой её конец.

- Кажется, мы это уже проходили. – вздохнул голос. – Он верит в вас. И пока он уверен, что вы способны меня одолеть, способны обуздать выдуманный им призрак сестры, вы будете побеждать. Да, все непросто. Он контролирует меня. Я контролирую его.

- Постойте-ка. Никто не хочет обсудить, что только что Сила, она же Совесть с мужским голосом, нам сказала? – вмешалась Эвриала.
- Иногда у меня женский голос. Голос его сестры.
- Вот это я и хочу обсудить. Ты сказал, он убил свою сестру.

До них снова донеслись стоны и бормотание. Коробка шелохнулась.
- Не в прямом смысле.
- Не знала, что у Совести знает, что такое аллегория.
- Это не аллегория. Совесть знает только мучительную правду. И я поведаю вам ее, хотите вы этого или нет. Усаживайтесь поудобнее и слушайте.
- Постойте! – Эвриала вытянула руки вперед в останавливающем жесте, будто собираясь сдерживать толпу. – Я поняла, почему ты являлась к нам в моем образе, почему пыталась вытолкнуть меня из тела. 
- Потому что я неприрученная Сила, черпающая вдохновение в сознании своего хозяина. – устало произнес голос. – Ты ему нравишься.

Коробка сделала несколько переворотов. Они дернулись было ее ловить, но на середине комнаты она остановилась. Внутри нее откашлялись. Наступила пауза, которая рождала в воображении притихший перед началом спектакля зал. 

Они погрузились в транс. Веки опустились и экзо увидели перед собой Ульриха. Это явно был он, правда с короткими волосами и лицом, которое немного отличалось от того, что они видели раньше. Он был совсем юным, на вид — не старше 20 лет. А рядом девушка, с глазами, заглянув в которые у них сразу возникло чувство, будто они встретили давнюю подругу, будто они разделяют что-то общее, чего у них не отнять. 

Они бы и дальше рассматривали ее, если бы не история, которая начала разворачиваться прямо у них перед глазами…



Midari Grom

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться