Нечистик

Font size: - +

Глава 17 Засада

  
   Радостные крики толпы сменились воплями ужаса. Неужели люди все-таки поняли, что натворили? Да только уж слишком поздно! Юноша открыл глаза - и те чуть ли ни выпрыгнули наружу. Подле огненной пирамиды, в которую превратился стог, возвышался серый волчара огромных размеров. "Ведьмак!" - облегченно выдохнул Малк. Но приглядевшись внимательнее, парень понял, что поспешил радоваться - то оказался вовсе не учитель. Ведь волчий образ хозяина черной хаты имел угольный цвет, под стать смоляным волосам. Так кто же тогда скалил зубы, отгоняя людей от пожарища? Малк подбежал ближе. Препятствовать ему никто и не собирался - все смельчаки уже давно мчались прочь, ища спасения в собственных хижинах. Можно было не удивляться, распознав среди первых людей, достигших деревни, местного пьяницу и сына кузнеца, еще совсем недавно демонстрирующих чудеса храбрости и смекалки. Так кто же только что прыгнул в сердцевину огня? Малк подбежал к полыхающему сену. Ему и самому безумно хотелось помочь зверю, кем бы тот ни являлся. Но жар не подпускал к себе ни на вершок.
  - А будь, что будет! - воскликнул юноша и, прикрыв голову руками, занес ногу для прыжка в костер и тут же поставил ее обратно. Серый волк, с горящей по бокам шерстью, тащил в зубах окровавленного ведьмака, который не подавал никаких признаков жизни. Малк бросился к ним.
  - Давай, катайся по земле, сбивай пламя, - крикнул он волку, а сам принялся тушить учителя. Хвала богам, его рубаха только-только начала гореть. К великому счастью ухо уловило еле слышное дыхание. Жив! Хвала богам! Хвала богам! Юноша обернулся - возможно, волку тоже требовалась помощь. Зверь лежал неподалеку. Его шкура больше не дымилась, но от нее шел сильный смрад горелого. Волк жалобно поскуливал, а в желтых глазах читалась мольба о спасении ведьмака.
  - А это ты, - наконец, Малк узнал волколака ворожеи. - Благодарствую, ты успел вовремя.
   Рука привычно сползла в сумку, вытащив сосуд с ценнейшей жидкостью на всем белом свете. Несколько капель слетели на пересохшие губы учителя и тут же принялись за дело. Волколаку тоже досталось немного живой воды. Малку сдавалось, что он готов вечно наблюдать за чудом исцеления. Но если то, что должно было произойти с ведьмаком, юноша видел уже не раз, то изменения, охватившие зверя, поражали каждую клеточку воображения. Волдыри на, обнажившейся от огня, коже сжимались и превращались в нежно-розовую плоть, из которой тут же отрастала шерсть - еще более гладкая и блестящая, нежели раньше. Эх, жаль только вода прежнего облика заколдованным людям не возвращает.
   Учитель сел. Теперь о его бичевании напоминала только залитая кровью рубаха.
  - Благодарствую, серый. А ты зачем прибег? Случилось чего? - спросил ведьмак так бодро, словно все, что с ним произошло, было не более чем сон. Волколак мотнул головой, а в ответ на почесывание завыл, прищурив желтые глаза.
  - Ты как, учитель? - Малка обдало кипятком стыда, словно только он отвечал за все, что люди учинили над ведьмаком.
  - Добре. Правда, пока не ведаю, как помочь этим дурням.
  Сын мельника почувствовал себя еще хуже, не заметив в прозвучавшем голосе ни обиды, ни злобы на селян. Словно хозяин черной хаты относился к ним, как к несмышленышам.
  - Где меч?
   Малк посмотрел на свои руки, только сейчас осознав, что они пусты. И в ужасе уставился на учителя:
  - Его вроде сын кузнеца забрал, - в смутном воспоминании что-то поддакнуло.
  - Надобно вернуть, - губы ведьмака превратились в узкую полоску.
   Лада резко сбавила высоту и приземлилась в траву. Она стала кричать, словно привлекала к себе внимание. Находка пустельги сильно обрадовала - на зеленом ковре смиренно ожидал владельца блестящий меч. Видать, сын кузнеца, в ужасе убегая с места несостоявшейся казни, решил избавиться от опасного трофея.
  - Учитель, я так и не понял, что же произошло? Ведь я убил упыря, сделал все, как ты говорил. Почему Лада, съев плоти кровопивца, так и не обратилась из птицы в человека? И кто же Андруся с женой убил? Неужто наш мертвяк опять из могилы вылез или какая бестолочь его вновь освободила?
  - Сейчас во всем разберемся. Пошли. Тут нельзя оставаться. Они вернутся, но только с факелами и топорами.
   Малк заспешил следом. Волколак семенил рядом, а пустельга как обычно парила над головами.
  - Куда мы?
  - К кладбищу, ты ведь за его межой упыря закопал?
  - Да, но зачем?
  - Надобно убедиться, что могила не тронута. Важно ведать, что упырь из нее не выбрался.
  - Но разве это возможно, с колом-то в сердце? Да еще ведь там семена мака!
  - Нет, но мало ли что. Надобно выяснить наверняка. А там решим и остальное.
  
***
   Волколак не возвратился и с рассветом. Марыся сильно тревожилась. Хоть бы в беду какую не встрял. Он ведь такой доверчивый. Дети вели себя тихо. Женщина с сожалением уже в который раз подбросила в костер щепотку забывай-травы. Но только так можно было отогнать от маленьких головок воспоминания о доме и невесть куда пропавшем волколаке. Верная Каруша неподвижно сидела на ветке.
  - Милая, слетала б ты к черной хате. Авось уже вернуться можно? Кошечка ведьмака тебе все поведает.
   Ворона не дожидаясь повторения просьбы, сорвалась с места и скрылась среди черно-рыжих стволов.
  
***
   Нетипичный хоровод огибал свежую земляную насыпь. Ведьмак внимательно озирал могилку, где нашел упокоение упырь. Малк старался выявить: не осталась ли где-нибудь брешь, чрез которую нечистик смог бы вновь приняться за кровавое лиходейство. Волколак то и дело принюхивался - и чихал. Что крутилось в звериной голове, было неведомо.
  - Кажись, все как надобно, - произнес юноша.
  - И следов, что он оттуда выбирался, тоже нет.
  - Странно. В чем же тогда дело?
  - Дай как мне тот кусок мяса, что ты припас для нашего волколака.
   Малк, будто извиняясь, что не догадался раньше, протянул учителю сумку:
  - Все там.
  - Сейчас выясним, - пообещал ведьмак, и близко не обратив внимания на упущение ученика.
   Волк несмело заглотил предложенный кусок. Но... Ничего не произошло.
  - Может, все-таки стоило прожевать? - высказал предположение сын мельника.
  - Да нет. Это тут ни при чем.
  - А что ж тогда?
  - Видать, у нас предстоит еще одна работенка. Так я и думал, - подтвердил свои недавние догадки ведьмак.
  - О чем ты?
  - Похоже, мы имеем дело не с одним нечистиком. Вернее теперь уже с одним.
  - Как это?
  - Да наш упокоенный друг, оказывается, не был одинок в своей жажде крови, - ведьмак указал на могилу.
  - Ты хочешь сказать, что по деревне гуляет еще один упырь? И это он высосал Андруся и его жену до смерти? - ужаснулся юноша.
  - Да, - коротко бросил учитель. - И теперь нужно выяснить кто это и где он.
  - А догадки есть?
  - Есть.
  
***
   Каруша оповестила о своем прибытии громким карканьем.
  - Ну чего там, милая? Уже ушли?
  - Ка-а-ар!
   Конечно, Марыся ничего не уразумела. В отличие от ведьмака она не понимала языка птиц и зверей. Слишком большой платы требовало обретение этого умения, потому и мыслить об оном не хотелось. К тому ж люди никогда бы ни признали, что этот дар от светлых богов. Ведьмаков издревле считали порождением зла, хоть и бежали к ним за подмогой в миг отчаяния.
  - Ой, смотрите! - запищала дочка вдовицы.
   Ворожея оглянулась - по болотным кочкам волочилась кошка ведьмака. Зоркий глаз-уголек сразу приметил, что зверек сильно пострадал от огня.
  - Ай-яй, кто ж это тебя так? Неужто хата сгорела?
   Но обессиленное животное только и смогло, что плюхнуться наземь.
  - Ну да ничего, я тебя выхожу.
   Пожилая женщина с ловкостью молодухи металась по поляне, смешивая какие-то порошки да что-то нашептывая. Нарванные лоскуты из подстилки отлично сгодились для поддержки приложенного к обожженным бокам целебного зелья. Зверек не противился, с благодарностью взирая на знахарку.
  - Это, конечно, не живая вода, но тоже добре лечит.
  - Тетка Марыся, а кто это с ней сделал? Нечистик?
  - Не ведаю, милая. Одно могу сказать точно, некуда нам теперь возвращаться. Придется здесь еще немного побыть.
   Кошка одобрительно заурчала и кивнула вдруг сорвавшейся с ветки вороне, понесшей в клюве очередное послание.
  
***
  - И кто же это? - задыхаясь от напряжения, спросил Малк.
  - А вот пойдем, посмотрим.
   Ведьмак широким шагом проследовал к центру кладбища. В голове сына мельника уже зрел ответ. Но юноша изо всех сил старался его не замечать. Не хотелось верить страшной разгадке. В конце концов, ее еще надобно доказать. Пусть это по-детски, но Малк ни за что не поверит, пока собственными глазами не увидит. Увы, учитель действительно встал аккурат напротив могилы, что была немногим старше той, которую этой ночью выкопал парень.
  - Гурка?! - все еще надеясь на отрицательный ответ, спросил Малк.
  - Гурка, - подтвердил ведьмак, обведя взглядом небольшую курганчик.
  - Но...
  - Суди сам. Лада пыталась остановить упыря - и была перевернута в пустельгу. Вернуть ее к прежней жизни можно только дав съесть кусок мяса того, кто ее заколдовал. Именно потому у тебя ничего не вышло. Не кровопивец с постоялого двора Ладу и волколака нашего обратил.
  - Ну, а как же то, что видела Ядя? Зеленые глаза? Я точно ведаю: свои сапфировые очи Лада унаследовала именно от отца...
  - Это всего лишь может означать, что либо Гурка вообще своих не пил, либо пил, но не один. Наоборот то, что упырь сосал кровь всех домочадцев, кроме хозяина избы, а Ладу вообще обратил в птицу, лишний раз указывает именно на Гурку. А та история с мужиками в лесу? Ты не думаешь, что как-то все странно там вышло? Почему нечистик только лесничего высмоктал до смерти? Скорее уж упырь-Гурка просто мертвяком с первым лучом пал.
  - Что-то внутри мне подсказывает, что все это действительно так. Но все же маловато доказательств, тебе не кажется?
   Учитель ответил не сразу:
  - Ты прав. Именно это и удерживает меня от того, чтобы прямо сейчас расправиться с Гуркой.
  - А как же ножи, что Гурка в лесу нашел? - осенило вдруг юношу.
  - Сдается мне, что он их для отвода глаз притащил. Ведь упыри невероятно хитры. А Гурка и при жизни редкой сметливостью отличался.
   Малк задумался.
  - Послушай, учитель, а может нам его могилу раскопать?
  - Это ничего не даст. Днем упыря никак не отличить от самого обычного мертвяка...
  - А ночью уже может быть поздно, - нахмурившись, добавил юноша и тут же вспомнил, как пустельга-Лада убивалась на могилке отца. Неужели она тогда пыталась рассказать, кто на самом деле кровопивец? - Что ж тогда делать?
  - Ждать.
  - Пока он снова на кого-нибудь ни нападет?
   Ведьмак кивнул:
  - Пока ни попытается. Мы устроим ему засаду прямо здесь.
  - А если наши догадки окажутся верны, как мы с ним справимся? Ведь ни кола, ни мака-самосея у нас боле нет.
  - Да-а-а, - протянул учитель, - такой кол нам вряд ли удастся когда-нибудь достать.
  Малк, вспомнив, как поддался праздному любопытству в Гиблом озере - и чуть ни погубил все дело, неожиданно нашел носки своих сапог невероятно интересными.
  - Зато семена мака добыть можно, - мужчина слегка улыбнулся, заприметив заалевшие щеки ученика.
  - Как? - мигом загорелся юноша.
  - Ну, я думаю, в вашей деревне много у кого в закромах такое добро хранится.
  - Да, но кто нам его даст? Тебя к селу на расстояние выпущенной стрелы не подпустят, а меня... Я ж теперь тоже с тобой - они это ведают.
  - К Яде надобно идти. Она должна помочь.
  - Бесполезно. Ее вряд ли мой отец из дому выпустит, еще чего доброго запугает, что ты придешь кровь пить у малышей.
  - Тем лучше, пойдем в хату лесничего. В пустом доме нам будет легче и проще найти то, что нужно.
   Учитель, ученик и двое обращенных направились к лесу - пробираться через деревню было нельзя. Хорошо, что хоть жилище Гурки находилось поодаль от ненужных глаз.
  
***
   Они почти вплотную подошли к добротному дому покойного Гурки. Быстро поняв, что хата пустует, путники, стараясь оставаться незамеченными, проскользнули внутрь. Здесь все сохранилось так, как было после их битвы с нечистиком. Волколак опасливо вращал ушами. Да и Малк с ведьмаком не теряли бдительности: никак не получалось чувствовать себя в безопасности.
  - Где они хранят зерно и прочие припасы?
  - Точно не знаю, но Лада говорила, что в хате погребок имеется. А еще там, у хлева пристройка.
  - Пойдем к хлеву. А ты, пожалуй, в лес вертайся. Да помоги Марысе с детьми. Им сейчас тяжко будет - хаты моей боле нет. И сюда покамест не приходи. Я сам дам знать, когда можно. Думаю, это случится скоро... Да, погоди, - ведьмак вошел в хлев лесничего и через пару мгновений вытащил оттуда четыре курицы, только-только придушенные. - Вот, две тебе, остальные ворожее отнесешь.
  -Ты не серчай на меня Лада, да только эти куры сейчас им нужнее.
   Птица тихонько крикнула, будто подтверждая правильность решения ведьмака. Лишь только волколачий хвост спрятался в лесу, Малк спросил:
  - Учитель, а откуда тебе ведомо, что черной хаты боле нет?
  - Все просто: с жилищем ведьмака случается тоже, что и с его хозяином. Я почти сгорел, вот и хате моей досталось не меньше.
  - Но ты ведь жив.
  - Ну, думаю, что и у нее пару стен уцелели, - грустно растолковал учитель. - Ладно, давай-ка поспешим. Нельзя нам тут долго.
   Мужчины, еще раз оглядевшись, нырнули в пристройку. Сделана она была на славу: ни единой щели, внутри сухо и прохладно. Вряд ли сюда хотя бы одной мухе когда-нибудь удавалось попасть, не говоря уже о мышах. И снова ночное зрение пришлось к месту. Без него вряд ли получилось бы хоть что-то разглядеть. Семья лесничего не жила богато, особливо после ухода ее главы. Но скотину держали, огород возделывали, трудились от мала до велика, оттого и голода никогда не ведали. И все же Ядя долго была без мужа, тянула все на себе, а потому здесь имелось чем восхититься. Постройка полнилась пузатыми мешками и мешочками.
  - Хороши хозяйки-то, - отметил учитель. - Все тут как надобно.
   Юноша то и дело вертел головой, восхищаясь ухоженностью и ладностью закромов семьи лесничего.
  - А вон и то, за чем мы сюда пожаловали, - мужчина сделал несколько шагов и подошел к левой стене.
  На длинной полке в рядок, плотно друг к дружке жались небольшие мешочки. Ведьмак с первого раза нашел тот, что был им нужен.
  - Надобно уходить, чую, сюда идут, - учитель ловко выскочил из постройки и нырнул в чащу. Юноша не отставал. Хата лесничего быстро скрылась из виду.
  - Куда теперь?
  - Давай к реке сходим. Обмоемся да сил перед засадой наберемся.
   Спутники расположились на берегу реки в зарослях камыша со стороны леса. Уютным это слизковатое место язык не поворачивался назвать, но зато здесь их вряд ли кто-то обнаружил бы. Лада сидела на дереве неподалеку. В отличие от непутевого волколака, она научилась совсем неплохо охотиться. Правда, сырое мясо ей по-прежнему претило. И сейчас, именно благодаря сноровке пустельги, учителю с учеником предстояло отведать совсем недурной снеди.
   Пока ведьмак обмывался и пытался хоть немного отстирать одежу от крови, Малк зажарил зайца. Конечно, если б получилось добыть соли, трапеза стала бы намного вкуснее. Однако запах и так сводил с ума, заставляя сглатывать слюнки. К тому ж в сумке лежал добрый ломоть хлеба, что дала мельничиха. Да квасок!
   Учитель с учеником с удовольствием поели и решили немного покемарить, так как темнота покамест не собралась в гости. Пустельга сидела настороже.
  
***
  - Ну, наконец-то ты вернулся. Я уж испереживалась вся. Где тебя нечистики носили? - Марыся больше делала вид, нежели ругалась на самом деле. Она и сама удивлялась, что волколак ее слушает и даже побаивается. Вот и сейчас, бросив ей под ноги две курицы, невесть где добытые, он сам подобно цепному псу лежал, тихонько поскуливая.
  - Не ругай его, он хороший. Видишь, он нам поесть принес, - стала на защиту огромного волколака крохотная пятилетняя девочка. К ней мигом присоединились и прочие ребятишки.
  - Ладно-ладно, не буду. Только боле от нас ни лапой! - все еще хмурилась лекарка. Но уже в следующее мгновение, ощипывая добычу, она довольно наблюдала за тем, как дети верещали от восторга, сидя на мохнатой спине. Ворожея в третий раз сыпнула в костерок немного забывай-травы и, вздыхая, молила богов, чтобы все это поскорее осталось в прошлом.
  
***
   Малка разбудил разговор. Поначалу юноша решил, что ведьмак беседует с Ладой, но протяжное "К-а-ар" тут же дало знать об ошибке.
  - Благодарствую, Каруша. Как дети?
  - Ка-а-ар!
  - А кошка уцелела?
  - Ка-а-ар!
  - Вот и добре. А хата эта мне теперь без надобности и жалеть о ней нечего - мой путь иной.
  - Ка-ар!
  - Ты все ж возвращайся к Марысе. Мы тут и сами управимся.
   Ворона послушно поднялась в воздух и, бросив на прощание еще одно "Ка-а-ар", полетела обратно.
  - Подтверждаются наши догадки, Малк. Читать умеешь?
   Парень кивнул.
  - Тогда на вот.
   Юноша сразу узнал кусок бересты: на нем все еще виднелись слова, предназначавшиеся ворожее. Обратная же сторона рассказывала о том, что лекарка узнала от дочки вдовицы Марьяны. Парень обомлел. Вот и еще одна монетка упала в мешок вины Гурки. Но сердце все равно отчаянно отворачивалось от растущей кучи доказательств.
  - Это что-то меняет?
  - Нет, станем действовать по плану, - учитель уселся на траву и, смахнув с руки первого комара, всмотрелся в розовеющее небо. - Ждать осталось уже недолго.
   Ведьмак оказался прав: день быстро стал сдавать ночи свои позиции, мнившиеся такими прочными. Хотя как всегда не прошло без небольшого боя, привычно закончившегося сумерками.
  - Помни, нас не должны заметить, - учитель и Малк подходили к кладбищу. Кругом властвовала тишина, которую предвкушение встречи с нечистиком делало зловещей. Путники успешно миновали насыпь, укрывавшую кровопивца с постоялого двора, и вошли в черту, где покоились тела всех угодных богам людей. Ну, или почти всех.
  - Учитель, а что..., - но, услышав позади себя звук чьего-то движения, Малк не закончил вопрос. Неужели упырь? Юноша обернулся. Перед ним выросла огромная фигура совершенно незнакомого гиганта. Защищаться было нечем - единственное оружие покоилось на поясе у ведьмака. Но сжавшиеся без приказа кулаки, обещали, что просто так не сдадутся.
  - Глупо, очень глупо. Я ведь не один, - мужчина огромного роста улыбнулся, напомнив лису, загнавшую дичь в угол.
  - Я думаю, что не стоит даже пытаться, - подтвердил кто-то еще.
  - Не капризничайте, все кончено. Отдай меч, - прозвучал третий, удивительно певучий голос.
   Однако сын мельника решил: его душа будет чувствовать себя намного спокойнее в Вырае, вспоминая о том, что тело сделало все возможное, чтобы с ней не расстаться.
  - Стой, Малк, - вдруг произнес ведьмак, покорно отдавая колдовской клинок. - Не надобно.
  - Но учитель...
  - Нет.
   С непередаваемым сожалением юноша разжал кулаки. Подошло еще три человека. И стоило телу чуть расслабиться, как глаза тут же рассмотрели тех, кто успел устроить засаду намного раньше. Оказалось, что это обычные люди, а никакие не упыри. Облачение и осанка выдавали воинов. А качество мечей, выдержка и поведение говорили о том, что эти бойцы участвовали в десятках, если ни сотнях сражений. Сомнений не осталось - прибыла княжеская дружина. Интересно, кто же из них сам князь?
  - Надобно кое-что уточнить, - светловолосый мужчина приблизительно вдвое старше Малка, словно не говорил, а пел. - Ведьмак и сын мельника?
  - Да, - холодно подтвердил учитель.
  - Следуйте за нами.
  - И без фокусов, - уточнил здоровяк.
  - Дозвольте нам только кое-что сделать, - попросил юноша. - Поверьте, это для блага деревни и ее жителей.
  - Вы уже достаточно сделали, - процедил коренастый бритоголовый воин с раскосыми глазами.
  - Не груби, Алтам, - прогремел волот.
  - Пойдемте в деревню, - певучее, но твердое приглашение не предполагало возражений.
  - Но вы не понимаете, ведь упырь... - гнул свое Малк. Услыхав недосказанную юношей причину, воины загоготали. Все кроме светловолосого.
  - Пойдемте. Мы сейчас разберемся, что вы тут собирались вытворить на благо деревни, - стальные нотки в мелодичном голосе усилились.
   Юноша понял: спорить бесполезно - и поплелся в указанном направлении. Он не сомневался, что этой ночью будет снова совершено нападение. Оставалось только гадать на кого. Хорошо бы упырь ограничился коровой или бараном. Но вероятнее всего все закончится намного плачевнее. Учитель хранил молчание, его лицо опять стало сильно походить на маску.



Катя Зазовка

Edited: 28.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: