Нечистик

Font size: - +

Глава 3 Скопище да чурбан

  
   День был в разгаре, а нехитрая деревенская дружина все еще топталась у мельницы. Вместо того чтобы как можно быстрее направиться в лес и разыскать следы теленка, мужики отчаянно спорили. Мудрый мельник и его сын больше не участвовали в шумном разговоре, а сидели в сторонке. Этот балаган только и заслуживал жалости. Не диво, что дети и скот до сих пор пропадают. С такими-то вояками. Возвратившиеся кузнец и его друг перевооружились - и теперь гордо выставляли на обозрение молот и топор. Интересно, как светловолосый мастер собирался сражаться этой тяжеленной кувалдой? Малк вначале неоднократно порывался показать то место, где он ночью услышал мычание, а потом успокоился, осознав всю бессмыслицу затеянного похода. Такой толпой можно только птиц пугать.
   Наконец, подоспел староста. Он коротко поведал о случившемся в доме лесничего, тем самым сильно охладив пыл собравшихся смельчаков. Каждый из них уже вовсе не стремился участвовать в поисках. Вояки даже перестали спорить о том, как правильно ловить волков-людоедов. Правда, приход Андруся имел и добрую сторону: создал хоть какой-то порядок в рядах сельского воинства. Глава деревни, узнав о ночном происшествии Малка, велел тут же показать дорогу.
   Юноша шагал впереди, он хорошо запомнил то место. Путь оказался недолгим. Мужики, по приказу старосты обыскивали пролесок. Эх, жаль, что с ними Гурки не было, тот бы сразу узрел следы. Воины бестолково мяли лесную подстилку лаптями. Кузнец уже устал от своей ноши - и с трудом волочил ее по земле.
  Через полчаса чуть поодаль от всех мельник углядел траву измазанную багрянцем. Кровь! И там еще. Похоже, он напал на след лиходея.
  - Эй, Андрусь! Пойди-ка сюда, - кликнул мельник.
   В ответ вся толпа разом ринулась к месту находки.
  - Да, погодьте! - рявкнул Андрусь. - Сейчас и здесь все перетопчите. С вами связываться - себе дороже!
   Мужики нерешительно остановились и воззрились друг на друга. Плохо различимые мазки крови заставили старосту подумать о самом страшном: если теле убито, возможно, и детей уже отыскать живыми не удастся. Стоит ли тогда продолжать поиски? Не хватало еще и самим в болотах утопнуть. Эх, жаль, что сыновья именно сейчас в Туров подались у тамошних мастеров обучаться.
   Мельник легко угадал сомнения на немолодом лице старосты и решился дать совет:
  - Я вот что думаю, Андрусь. В лес нам все равно надобно. Хоть останки, а следует сыскать. Иначе так и не поймем, что за лихо здесь поселилось. А вдруг то, что с Ядей да малышней ее случилось - лишь начало? Только идти всей дружине не след, - мельник ехидно хмыкнул и, понизив голос, добавил, - а самым смышленым.
  - Тут, ты прав, - согласился Андрусь и, еще раз оглядев жалкое воинство, объявил. - Все, поход окончен, можете расходиться по домам.
   Деревенские жители заметно повеселели и больше не выказывали никакого желания отыскать ни пропавшего теленка, ни тем паче таинственного лиходея. Остались лишь мельник с сыном, староста, кузнец с другом и еще один рыжеватый мужик (знатный мастер кожевенных дел), что к вдовице Марьяне захаживать стал.
  - Тоже мне смельчаки высеялись, - невнятно буркнул под нос мельник.
  - Что ж вот и ладно, а мы продолжим поиски, - заключил староста.
  - Так ты ж сказал... - начал, было, кузнец.
  - Перун, всемогущий, я ж думал, вы поняли! - вознес руки к небу Андрусь.
  - Что поняли? - подлил масла в огонь стушевавшийся друг кузнеца.
  - Дай, я попробую, Андрусь. Раз уж они остались. Все равно нас и так немного, - подоспел на подмогу мельник. - Разумеете, мы все-таки пойдем искать теле. Большой толпой это делать бессмысленно. Да и сами видели, что многие просто боятся. А страх нам теперь - первый враг. Если не трусите, то идем прямо сейчас.
   Кузнец с другом сейчас сильно походили на загнанных в угол мышей, но признаваться в трусости не посмели. Поэтому, с напускной храбростью заковыляли вслед за поредевшей деревенской дружиной.
  Отвратительные багряные следы долго водили по лесу, петляли, становились ярче, превращаясь в иссохшие лужи, словно убийца периодически отдыхал, а порой и вовсе исчезали. К вечеру путники неожиданно услышали, как в небо пугливо взвилось никак не меньше нескольких десятков птиц. По этому шуму и присоединившемуся к нему отвратительному смраду они нашли поляну, прямо-таки усыпанную костями.
  Густой валежник окольцевал страшное кладбище и полностью скрыл его от посторонних глаз. Если б ни птицы, то путники никогда бы не нашли это место. Кости, кости, кругом кости. Большие и маленькие, с еще налипшими кусками несвежего мяса и полностью обглоданные. Словно мерзкая корона, это кладбище венчало полусъеденная тушка теленка. По необычному пятнышку в виде сердца на голове стало ясно, что это и был теленок Нюрки.
  - Вот это да, - вслух ужаснулись кузнец с другом.
  - А вон, видать, и пропавший, - указал пальцем друг кузнеца. Остальные молча взирали на отвратительное скопище. Почти у каждого проносились одни и те же мысли - а только ли животных здесь останки?
  - Что будем делать? - даже находчивый мельник растерялся. - Не тащить же это в деревню, да и как?
  - А убедиться, что тут нет костей людей надо, - твердо заявил староста.
  - Мы, что будем в этом копаться? - еле сдерживая рвотный позыв, уточнил Малк.
  - Пока не знаю.
  - Не, Андрусь, я думаю, что здесь нужен тот, кто в костях да повадках хищников разбирается, - пришел на выручку молчавший до селе рыжеватый мужик.
  - Это ты к чему?
  - А к тому, что, мне неведомо такого, чтоб волки скопище из костей делали. Неизвестно чьих лап или вероятнее всего обращенных рук это дело. Я думаю, что нам к лесничему надо. С ним мы быстрее во всем этом разберемся.
  - Дело говоришь, Тарас, - согласился мельник с предложением рыжеватого.
  - Но ведь совсем скоро стемнеет, - воспротивился староста.
  - То-то и оно. Попробуй в темноте тут что-нибудь разбери. Мы ж даже факелов не захватили. Надобно вернуться, Гурку с собой взять да еще пару мужичков. Мало ли с чем или точнее кем столкнуться придется, - заключил ухажер вдовицы.
   Услышав о возможном возврате до темноты в деревню, кузнец с другом закивали, пылко поддерживая говорившего. Староста сдался. Его и самого не прельщала возможность заночевать в лесу без огня. Но и откладывать до завтра было нельзя. Мало ли как поведет себя хозяин кладбища - вдруг возьмет да и попрячет все улики? Решено. Надо вернуться.
  
***
  Лада громко постучала в дом мельника. Дверь отворила приветливая немолодая женщина, мать Малка:
  - А, это ты Ладушка, а сына нет. Они с мужиками пошли Нюркиного теленка искать. Обещались скоро вернуться. Хочешь здесь подожди.
  - Благодарствую, не могу я. У меня мамка и братья тяжело заболели.
  - А что приключилось-то? - забеспокоилась женщина.
  - Сама толком не знаю. До сих пор в себя не пришли. С ночи проснуться не могут.
  - Так может помочь чем?
  - Не, благодарствую. Тетка Марыся уже все сделала.
  - Видать, действительно что-то серьезное, раз ты за подмогой к ворожее пошла... Кваску выпьешь? Он у меня славный получился.
  - Не, благодарствую, побегу. А то вдруг они очнулись, а меня нет.
  - А что Малку-то передать?
  - Пусть как воротится, ко мне заглянет, - уже набегу крикнула девица.
   Доброй женой будет Лада - и собой хороша, и сердечная, и хозяйственная. Малк лучшую невесту из всей деревни выбрал, а то и всех соседних селений. Только вот со сватами поспешить не мешало бы, а то мало ли еще какой охотник до ее красы сыщется. Женщина убедилась, что со стороны леса никто не идет, и плотно закрыла дверь. Теперь она делала так всегда - слишком опасно стало, к тому же мельница на отшибе покоилась, вдалеке от деревни. Мало ли кто наведываться повадится?
   Лада вернулась домой в надежде, что кто-нибудь уже оклемался, но ее ожидания не подтвердились. Правда, теперь мамка и братья скорее выглядели просто крепко спящими, чем больными.
  Эх, быстрей бы отец пришел. А может все-таки рассказать ему? Жутковато одной-то нечистика встречать. Нет, раз она решила, что сама справится, то так и сделает!
  Не ведая чем занять ожидание, девица начала прибирать в избе и наткнулась на тряпицу с ножами. Она аккуратно развязала тугой узел и, стараясь не дотронуться до оружия, стала внимательно его разглядывать. Семь абсолютно одинаковых ножей с длинными тонкими чуть изогнутыми лезвиями. Их точно не здешний кузнец выковал. Пожалуй, даже его сын не справился бы. А рукояти?! Редкая красота! Кости с выгравированным орнаментом. Вот бы заставить Марысиного волка через них перепрыгнуть. Тогда б стало ясно кто таков этот волколак. Жаль, что девица слово отцу дала ничего Малку о находке не сказывать. Но про приятеля ворожеи она точно расскажет!
   Сумерки стали быстро сменяться темнотой. Решительность управиться с нечистиком в одиночку таяла вместе с последним солнечным лучом. Резкий громкий стук в двери заставил Ладу подпрыгнуть от неожиданности. Страх холодными струйками потек за шиворот. Но рассудок взял верх - ведь нечистик вряд ли стал бы стучаться, да и до полуночи еще ой как далеко.
  - Гурка, ну, чего медлишь, открывай! - раздался нетерпеливый голос старосты.
   Облегченно вздохнув, Лада спешно отворила. В сенцы без приглашения ввалилась шумная толпа мужиков. Среди них дочь лесничего успела заметить улыбающегося Малка.
  - А ну! - прикрикнул староста. - Здесь люди болеют, на улице меня подождите!
   С недовольным бурчанием кузнец и его друг вышли из дому. Мельник, Малк и Тарас сделали это молча.
  - Ладушка, а Гурка вернулся?
  - Нет еще.
  - Хм... он нам позарез надобен.
  - А что, что-то случилось, дядька Андрусь?
  - Кое-что. Ну, да тебе и так забот хватает. Как, кстати Ядя и малыши? В себя пришли?
  - Нет, но уже спят сном здоровым. Тетка Марыся обещала, что скоро оклемаются.
  - Ну, вот и добре!
  - Эй, Андрусь, - кликнули с улицы, - Гурка идет.
   Староста покинул сенцы, Лада поспешила следом. Она должна была все выяснить. Отец выглядел довольно бодрым и даже посвежевшим. Заполнившая пространство темнота выгодно скрывала его красное лицо, и лесничий сдавался прежним, ни капли не изменившимся. Лада снова ощутила, как по телу разливается покой и чувство защищенности. Отец обязательно поймает этого лиходея - и все станет как в счастливые прежние времена, еще до княжьего похода.
  - Здорово, брат! Наконец-то вернулся! Хоть бы одним глазком заглянул к старику, - притворился обиженным староста.
  - Ты - и старик, вот незадача. А я думал, ты еще кой на что способен, - отпарировал Гурка и добрые приятели, рассмеявшись, сжали друг друга в крепких объятьях.
  - Ба, да это никак Малк. Ну и волот15! - похлопал юношу лесничий. Малк горделиво распрямил плечи. Лада обрадовалась, что отец оценил ее выбор по достоинству. Гурка горячо поприветствовал и мельника. Остальным пожал руки.
  - А чего собрались здесь?
  - Гурка, подмога твоя надобна, - Андрусь сразу посерьезнел и рассказал о найденном в лесу страшном кладбище. Лада, вся обратившись в слух, боялась даже вздохнуть. А вдруг ее приметят и прогонят - мол, не бабское это дело. У Гурки в свою очередь тоже имелось, чем поделиться. Он велел дочке принести тряпицу с ножами. Лада, прытко сбегав в избу, притянула тяжелый сверток, ловко развязала узел - и в скудном, исходившем от окон свете, перед любопытными взглядами предстало семь металлических клинков. Как и прочие мужики, кузнец покрылся каплями холодного пота, но это не помешало ему восхититься дивными изделиями чьего-то ковального мастерства.
  - Что ж, надобно в лес возвращаться. Вы идите за факелами, да поесть чего-нибудь соберите - мало ли, сколько времени займет поход. Встретимся здесь же, - решил Гурка, и так быстро скрылся в хате, что никто упредить не успел о случившемся с его семьей.
  - Я сама, - тихо сказала Лада и последовала за отцом. Мужики лишь переглянулись и разошлись по домам. Девица, аккуратно подбирая слова, чтобы не упомянуть ненароком о нечистике, рассказала о странной болезни, пришедшей в их дом. Гурка внимал каждой фразе, но ни одна эмоция не исказила его лицо.
  - А Марыся сказала, что привело к нам это лихо? - спросил лесничий и уставился на дочь. Та, закусив губу, отрицательно покачала головой. Решила, стало быть, решила и от своего не отступится! У мужиков и так сейчас забот полон рот.
  - Что ж, не стану их тревожить - пускай выздоравливают. Ты уж проследи за ними. Вон какая ты у меня стала, - и Гурка впервые с того времени, как вернулся с похода, улыбнулся.
  Лада пожелала отцу удачи и плотно затворила двери, а потом и все окна так, как учила знахарка. Жаль только, что она о волколаке Марысином поведать запамятовала.
  
  
***
   Мальчик открыл глаза. Кругом властвовала темнота.
  "Мама", - позвал он, но никто не откликнулся. "Мама", - снова сказал он в темноту. По пряному запаху трав, малыш догадался, что он не дома. Это сильно напугало - и мальчик заплакал. Он не понимал, где находится, и как тут очутился.
  - Проснулся, - незнакомый бархатный голос устрашил еще больше и заставил глотать слезки молча.
   Рядом зажглась лучина, осветив только дитятко и то место, где оно лежало. Большая часть избы продолжала прятаться в густой черноте. Малыш боязливо жался к стене. На лавку к нему подсел мужчина, принеся запах паленых волос. Он заправил за уши две непослушные (недавно остриженные) пряди и произнес:
  - Наконец-то. На вот, поешь.
   Мальчик очень боялся незнакомца, но перечить не стал, взяв миску с нехитрой похлебкой. Пахло вкусно. Неуверенно он черпнул содержимое и отправил в рот. Теплая жижа приятно потекла, как оказалось, в сильно изголодавшийся желудок. После третьей ложки мужчина казался уже не таким страшным, а последняя - сделала его чуть ли ни лучшим другом. Мальчик отдал пустую посудину, робко поблагодарив. Незнакомец снова скрылся за границами света. В темноте он двигался бесшумно.
  - А ты кто? - дрожащим голосом решился спросить мальчуган.
  - Хозяин избы.
  - А где моя мама?
  - Чаю, у себя дома.
  - А мы где?.. Я к маме хочу, - потекли всхлипывания.
   Мужчина вынырнул на свет и спокойно ответил:
  - Нельзя.
  - Почему?
  В этот момент к малышу на лавку запрыгнул черный кот и, устроившись рядом, стал убаюкивающе урчать, перебирая лапками.
  - Нельзя и все. Спать ложись, - подытожил незнакомец с кошачьими глазами и потушил лучину. Но мальчик уже не слышал последних слов, погрузившись в сладостный и счастливый сон.
  
***
  Густая ночь давно опустилась на землю. Девица решила, что пора подготовиться к встрече с нечистиком. Зажженную свечу, она спрятала под перевернутым горшком. И погасив единственную лучину, освещавшую избу села на лавку рядом с подготовленным заранее осиновым поленом. Да, ночь сегодня обещала быть длинной. Лада старалась не думать о нечистике, но мозг, как назло, не мог сосредоточиться ни на чем, кроме как на страшном свидании.
   Не прошло и часа ожидания, как вновь постучали, только на этот раз в окно. Лада аккуратно достала зажженную свечу трясущимися руками и, держа наготове ходящее ходуном полено, стала тихонько подбираться ближе. Сердце бешено колотилось, разгоняя по венам кровь со страшной скоростью. Ноги противились разуму - казалось, ступни сами разворачиваются в обратную сторону. Каждый шаг давался с трудом. Липкие щупальца страха пытались полностью подчинить себе волю. На мгновение захотелось все бросить и забиться под пол. Авось там нечистик не достанет? Лишь неимоверным усилием воли девица сумела отогнать от себя глупую детскую мысль. И страх, к удивлению, стал постепенно вытесняться образами больной матери и братишек.
  Все еще находясь снаружи избы, нечистик будто узнал о разродившейся храбрости и перестал стучать. А может полено осиновое учуял? Девица осторожно выглянула в окно, но разобрать что-либо не смогла. Неожиданно звук повторился с другой стороны, а затем сменился скрежетом. Определенно нечистик лез в окно. И вопреки всей человеческой природе Ладу это не испугало, а страшно разозлило. Ярость гигантскими волнами раскатывалась по всему телу, каждая из которых становилась все больше. Ничего, сейчас девица так отходит этого нечистика, что он не то, что сюда дорогу забудет, так и близко ко всей деревне не отважится подобраться! Дочь лесничего приготовилась как кошка перед прыжком. Мысль о том, что прогнав нечистика, она навсегда избавит свой дом от страшной болезни, придала уверенности. Окно распахнулось - и в хате возникла темная голова, а за ней - широченные плечи. Лада, не упуская ни единого мига, изо всех сил стала бить по злодейской башке поленом. Девица так сосредоточилась на ударах, что у нее не хватало дыхания даже слово вымолвить. Зато нечистик заорал страшным и почему-то до боли знакомым голосом:
  - Что ж ты делаешь, это я Малк!
   Девица не слушала, продолжая орудовать поленом. Она знала, что нечистик может прикинуться кем угодно.
  - Да, что ж ты творишь?! - орал незваный гость, закрывая голову руками и пятясь назад. Наконец, ему удалось выбраться - и окно опустело. Девица тяжело дышала. Неужели?! Неужели она прогнала эту мерзкую тварь?!
  - Ох, за что ты меня так? - послышался с улицы жалобный стон. - Вот дура девка! Череп чуть надвое ни переломила!
  - Малк? - смутиласьnbsp; Лада.
  - Он самый, а кто ж еще?
   Девица внимательно вгляделась в уличную тьму. На земле действительно сидел ее возлюбленный и держался за разбитую голову. Спутала! В мозге пронеслись слова ворожеи: "После полуночи час от часу осветляй ей хату, чтобы сделать нечистика видимым". Неужто еще время не настало?! А она-то чуть шум - сразу за свечу да за полено. Сама же Малка к себе звала. Да, горячий прием вышел. Полная раскаяния, девица выскочила из избы и присела рядом с возлюбленным.
  - Давай я посмотрю, - Лада виновато протянула руку к раненой голове.
  - Благодарствую, уже потрогала! Отходила, так отходила. Странно, что я вообще жив остался, - оттолкнул он маленькую нежную, но как оказалось крепкую ручку.
  - Прости меня, я тебя за нечистика приняла, - оправдывалась Лада.
  - Это, что еще за весть?
   Лада воспользовалась зажегшейся искоркой интереса у возлюбленного и тут же рассказала все о странном лихе, напавшем на мамку и братьев, да о ворожее с волколаком.
  - Вот это да! - пораженный Малк и думать о больной голове запамятовал. - Теперь нам ведомо, кто в здешних деревнях скотину и детей ворует. Завтра надо всему люду рассказать да с вопросами к ворожее пожаловать. А то и сегодня!
  - Да погодь ты с расправой! Сначала нужно вестей из лесу дождаться.
  - Ты права, пока нет доказательств к ворожее и соваться нечего. Отбрехается вмиг!
  - Ну и скор же ты Малк! А вдруг не она это?
  - А кто ж тогда?
  - Не знаю. Ждать надобно.
   В лунном свете дочь лесничего казалась еще краше. Малк обнял возлюбленную за плечи, а она и не противилась. Происходившее делало их только ближе. Юноше так хотелось поскорей назвать Ладушку своей женой, так хотелось быстрее благословение Любмела получить.
  - Доченька, - послышался из хаты слабый голос матери. Девица резко вскочила и, договорившись с Малком о завтрашней встрече в полдень на мельнице, вбежала в дом. Когда Лада очутилась в родительской опочивальне, Ядя снова заснула. На всякий случай девица заново зажгла свечу и, вооружившись осиновым поленом, обошла всю хату. А вдруг пока они с Малком беседовали, нечистик в дом пробрался? Но кругом господствовала темнота. Никаких следов. Только носики братьев сопением разгоняли звенящую тишину. Дочь лесничего опять обустроилась на лавке, накрыла горшком зажженную свечу. Время потекло медленно и монотонно, будто перешло на сторону нечистика - и стремилось погрузить в дрем. Сначала Лада отчаянно сопротивлялась: несколько раз вставала, прохаживаясь по хате. Потом пыталась отогнать миражную пелену воспоминаниями о Малке, но даже это не смогло оградить ее от крепкого молодого сна.
   Среди ночи Лада ясно услышала шаги во дворе, и, будто в тумане схватив заготовленные орудия, встала у входа. Сон еще не выпустил полностью из своих объятий и гнал страх прочь. Дверь отворилась - и в свечном свете возник лесничий.
  - Хвала богам, вернулся, - обрадовалась девица.
  - Это я, детка, - успокоил отец и воззрился на полено.
  - А это, так на всякий случай, - ответила Лада, положив осиновый чурбан на пол. - Какие вести?
  - Ложись спать, завтра все расскажу, - пообещал лесничий, проводив взглядом полено, оставленное дочерью в покое.



Катя Зазовка

Edited: 28.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: