Нечитаемое. Другие миры

История одного засоса

Природа устроила всё умно. Естественно, это же природа!

Если человек знает, что его соулмейт ранен, знает, что тому нужна помощь, то скорее всего успеет прийти на выручку. Тем более что рана появляется на теле всего лишь тенью той, что образовалась у соулмейта, поэтому никакой опасности для жизни не представляет. Умно, одним словом.

А теперь ближе к реальной жизни. На словах-то это всё здорово, а на деле…

— Вот это засос! — задыхаясь от смеха, сказала Дина, когда они стояли в раздевалке, уже опаздывая на первый урок.

Руки Оли сами собой взлетели вверх, прикрывая шею. Это был не её, естественно. Она с большим удовольствием проводила время дома, за просмотром сериальчиков, а не на тусовках, которые обычно заканчивались именно этим — огромным фиолетовым засосом во всю шею, как будто тебя хватанул за шею беззубый, но очень сильный медведь.

Сама Оля ничего не заметила, когда собиралась утром, потому что проспала и одевалась, не глядя в зеркало, а зубы чистила почти на бегу. А проспала в свою очередь потому, что всю ночь залипала в телефоне. Тяжела жизнь интернетозависимого интроверта.

Засос был шикарен. Густо-лиловый синячище начинался от ключицы и доходил почти до уха. Едва взглянув в зеркало, Оля взвыла.

И вот теперь ей приходилось сидеть на уроке в шарфе. Отопление шпарило на всю, и по позвоночнику Оли струйкой стекал пот. Шарф у неё был хороший — шерстяной, бабушкой связанный, подаренный на шестнадцатилетие.

— Эй, Шпага, у тебя чё, хахаль появился? — раздалось из той части класс, где сидели парни. Наверняка искромётную шутку придумал Королёв, самопровозглашенный король параллели, а кричал кто-нибудь из его прихлебателей.

— Отстаньте от Шпагиной, — строго сказала математичка. — Это её дело с кем встречаться. Ну, может ещё, дело педсовета и родителей. Уж точно не ваше.

Оля чувствовала, что её щёки полыхали. Какой кошмар. Дина повернулась к парням, когда математичка снова опустила взгляд в учебник, и показала в ту сторону средний палец. Сама Оля не решилась бы.

И всё-таки кто её неугомонный соулмейт? И кто та шкура, оставляющая на своём парне такие метки? Голодная, что ли? Наверняка какая-нибудь гламурная тёлочка, вечно сидящая на диетах, вот и хочет мужика своего сожрать вместо ужина.

В принципе, с соулмейтом Оля жила в согласии. В детстве так точно. Он ни разу не сломал руку или ногу, однажды только вывихнул запястье, а синяки и ссадины появлялись не чаще тех, что Оля получила самостоятельно. Хороший должно быть, мальчик. Хороший мальчик был, а теперь подставляет свою шею кому ни попадя.

День проходил тяжко. Шея вспотела, кожа под шарфом чесалась. Дина подкалывала при любом удобном и неудобном случае, но стабильно орала на остальных, кто пытался острить. Оля страшно завидовала Королёву, который был в водолазке.

— Да ладно тебе, снимай уже. Всё равно все всё поняли, — сказала Дина на обеде, когда Оля обмахивалась учебником после того, как съела горячий суп.

— Ты что, а если классуха увидит? Родакам же позвонит, а у меня маман ты сама знаешь какая.

— Да уж, не хотела бы я однажды разозлить Ирину Сергевну.

— Вот-вот, а я с ней живу как бы так, между прочим.

После уроков Оля столкнулась в раздевалке с Королёвым. Проклятый идеальный идеал был на полторы головы выше неё, намного шире в плечах, у него были светлые кудрявые волосы и удивительно голубые глаза, а в уголке рта — небольшая родинка. В это лицо можно было смотреть вечно. Да, можно было бы, не будь он последней сволочью. И нет, не то чтобы он действительно был плохим человеком. Королёв неплохо учился, помогал отстающим, играл в футбол, имел кучу друзей и в общем-то был вполне положительным персонажем, но Оле всегда казалось, что есть в нём что-то такое… Что все вокруг заблуждаются и только она видит его насквозь. Видит, насколько он раздражающий тип.

— О, Шпагина! — воскликнул он. — Тебя поздравлять или сочувствовать?

— Иди в задницу, Королёв.

Нужно было поскорее от него избавиться. Дина уже ждала её у турникетов. Да, Оля была той самой копушей, которую постоянно приходилось ждать. Но парня у неё пока не было, так что страдать приходилось только Динке.

— Нет, я всё же не догоняю. Ты чего злая такая всегда? Недотрах? Или… — Он выразительно указал на шарф. — Перетрах?

Ничего не ответив, Оля оттолкнула его плечом и выбежала в холл. Карточка нашлась не сразу. Руки тряслись. У входа Дина сидела по-турецки на своей сменке и читала что-то — наверняка очередной слэшный фанфик — с телефона, не обращая внимания на мучения подруги.

— Эй, Шпагина! — крикнул Королёв. Он был в распахнутом пуховике, без шарфа и без шапки. — Давай домой провожу.

Сердце забилось бешеной птицей в груди, а во рту мигом пересохло.

— Это ещё зачем? — выдала Оля, понимая, как глупо звучит.

Сначала Королёв выглядел растерянным, но потом быстро нашёлся:

— Ну хрен знает, типа, чтобы на тебя снова не набросился тот зверь, который истерзал твою бедную шею.

Улыбался он так гаденько, Оля поняла, что это очередная офигительная шутка и бросилась бежать, не окликнув Дину.

Дома Оля сразу же, чтобы родители не запалили, переоделась в водолазку, о которой весь день мечтала. Была мысль сделать домашку, но она мгновенно куда-то испарилась, и Оля улеглась смотреть «Ривердэйл». Этот мир был куда приятнее настоящего, того, что с дурацкими шутками Королёва и соулмейтами-извращенцами.

На следующий день засос немного изменил цвет, но предсказуемо не уменьшился. Так и быть, это будет неделя водолазок, решила Оля. Выбора, в принципе, не было.

Королёв подсел к ней на физике. Ну как подсел — устроился своей жопой прямо на парте, потому что рядом читала фанфики Дина и место было занято. Выглядел он странно — вечная улыбка была какой-то кривоватой, а светлые кудри растрёпаннее обычного.

— Слушай, ты это… не обижайся, если что. Я, правда, не знаю, на что ты там обиделась, у вас девчонок это бывает…

— А ты, смотрю, по девчонкам спец, — сухо сказала Оля. Она не хотела видеть этого придурка, каким бы красивым он ни был. И вообще, не об этом сейчас.

Королёв махнул на неё рукой.

— Да ну тебя.

— Ну чо, Тёмыч, Шпага тебя бортанула? — послышалось с галёрки.

— Я дэзэ подходил узнать, так что не боись, у тебя всё ещё есть шанс.

— Да ну её. Если захочу задом на гнездо дикобразов сесть, съезжу в Австралию.

— Дикобразы в Азии и Африке водятся.

— Не занудствуй, а.

Дальнейшего разговора Оля не слышала, потому что заткнула уши наушниками.Почему у парней всё так просто было? Всё одни сплошные шуточки. А ей — разгадывай эти загадки. Где правда, где оборжаться как смешно.

И что-то было про дикобразов? Она вообще милейший и добрейший человек на планете! Да кто угодно подтвердит! Кроме Динки, но это от зависти. И теперь ещё Королёва, но это по глупости.

— Как твой соулмейт? — спросила Дина, когда они сидели на подоконнике в туалете, прогуливая английский, на котором вовсю шла контрольная по пассивному залогу (на слове «пассивный» Дина многозначительно шевелила бровями). — Не шалит?

— Да куда уж больше. Ещё чуть-чуть и эта стерва прокусила бы ему сонную артерию. Никогда не понимала поголовного помешательства на вампирах.

— А ты никак ревнуешь?

— А ты бы не ревновала, если бы твоего соулмейта облизывала какая-то мисс Эдвард Каллен?

— Не, ну когда мой идиот дважды за полгода сломал руку я испытывала определённые эмоции, а насчёт засосов… — Дина встала в боевую стойку. — Пусть повеселится, всё равно всем сучкам придётся отступить, когда мы с ним встретимся.

На физру они попали каким-то чудом. Оле всё равно нельзя было переодеваться, а Дина обычно предпочитала читать про физические упражнения красивых анимешных мужчин, а не участвовать в физических упражнениях самой, причём спорт у этих мужчин был вполне определённый, горизонтальный. Однако сейчас она заявила, что смотрит какое-то аниме про баскетбол, и, дескать, это теперь её любимый спорт. А в третьей четверти у них как раз баскетбол и был. Нет, Оля ничего не имела против. Здоровый образ жизни — это всё отлично, и кто она такая, чтобы отговаривать подругу.

В том, что произошло дальше была исключительно Динкина вина. И сколько бы она потом ни пыталась свалить всё на судьбу, это было неправдой. Собственно, когда это произошло, Оля даже не заметила ничего. Подумаешь, кто-то кого-то ударил мячом по роже. На каждом уроке бывает. Но потом оказалось, что первым кем-то была Дина, которая в свете любви к мальчикам в баскетбольной форме забыла, насколько она неуклюжа, а вторым был Королёв, которому прописали в табло по первое число. И опять же, обычное дело. Если бы Дина, которую отправили на скамейку, не посмотрела на Олю и не воскликнула:

— Твоё лицо!

Все взгляды обратились на них.

Дина закрыла рот руками, понимая, что наделала. Но, стоит сказать честно, вряд ли это бы осталось незамеченным. Такая новость, вы что!

Оля посмотрела на себя во фронтальную камеру — правая часть лица стремительно наливалась красным… Точно так же, как и у Королёва, вокруг которого щебетали почти все девчонки параллели. Это был край. То есть совсем крайний край, находящийся с краю. Королёв понял всё ещё вчера и издевался. Хотелось провалиться сквозь землю, а потом сквозь ядро земли и сквозь ад и… ну, что было ниже ада она не знала, поэтому провалиться следовало ниже самого низа.
 



Данила Москвитина

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться