Нечитаемое. Другие миры

Слабоумие и отвага

Принцесса с самого детства знала, что выйдет замуж за Принца. Не сказать, чтобы её это очень радовало, но и особой печали тоже не вызывало. С Принцем они дружили с пелёнок и знали друг друга как облупленные. Они были самыми близкими и верными друзьями, делились сокровенными тайнами и вместе смеялись до слёз. Но иногда всё же хотелось, чтобы душа отправилась в полёт, чтобы сердце при виде возлюблённого замирало и билось суетливой птичкой в груди.

Порой сидела Принцесса в высокой башне, позволяя служанкам закручивать свои тёмно-рыжие волосы в высокую причёску, или гуляла по волшебному лесу под кружевным зонтиком, или занималась другими, обычными для принцесс, делами, а мысли сами уносились в неведомые дали, где мужчины были не такими, как изнеженный и мягкий Принц, где они сверкали глазами и пускались в авантюры, были властными и храбрыми. Но мечты об этом были пустыми, ведь батюшка Король ни за что не позволит своей дочери связать свою жизнь с каким-то проходимцем с горящим взором.

В один из таких дней, когда Принцесса проводила время в своих несказанно тяжёлых думах, в Королевство, где она гостила в качестве невесты, прискакал гонец с печальной вестью. Во время охоты на вепря Принц пропал, как сквозь землю провалился. Поговаривали, что дело не обошлось без Колдуна.

Собственно, Колдун был ужаснейшей проблемой Королевства. Никто не знал, как он выглядел, но поговаривали, что из головы его торчат огромные козлиные рога, а ноги заканчиваются раздвоенными копытами. Главным злодеянием Колдуна считалась Ледяная Ночь. Так прозвали то заклинание, которое он наложил на земли Королевства, погрузив их в вечную зиму. Земли, правда, ограничивались куском в пару вёрст, но вряд ли это было сделано по доброте душевной, скорее от нехватки колдовской силы. Ещё он ослепил графиню Бодрую, извёл барона Велеречивого и наводил ужас на соседнюю деревушку, время от времени воруя у них скот для кровавых жертвоприношений.

Придворный Чародей говорил, что избавиться от Колдуна невозможно, ведь мощь его слишком велика, но что-то подсказывало Принцессе, что Чародей был обычным пустословом, который ничего не смыслил в колдовстве. Конечно же, он отказался вызволять Принца из лап чудовища и лишь обмахиваться дамским веером стал чаще обычного, словно ему постоянно было дурно от сложившейся ситуации.

Король судорожно искал рыцаря, готового сразиться с Колдуном, но пока никого не нашёл. Один заболел, другой женился, а третий подвернул ногу на балу.

Взглянув на мужскую беспомощность, Принцесса преисполнилась решимости. Чем она, в конце концов, хуже всех этих героев из песен трубадуров? Тем, что женщина? Ой да не смешите! Вон, Принц — самый настоящий мужчина, а крыс боится пуще всякой юной барышни. И почему это его учили управляться с мечом, а её — нет?

Тем временем во дворец голубиной почтой пришло письмо, в котором маменька намекала на то, что, возможно, стоит выброситься из башни, как и полагается приличной невесте, у которой жених пропал без вести. Она не настаивала, нет, но явно считала, что такая кончина будет единственно достойной. Достойнее только умереть при родах.

Принцесса с яростью сожгла письмо и стала бродить по саду, нетерпеливо заламывая тонкие белые руки. Мимо этих самых розовых кустов они так часто прогуливались с Принцем, который обычно делился идеями новых нарядов и рассказывал о прочитанных романах непристойного содержания. Принцессу эти истории оставляли равнодушной, а вот сам Принц пунцовел, словно неискушённая девица.

Что он может против Колдуна с тайным магическим знанием и нечеловеческой жестокостью? Наверняка сидит в темнице и слёзы льёт, если до сих пор живой остался, свободу вымаливает, на коленях ползает.

Принцессу снова опалило жгучей яростью, и она тут же, не мешкая, решила собираться в путь. Пока остальные бездействуют, она возьмёт из кузницы первый попавшийся меч, оседлает коня и пустится в приключение.

Дорога была неблизкая, и только на полпути Принцесса вспомнила, что вообще-то её ждёт Ледяная Ночь, а она как есть в лёгком походном плаще, надетом поверх пышного платья, так в нём и останется. Но отступать было поздно.

Ехать было невыносимо скучно, от этой всепоглощающей скуки постоянно хотелось спать. Как только Принцесса проваливалась в сон, кобыла останавливалась, а то и вовсе шла в противоположном направлении. Меч тяжёлым грузом висел на бедре, клоня всё тело в сторону. Белые туфельки все запачкались в грязи.

Заглянув в деревеньку, соседствующую с владениями Колдуна, за пропитанием и кормом для лошади, Принцесса решила расспросить у местных, как им живётся рядом с таким ужасным человеком. Может, расскажут чего полезного.

В селении Принцесса в своём светло-розовом платье с кружевами и маленькой шляпке выглядела чудно. Дети показывали на неё пальцем, а женщины громко шептались.

Двое местных всё кричали про рога, третий твердил, что Колдун оборачивается по ночам огромным нетопырем, а четвёртый бубнил про крылья, как у дракона. Грязный селянин рассказывал историю о том, как страшное колдовство поразило весь его урожай, но у остальных почему-то всё было отлично, а хозяйство рассказчика производило настолько жалкое впечатление, что было очевидно вмешательство силы куда более разрушительной — лени. Рябая девушка уверяла, что Колдун совратил её до свадьбы, пригрозив жестокой расправой. Рядом с ней, правда, стоял её муж, который горячо соглашался и уверял, что убил бы и супругу, и её полюбовника, не окажись он нечистой силой. Принцесса задумалась о правдивости этой истории, но сомнения свои озвучивать не стала.

В таверне Колдуна костерили почём зря. Каких только ругательств в его сторону не выдумывали завсегдатаи: тут и «отрыжка дохлой собаки», и «драконья лепёшка», и «чёрная задница» и почему-то «сучья дочь». Хотя в последнем случае было не совсем понятно, говорит забулдыга о Колдуне или о своей жене.

На миг Принцессе даже жалко стало беднягу. Каково жить, когда все вокруг так тебя ненавидят? Впрочем, не надо красть чужих женихов! Вспомнив о Принце, она приосанилась, поправила меч, лежащий на столе, и снова загорелась праведным гневом.

На улице занималась снежная буря. Колючие снежинки били по лицу, мороз щипал щёки и нос, кусал сухие губы. А под тоненький плащ вьюга забиралась быстро и проворно, холодя до дрожи. Кобыла храбро сопротивлялась порывам ледяного ветра. Чтобы доехать до замка Колдуна в целости и сохранности, нужно было поторопиться, и Принцесса пустила лошадь во весь опор.

Принцесса ожидала увидеть замок. Так все говорили: «замок Колдуна». На деле же это была хлипкая лачуга, изъеденная плесенью, без окон и с прохудившейся крышей. Внутри жилища, куда она залезла через отвалившееся брёвнышко, было ещё хуже. Дом явно не знал женской руки, но отчаянно в ней нуждался. Всюду была грязь и расплавленный воск чёрных свечей, немытые склянки и пузырьки, какие-то пучки травы, выдернутые из книг листки бумаги и непонятные, проржавевшие насквозь железки. Неужто хозяин не мог заставить кого-нибудь из селянок прибраться, уж не разгадала бы она его страшных тайн.

Плащ и даже прекрасное платье под ним мигом испачкались в вездесущей пыли, а на шляпку села паутина.

Вот живёт здесь сычом, света белого не видит, конечно, хочется злодейство какое сотворить, а выходил бы на улицу почаще, к людям добрым, ничего бы этого не было. Занялся бы кто перевоспитанием, цены бы не было — настоящие колдуны всё же ох как редко встречаются. Можно было бы заменить этого безмозглого придворного Чародея.

И тут — да, вы правы, Принцесса слишком часто погружалась в собственные мысли — появился Колдун собственной персоной. Вынырнул из погреба, сверкнул безумными глазами и приставил к груди Принцессы посох с тлеющим огоньком на конце.

— Чего тебе надобно, девица?! — вопрошал он громовым голосом.

— Я — Принцесса соседнего Королевства. Хочу отдать себя в твою власть вместо Принца.

Не то чтобы она не собиралась говорить это, но… да, именно что она не собиралась это говорить. Слова выпорхнули сами и улетели, она не заметила как. Она, конечно, любила Принца, дорожила его дружбой и готова была за него сражаться, но остаться вместо него в заточении? У страшного Колдуна, который совращал невинных девушек и превращался по ночам в нетопыря? Только в тех романах, что Принц так пламенно цитировал, это приводило к чему-то хорошему. Чудовище обычно оказывалось прекрасным принцем, вспыхивало пламя любви, и дальше следовало то, о чём приличным девушкам знать не следовало.

Тлеющий огонёк вспыхнул, разгорелся, и в комнате стало почти светло. Обстановка, которую стало видно гораздо лучше, казалась ещё более кошмарной, чем прежде. Принцесса, привыкшая к чистоте дворцов, в ужасе вскрикнула. Колдун подумал, что она его испугалась, и довольно хмыкнул.

Но бояться было нечего. Внешне Колдун выглядел совершенно не примечательно, если не считать примечательным то, что он был потрясающим красавцем, хоть и немного запущенным. Длинные светлые волосы отчаянно нуждались в расчёске, красивое, будто из мрамора высеченное, лицо — в мыле, а одежда на стройном и гибком теле — в том, чтобы её сожгли и надели новую.

Глаза его действительно сверкали, подобно двум сапфирам, то есть в самом деле горели колдовским огнём. Один пункт списка — есть. А что насчёт авантюр… так разве наколдовать Ледяную Ночь — это не авантюра? Самая настоящая авантюра. Ну, а про властность тут и говорить нечего — украл Принца, даже глазом не моргнув.

Принцесса тяжело сглотнула. Перед ней стоял её идеал, который она только что планировала проткнуть мечом и прослыть впоследствие Принцессой Чудовищ Разящей. Хорошо, что не сменила красивое платье на походный костюм.

Колдун лишь нетерпеливо махнул в её сторону посохом.

— Поди прочь, дура! Не знаешь, что ли, куда пришла?

Принцесса обиделась на «дуру» и поджала губки. Вспомнились все злые прозвища, которыми этого грубияна называли в таверне. Хотелось сказать что-нибудь обидное, задеть.

— А у вас… А у вас не дом, а помойка!

Колдун мигом погрустнел.

— Совсем плохо, да?

— Нет, ну… — Девичье сердце дрогнуло. — Если чуть прибраться, то жить будет можно. Это всё, наверное, от старости. Сколько вам лет? Сколько вы тут уже живёте?

Колдун задумался. Принцесса решила, что прошло слишком много времени со дня его рождения и счесть годы уже не получается, но Колдун неуверенно ответил:

— Двадцать три. Или двадцать четыре. Не знаю точно.

— Двадцать три сотни лет? — в восхищении выдохнула Принцесса.

Колдун покачал головой.

— Двадцать три дюжины лет?

— Двадцать три года. И хватит об этом. — Казалось, он был смущён своей молодостью.

— Но это невозможно! Про ваши дения ходят легенды уже много десятилетий.

— Это про моего отца. Он умер пару лет назад.

— Это он летал огромным нетопырем и ходил с козлиными рогами?

— Нет, это я… пробую разные образы. Ещё не нашёл свой стиль. — Колдун вдруг оживился. Его красивое, но грязное лицо преобразилось. — Хотите посмотреть на нетопыря?

— Очень хочу!

Они оба забыли о том, почему разговаривают друг с другом, так были увлечены беседой.

Прозвучал громкий хлопок и перед Принцессой уже стояла огромная летучая мышь высотой в человеческий рост. Зверушка была очень милой — с курносым носом, мохнатыми ушками и мягким брюшком, которое так и хотелось почесать. Принцесса прикоснулась к шёрстке и погладила. Мышь издала тоненький довольный писк.

— Меньше не получается, — сказал нетопырь человеческим голосом. — Отец умел обращаться в маленького, а у меня пока никак не выходит. Зато так страшнее. Правда ведь?

— Почему вы не живёте в замке? — сменила тему Принцесса. Вот уж страшным нетопырь точно не выглядел, но обижать хозяина дома не хотелось.

— А зачем мне замок?

— Ну как, вы же можете отобрать у любого графа или барона.

— Нет, мне чужого не надо, — сказал Колдун, обратившись в человека, — только если для пропитания курицу-другую у деревенских взять.

Это так не вязалось с обликом страшного колдуна, что Принцесса будто очнулась ото сна и вспомнила, с кем она разговаривает.

— Вы украли Принца, бездушное вы чудовище! А теперь пытаетесь казаться лучше, чем вы есть!

— Говорил мне отец, что у девиц настроение точно погода в осенний день, — буркнул он и продолжил уже громче с угрозой в голосе: — Я заточил Принца в своём подвале, чтобы обменять его на свой Камень Жизни, который украла королевская стража и доставила во дворец. Я без него долго не протяну.

Принцесса вспыхнула. Раз он такой правильный, то как же все те деяния, о которых говорили селяне?

— Девицу вы совратили?!

— Эту рябую, что ли?

— Её самую!

— Да она с мельничьим сыном по сеновалу каталась, а потом, когда муж узнал, на меня всю вину скинула, дура распутная!

— А что насчёт графини Бодрой? Она что, сама ослепла?

Колдун смешался и нервным жестом пригладил спутанные светлые волосы.

— Нет, не сама. Но она попросила у меня обострённое зрение, чтобы следить за своим мужем, графом Бодрым, но что-то пошло не так.

— Из-за вас у нас в королевстве вечная зима! — сказала Принцесса в качестве последнего довода. Тут уж никак нельзя было поспорить. Зима — вон она, за окном.

— Только вокруг моих владений! Что поделать, если я не люблю жару?

— Барон Велеречивый, а? Что скажете на это?

— Что скажу? Скажу, что бедный барон — собственная сестра отравила.

Принцесса выдохлась. Села на пыльный сундук и тут же подскочила, потому что по ноге что-то поползло.

— Так что, получается, вы никакой не страшный колдун? — она была в замешательстве.

— Ещё какой страшный! — произнёс он, выпятив грудь. Горящие синим глаза угрожающе вспыхнули. — Ты что, моего нетопыря не видела?!

Этот вопрос пришлось проигнорировать ради душевного спокойствия Колдуна.

— Всё же убраться тут надо, — сказала Принцесса, смахивая с сундука вековой слой пыли и устраивая сверху ножны с мечом.

— Уходи, Принцесса. — Колдун покачал головой. — Принца я без Камня Жизни не верну, но и бороться с тобой не стану. Не пойдёшь по своей воле — отправлю заклинанием восвояси.

— И кто беседовать с тобой будет, когда я уйду?

— Что?

— А то я не заметила, как ты по обычной человеческой речи соскучился. Сидишь тут в своём холоде. — Она зябко повела плечами. — Нет чтобы на бал сходить.

— Не по душе мне балы. Да и потом, негоже колдунам с королями дружбу водить.

С потолка с жутким грохотом упала балка и перегородила им дорогу друг к другу. С этим определённо нужно было что-то решать. Принцесса горестно вздохнула. Кто если не она? Ничего нового. Вечно мужчины не могут сами решения принять.

— Нет, здесь жить решительно невозможно! Как насчёт того, чтобы освободить Принца, выкрасть из дворца этот твой камень, а потом сбежать куда-нибудь на юг?

— На север, — сказал Колдун. Видимо, остальная часть плана его устраивала.

— Нет уж, темнейший мой, на юг.

Страшному колдуну ничего не осталось, кроме как согласиться.



Данила Москвитина

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться