Нечитаемое. Наш мир

Лаки Страйк

Лаки — от «Лаки Страйк», псевдонима в Твиттере — любит зиму, чёрную одежду и курить. Много-много курить. Он не пьёт ничего, что слабее водки. И не любит телячьи нежности. Он — мизантроп и фаталист.

Лаки Страйк — воплощение крутости. У него несколько тысяч подписчиков, есть и фанаты, готовые цитировать его во всех тупых пабликах ВКонтакте.

И то, что он, твиттерская знаменитость, стал общаться с ней, совсем новичком, кружило голову. Лиза старалась урвать каждую свободную секундочку, чтобы написать лишний твит, чтобы ответить, чтобы прочитать, чтобы зайти в личку и излить там всю душу, по буковке.

У него на аватарке — обкусанные губы и пальцы, сжимающие сигарету. Синие вены на ладони похожи на устья рек.

Она никогда не видела его, но уверена, что он — мужчина её мечты.

Они обсуждают всё, что можно и нельзя. В личке, только там. То, что для общественности не предназначено. И перекидываются шутками в самом Твиттере. Обсуждают сериалы, смеются над нелепыми новостями. Но никогда не обмениваются фотографиями в полный рост или даже селфи, хотят сохранить интригу, остаться друг для друга загадкой.

Стыдно признаться — он её лучший друг, её самая большая и самая сладкая тайна.

***

Розовощёкий одноклассник Глеб — та ещё тварь. Лиза его терпеть не может.

Их мамы дружат двадцать лет. Они были женихом и невестой в садике, а потом сами не заметили, как рассорились. Обстановка накалялась, и в один прекрасный момент они перестали общаться. А потом слово за слово и до драки дошло. Разнимали всем классом. Она облила его краской, он запустил в неё палитрой.

Возможно — Лиза это подсознательно понимала — дело было в том, что им с детства пророчили быть друг для друга единственными. И так все этим достали, что хотелось вырваться, вдохнуть грудью свободно. Хотелось не быть привязанными. Не знать с детства, с кем проведёшь всю оставшуюся жизнь.

Хотелось сбежать подальше от мам с их подколами, от одноклассников с их «тили-тили тесто». Сбежать в мир, где парни мужественно курят Лаки Страйк в чёрных пальто. Для неё таким миром оказался Твиттер.

***

Лиза предлагает встретиться сама во время одной из бесед в личке. Назначает день и час. Ждёт ответа с мокрыми ладонями. Она никогда так не нервничала.

Лаки отвечает. Как всегда кратко, без больших букв, сдержанно: «согласен».

Он будет в чёрном и будет курить. Она его узнает.

***

Когда она видит Глеба курящим, Лиза всё мгновенно понимает, но принять не может. Ждёт ещё полчаса. Стоит так, чтобы не видел. Смотрит, как он скуривает, должно быть, целую пачку. А потом уходит. Не выдерживает. Не может.

На следующий день школу Лиза прогуливает и приложение Твиттера не открывает. Чтобы мама ничего не заметила, идёт в парк и собирается слоняться там до обеда.

На детских качелях она встречает Глеба. Какая неожиданность, в самом деле. Он тоже не находит себе места. Только он ещё не знает, почему его пара вчера на свидание не пришла. Он ещё может дышать свободно.

На морозе его розовые щёки ещё розовее, чем обычно. Губы обкусаны в кровь — смотреть страшно.

— Почему ты не в школе? — спрашивают они одновременно.

— Я? — так же в унисон.

— А ты?

Они молчат, рассматривая друг друга. Чёрное пальто ему идёт, пожалуй. И почему раньше не замечала? Да и руки у него красивые, если приглядеться.

— Я — Ширли, — говорит Лиза. Она знает в эту секунду, что пожалеет. Но кто-то должен это сделать, разорвать круг, перестать притворяться другими людьми.

— Почему вчера не пришла? Или… О, ясно. Я понял. — Он отмахивается. — Можешь не отвечать.

— Не думаю, что ты был бы в восторге, если бы вместо Ширли пришла я, — с горечью говорит она.

— Думаешь? — усмехается Глеб.

— Я не права?

Он садится на красные качели и отталкивается от земли. Она садится на соседние, но качаться не спешит. Глеб тяжело вздыхает и открывает рот, чтобы сказать ужасное:

— Я люблю тебя с четырёх лет. Да я себя не помню до того, как тебя полюбил.

Она не знает, что ответить. Её придавило этими словами к земле и оглушило. А как же ссоры? Как же скандалы? И брошенная палитра? Почему тогда всё разваливалось несколько лет подряд? Они же стали совсем чужими друг другу. Не разговаривали больше каждый день по телефону, не гуляли вместе после уроков, не списывали друг у друга домашку. Она у него — английский, он у неё — алгебру.

— А как же Ширли? С ней что? Поматросил и бросил? — хрипло спрашивает Лиза.

Глеб смешно хлопает глазами и не может поджечь сигарету.

— Я не понял. Ты сейчас меня к себе ревнуешь?

Глеб смеётся. В принципе, она может и привыкнуть к этому смеху. Если он будет так же эстетично курить сигареты, как на аватарке, и обсуждать с ней последние новости сериалов.

Лиза начинает смеяться тоже.



Данила Москвитина

Отредактировано: 25.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться