Недостаточно хороша

Размер шрифта: - +

Главы 7-8

Глава 7. Маньяки и лимоны

Я шла домой, понурив голову, не отрывая взгляда от асфальтированного тротуара, в трещинах и буграх, до зуда в костях хотелось поговорить с Аней, спросить ее совета. Я никогда раньше не влюблялась, считала себя слишком приземленной для этого, сейчас это новое чувство мучило неутоленным желанием. Как я буду сидеть рядом с Игорем, вести светский разговор, когда хочется прижаться к его груди, потереться макушкой о подбородок и почувствовать, будто его объятия – лучшее место на земле?

Нельзя дать ему понять о моих чувствах, и в то же время, не представляю, как не выдать себя. Больше всего я боялась полной неизвестности его чувств – иногда мне казалось, что он относится ко мне, как к забавному зверьку. Порой я ощущала на себе его внимательный, тяжелый взгляд и тогда я была уверена, что нравлюсь ему, только не могла понять, как девушка или как человек?

И, конечно, даже если мы нравимся друг другу, было бы просто сумасшествием встречаться на глазах у целого потока наших однокурсников. Хотя, сейчас, я была готова рискнуть, только бы ощутить сладость его поцелуя, только бы Игорь был ко мне неравнодушен.

В общежитие я поднималась совсем обессиленная от внутренней борьбы. Около двери сиротливо лежала плетеная красная авоська, с такими любят ходить бабушки на рынок. Внутри нее лежали ярко-желтые лимоны и коробочка эрл-грэя. Я взяла ее в руки и открыла дверь ключом.

– Аня… – жалобно заныла я вполголоса, так как уже было за полночь. Остальные соседки разъехались по домам, а Аня осталась, так, как мы планировали вместе поехать домой в субботу.

Послышались неторопливые шаги. Аня появилась закутанная в одеяло с красным носом и глазами, полными слёз.

– Что случилось, солнышко? – спросила я ее.

– Да вот, простудилась, температура тридцать восемь и два.

Аня очень любила точные показатели термометра, это я уже поняла за многие годы знакомства.

– Иди ложись, я приготовлю тебе чашку горячего чая. Вот, как раз, нашла под дверью свежие лимоны и упаковку твоего любимого эрл грея.

– Что?! – встрепенулась Аня, от удивления уронив одеяло на пол. – Покажи-ка скорее!

Я протянула вперед авоську, как существенное доказательство. Аня брезгливо отмахнулась.

– Не трогай это, Маша. Помнишь экзальтированного поклонника?

– Того, кто назвал тебя богиней?

– Он назначил на сегодня второе свидание, а я отменила из-за болезни. Ну, вечером я еще хорошо себя чувствовала, просто так искала отговорку, а как ты ушла видно меня совесть заела и я заболела по-настоящему.

– Тут еще записка какая-то. – Между лимонами виднелся белый конверт, запечатанный наклейкой в виде малинового сердечка.

Аня села на табуретку в кухне и протянула руку, она вся была похожа на плюшевого мишку в пушистой голубой пижаме. Очень болезненного и непричесанного мишку.

– Желает скорейшего выздоровления и не может дождаться следующей встречи, – вздохнула она. – Все не могу для себя решить, это трогательная забота или уже чуть-чуть попахивает преследованием?

– Погоди, как он узнал, где ты живешь?

– Он еще вчера позвонил в общежитие, представился моим родственником и там выдали адрес. В нашем университете никак нельзя почувствовать тебя в безопасности, скажу я тебе.

– Так и знала, что ты обязательно найдешь себе маньяка! Тебе пока смешно, а вот явится ночью с ножом, –  будет поздно.

– Я думала, он поймет намек, что я не горю желанием с ним встречаться, хотела деликатно отделаться.

– Маньяков намеки только раззадоривают, – поучительно подняла я палец вверх, точь в точь повторяя папин любимый жест.

– Хорошо, в понедельник, как только вернемся, я ему позвоню.

Тут я уже не выдержала, плюхнулась на стул напротив подруги и, наконец, сбросила камень с души:

– Аня, я влюбилась. Только если ты кому-то об этом расскажешь, я тебя убью. Раньше твоего маньяка!

– Машуль, правда? Так это замечательно! В Игоря, да?

Я устало вздохнула и положила голову на сложенные руки.

– Чему тут радоваться? Это же именно то чего я меньше всего хотела. И к тому же, он тебе не понравился…

– А он не мне должен нравиться, а тебе. Я просто рада, что ты, наконец, к кому-то неравнодушна, я уже переживала, если честно.

– Аня, ты просто не понимаешь! – Я начала перечислять все причины, по которым от Игоря стоит держаться подальше. Причины, которые лишали меня покоя все это время. Аня только тихо кивала, щуря близорукие, слезящиеся от простуды глаза, и давая мне выговориться.

– Маш, ты все усложняешь, – наконец ответила она и вытащила термометр из подмышки. – Тридцать восемь и семь, пойду приму жаропонижающее. В отношениях между полами равноправие еще не наступило. Сиди тихо, не переживай, будь собой. Если ты Игорю нравишься, он рано или поздно пригласит тебя на свидание. Вот тогда буду вместе с тобой ногти грызть, хорошо?

Я опешила. Анино решение проблемы изумило простотой и изяществом. Действительно, я просто привыкла постоянно быть за рулем, самой вести свою жизнь куда надо. Но тут мяч на поле Игоря, мне делать нечего. С поцелуями не полезу, просто посмотрю, как поступит он.

Остаток вечера мы болтали о пустяках – прогноз погоды, события прошлой недели. Я сделала-таки чай с подкинутыми лимонами, мы пришли к выходу, что ее ухажер вряд ли влил какой-либо яд шприцом.

– Скорее это был бы афродизиак, - усмехнулась Аня.

 

Субботний поезд с гулом катился по рельсам, казалось, что университетские заботы удаляются вместе с километрами. Утром, мы нашли под дверью коробку со свежей выпечкой. Анин кавалер звонил раз двадцать, но она не брала трубку. Тяжело давались Ане эти отказы, пока она тянула время и набиралась сил для телефонного разговора. Это понятно, сама в прошлом настрадалась от расставания, но с другой стороны, я прониклась симпатией, к хозяйственно-полезному маньяку и мне было его немного жаль. Пошел бы уже своей дорогой, искать новую богиню, чем заострять свое внимание на Ане.



Стелла Вайнштейн

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: