Недостаточно хороша

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17. Признание в любви

 

В день экзамена я проснулась в пять утра и сразу же села заниматься. Всю ночь мне снились кошмары: то я не могла прочесть вопрос – буквы путались, образуя фразы на странном языке, и я вновь и вновь пыталась понять смысл. То вопрос сам собой возникал в голове, но пальцы выводили каракули, а не формулы.

Пусть нервы шалили, но я решила использовать это время для повторения материала. К шести ко мне присоединилась Аня. Ее экзамен был назначен на пятницу, но она всегда предпочитала вставать рано и учиться с утра.

После с истории с Илларионом она ходила, как в воду опущенная. В мединституте обычно готовятся к экзаменам в группе, но Аня притворилась больной и постоянно сидела в комнате.

– Я боюсь, что он будет искать встречи со мной, а мне стыдно посмотреть ему в глаза, – как-то призналась она мне.

Аня отключила телефон и теперь спала по десять часов ночью, плюс дневной сон. В остальное время она сидела, уткнувшись в учебники. Мне было очень грустно видеть ее в таком состоянии, но за столько лет дружбы я давно поняла, что мы очень разные. Когда мне плохо, я ищу компанию, она же предпочитает уйти в себя. Скоро «сонный период» закончится, и тогда я поговорю с ней по душам и постараюсь помочь, чем смогу.

В университете группа студентов толкалась напротив списков с указанным местом экзамена – нас в произвольном порядке разделили по разным аудиториям. Я мельком увидела Кирилла, поздоровалась кивком и поспешила посмотреть, куда меня определили.

Вдруг, кто-то схватил меня за локоть. Я обернулась и увидела Игоря.

– Ты со мной, – сказал он, – в пятом зале.

– Хорошо, только дай мне убедиться в этом самой.

– Проверяй, пожалуйста, я не обижусь.

Значит, он искал в списке не только свою строчку, но и мое имя. Не буду придавать этому слишком большого значения, и все же приятно.

Я старалась придвинуться вперед, но вокруг стояли рослые парни, которые не замечали меня и не хотели подпустить ближе. Я уже отчаялась и почти решила положиться на Игоря, как вдруг знакомый голос произнес:

– Ты в пятом, Мария. Вот, я даже сфотографировал список, можешь проверить.

Я облегченно вздохнула. Максим. Мы отошли в сторону, и я внимательно проверила несколько раз картинку на экране. Мария Русланова, несколько точек ведут к указанию пятого зала.

– Посмотрите, какая красавица,  – сказали за моей спиной и я автоматически повернулась.

Прислонившись спиной к стене, кокетливо подогнув ногу, в туфельке на низком каблучке стояла Кристина. Она была в белой блузке и плиссированной серой юбке. Распущенные волосы, очки в строгой роговой оправе, а губы накрашены розовым блеском. Она была похожа на распутную школьницу, юную и опытную.

Все взгляды были направлены на нее, а когда Кристина придвинулась вперед к Игорю толпа, восхищенно вздохнула. Я проглотила комок разочарования, поправила выбившийся локон и отвернулась к Максиму. Он тоже смотрел на Кристину, но заметив мой взгляд, отвел глаза.

Они очень красиво смотрятся вместе. В Америке их бы назвали «король и королева бала», арийская кровь, правильные черты лица, есть на что заглядеться.

И что поделать? Игорь предпочитает мне ее. Девушку-статус. Теперь весь поток знает, кто тут альфа-самец, кто сумел завоевать самую престижную волчицу.

Нечего об этом думать. Я надеюсь, Игорю важно в девушке больше чем внешность. А пока я постараюсь повысить свои акции как смогу.

 

Я заняла свое место в пятом зале. Нас попросили положить сумки с рюкзаками около доски в передней части зала, теперь они высились разноцветным холмиком за спиной у молодого паренька – помощника педагога. Меры предосторожности против списывания. Игорь сел впереди, через два ряда от меня. Во время экзамена я то и дело отвлекалась на его светлый затылок и широкие плечи. Когда ему попадался тяжелый вопрос, он постукивал карандашом о край стола, или проводил пятерней по волосам.

Максим сидел справа, через два стула, я попросила его сесть поближе, потому что один его вид меня успокаивал. Он то и дело близоруко прищуривался над страницей, так мило и безобидно.

Они оба, и Игорь и Максим заняли в моей жизни немалое место. Оба относились ко мне по-дружески, но давали задний ход лишь только возникал намек на романтические отношения. Иногда я силой удерживалась, чтобы не подойти и не спросить  – «что со мной не так?»

Сам экзамен я сумела написать относительно хорошо. Пусть меня отвлекали посторонние мысли, пусть нервы были на пределе – материал я знала. Весь семестр учила биологию, да и в последние дни не считала ворон. По моим ощущениям волноваться нечего, но окончательно буду знать, только когда получим оценки.

Я прошла вниз сдавать написанные листки, когда объявили, что время вышло. Так уж привыкла, проверять и перепроверять до последнего. Игоря давно уже не было в зале, даже Максим вышел за пару минут до меня.

Мой рюкзак остался одним из последних, одиноко прислоненный к зеленой доске. Я наклонилась взять его, и вдруг заметила белую трубочку бумаги, засунутую за матерчатую ручку сверху.

Я подумала, что это чужая шпаргалка, которая зацепилась за мой рюкзак, и быстро спрятала ее в ладони, пока не заметили. Пошла спокойно к выходу, прижимая рюкзак спереди к животу. Когда вышла за дверь, то первым делом развернула листок бумаги.

На нем печатными буквами было выведено три слова:

«Я тебя люблю».

Я сначала не поняла о чем речь, так как была уверена, что увижу цикл Кребса в миниатюре. Потом начала перебирать у кого из сумки выпала эта записка, но вспомнила, что трубочка была тщательно пристроена, лежала за ручкой, а не небрежно сверху.



Стелла Вайнштейн

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: