Недостаточно хороша

Размер шрифта: - +

Глава 22

Глава 22. Воспитание Стаса

 

Одна мысль не давала мне покоя, словно назойливый комар в голове вновь и вновь.. Сама я, сколько ни обдумывала, не могла прийти к однозначному ответу, поэтому дождалась случая, когда мы остались в квартире одни, и спросила у Ани:

– Я не могу понять, зачем ему это нужно?

– О чем ты?

– Зачем Игорю проводить все свое время со мной и Яной? Мы дружим, нам весело и хорошо вместе, но у него толпы более привлекательных поклонниц. Что он хочет от меня? Почему не оставит в покое?

– Тебе действительно не понятно? – улыбнулась Аня загадочной улыбкой. Игоря она видела только пару раз мельком, но по моим рассказам составила о нем свое мнение, которое удивительным образом совпадало с реальным человеком. – Он ничего не теряет от вашей дружбы, ты и Яна для него не помеха получить желаемое, если случай представится. Вспомни, как легко он начал встречаться с Кристиной. А от тебя он получает душевное тепло, ласку и участие.

– Душевное тепло? – скептически переспросила я, брезгливо скривившись.

– А что тут такого? Настоящую человеческую доброту без двойного дна не так часто встретишь. Люди к тебе тянутся, Маш, рядом с тобой чувствуешь себя защищенной. Отчего ты думаешь, я с тобой дружу столько лет? А Наташа, Таня? Они не забыли тебя даже после переезда, уделяют драгоценное время для звонков и встреч. Попроси помощи, и они вмиг появятся у твоей двери. Что нам всем от тебя нужно? То же, что и Игорю.

В ее словах была доля правды, но ответ меня оставил неудовлетворенной. Я хотела услышать, что он секретно влюблен в меня, а с Яной дружит, только чтобы быть поближе ко мне. Вместо этого, мне прочитали лекцию, какой я хороший друг. Приятно, конечно, но я-то надеялась совсем на другое.

И нельзя забывать – у меня есть парень, я с ним встречаюсь и как минимум не должна думать о других. Самое интересное, насколько мотивы Игоря оставались тайной за семью печатями, настолько я видела Стаса как облупленного. И получала огромное удовольствие, наступая на его любимые мозоли.

Однажды Стас взял меня в ресторан вечером.

Коротко сказал:

–Тут хорошо готовят курицу, – и сразу сделал знак официанту, заказал два бокала вина и две порции курицы гриль с салатом и картошкой.

Мы продолжили разговор, как ни в чем не бывало, Стас рассказал, что сегодня полчаса гонялся по складу за источником странного шума, чтобы в конце подловить кошку-воровку с большими испуганными глазами.

– Я уже пистолет с предохранителя снял, палец рядом с курком держал, вдруг прыгает на меня полосатая кошка и слепит глазами-фонариками. Мария, а ты чего не кушаешь?

– Не обращай внимания, – ответила я. – Я не хочу курицу.

– Так чего ты ничего не сказала?

– А ты меня не спросил, Стас. Если помнишь, просто решил за меня и все.

Прямо на глазах Стас налился краской, как разъярённый бык, но ответить ему было нечего. У него была вредная привычка навязывать свое мнение, а я наслаждалась, отстаивая свою свободу. Надо отдать ему должное, Стас эту черту во мне уважал. Бесился, злился и хотел ударить чем-то тяжелым по голове, но также тайно гордился.

Узнав его семью изнутри, я поняла, откуда у его властности ноги растут.

Железной рукой всем бытом заправляла Наталья Дмитриевна. Она единственная имела в доме право голоса. Если она готовила салат «Оливье», семья ела именно его, других вариантов не существовало.

Однажды я была свидетелем занятной сценки, когда Наталье Дмитриевне не понравилась рубашка Стаса. Он развернулся на сто-восемьдесят градусов, и как хороший мальчик отправился обратно в комнату, вышел в одежде, которую его мама одобрила.

Когда маленький Мишуля плакал, Наталья Дмитриевна объявляла – «ребенок голодный», и даже если он абсолютно не хотел есть, все равно кормили манной кашей. Сестра Стаса наблюдала за действием со стороны с безумными глазами, но вмешиваться даже не помышляла, видимо привыкла с детства.

В общем, никем другим Стас вырасти не мог. Тут без вариантов, или подкаблучник или маленький тиран. Удивительно, что ему вообще удалось сохранить свою индивидуальность.

С другой стороны, в его семье было невероятно уютно и безопасно. Наталья Дмитриевна умела быть милостивым монархом. Когда Мишуля заболел, она посредством личных связей добралась до лучшего специалиста, который прибежал на дом по первому зову. Сестра Стаса могла в любое время дня и ночи оставить ребенка на бабушку и пойти по делам. А как она готовила! Божественный «Оливье», кто вообще захочет другие варианты?

Чем больше я узнавала Стаса и его семью, тем больше я понимала его, как человека и он становился по-своему мне дорог. Да, я все еще была очень далека от романтических чувств, и это подводило меня к следующей проблеме, но просто так расстаться тоже перестало казаться привлекательным.

Проблема была такова – со Стасом мы встречались больше месяца. Парень он статный и мужественный, и я, как уже говорила, к нему привязалась. Мы целовались, я получала удовольствие от его поцелуев, иногда даже позволяла ему чуть больше. Но идти до конца… Нет, на это я совсем не была готова.

У меня уже были серьезные отношения в прошлом, были во всех смыслах, и я вовсе не считала, что девушка должна быть целомудренной, совсем нет! С другой стороны, спать со Стасом только потому, что на нас навешана метка «встречаются» в то время, когда я безответно влюблена в другого… Мне это казалось неправильным и вызывало отторжение.

Стас же, к моему удивлению, не давил на меня, но показывал, что он очень хочет более близких отношений. Что мне делать, я так и не решила.

Ане Стас не нравился, она считала его грубым и была к нему не слишком приветлива. Тот, вообще, ее не замечал, считал, что подруги – это помеха, так как отбирают драгоценное время, которое я могла бы посвятить ему.



Стелла Вайнштейн

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: