Недостаточно хороша

Размер шрифта: - +

Глава 25

Глава 25. Преображение

 

Расставание со Стасом оставило послевкусие разочарования и чувство вины. Я окунулась в учебу, хорошо, что предметов было много и все тяжелые, особенно математика.

Не забывала и о диетологе. Я старательно следовала советам Настасьи– старалась больше пить, больше двигаться и обязательно есть только возле стола. Я скрупулезно записывала каждый кусочек еды, а также степень сытости и свое настроение во время еды. Если поначалу это казалось странным, то после первой недели я поняла, сколько ненужной еды я съедала не замечая, между делом. И именно требование все записывать останавливало меня поздней ночью перед холодильником, когда на душе было муторно и так хотелось съесть чего-нибудь сладкого.

В первое взвешивание я похудела на килограмм. Это был самый легкий сброшенный килограмм в моей жизни. По сути, я почти ничего не изменила в своей жизни, не отказывала себе ни в тортиках ни в пюре с котлетами. А весы показали минус один.

- Только не нужно ожидать такого же результата каждую неделю, - сказала Настасья. – Поначалу уходит много воды. После третьего килограмма начнется настоящая работа. Что-то уйдет само по себе, как только уберутся вредные привычки, но тело не любит менять вес и приготовься к разному. Главное не отчаиваться.

В Настасье я признала профессионала в области похудения. Она была настолько хрупкой, как балерина, что мне тоже захотелось стать хоть немного на нее похожей. Лишний вес мешал почувствовать себя изящной. Я решила следовать каждому ее слову.

Приволье первой недели закончилось. Теперь пришло время не только записывать, но и менять рацион. Настасья внимательно изучила мои записи, обвела красной ручкой все обеды и ужины в кафе. Получилось не так уж и мало.

- В ресторанах, как правило, добавляют в пищу много жиров и сахара. Даже в салаты. Посмотри, тут ты написала, что взяла салат «Цезарь» с сыром и сухарями – если посчитать сухари, соус и сыр и помножить на порцию, получится почти тысяча калорий. Мы калории не считаем, я у тебя этого не прошу, но дома ты бы никогда не добавила такое количество масла.

- Я просто ужинаю рядом с университетом, чтобы продолжить заниматься в библиотеке…

- Я понимаю, но постарайся брать еду из дома в коробочке. Если у тебя был большой обед, то на ужин достаточно бутерброда. Не нужно съедать две большие порции в день.

Готовить я не умела и не очень-то любила. Но раз Настасья сказала – ее слово закон. Всю следующую неделю я приносила с собой хлеб и просто покупала немного сыра с огурцами на вечер. Не скажу, что я была очень довольна таким ужином, но после пары вечеров привыкла и даже была довольна отсутствием ощущения тяжести в желудке перед сном.

Я привыкла с детства, что на обед идет суп, второе и десерт, да и на ужин тоже нужно есть мясо с гарниром. В итоге я имела лишние десять килограмм и хотела от них избавиться навсегда. Я понимала, что это значило ломать стародавние привычки. Они легко не уходят, но я была полна решимости бороться.

Вторая неделя порадовала отметкой, меньше предыдущей на семьсот грамм. Я прыгала от восторга, а Настасья осталась очень спокойной, только сдержанно похвалила меня, просмотрев записи и сказала, что довольна прогрессом.

- Смотри, - сказала она. – Начало хорошее, можно продолжить еще одну неделю по той же схеме, а потом мы будем пробовать каждую неделю что-то новое, чтобы посмотреть какой рацион подходит тебе больше всего, да и чтобы ты не заскучала на однообразном пайке.

Мне понравилось худеть, я хотела результатов и как можно быстрее. Настасья хмыкнула, но подчинилась моему желанию – мы начали белковую неделю.

Когда сидишь на диете, то волей не волей мысли начинают крутиться вокруг еды – что поем в следующий раз, чего бы мне хотелось вместо этого и так далее. Проблема, конечно, что белковая диета отрезала все, что я любила больше всего – пирожки, хлеб, булочки, макароны, сладкое.

Мясо готовить долго, от салатов не наешься, а на яичницу к четвергу я уже смотреть не могла. В общем, к визиту диетолога я появилась голодная, измученная и злая. Весы показали минус полтора килограмма.

В этот раз Настасья измерила грудь, талию и бедра – грудь почти не изменилась, а вот талия уменьшилась на два сантиметра и бедра тоже. Индекс массы тела все еще показывал «ожирение», и это, конечно, не радовало, но я была готова бороться дальше.

Настасья оказалась недовольна. Она поругала меня за слишком скудное меню, сказала, что голодовка сильно ударяет по щитовидке.

- Я хочу, чтобы лишний вес никогда к тебе не вернулся. Я не обещаю быстрых результатов, мы работаем на надежность. Если ты целый день голодная, от этого один вред.

Я пожаловалась на то, что белковая неделя лишила меня любимых продуктов, к тому же, мне тяжело готовить мясное. Настасья пожала плечами и предложила хлебную неделю.

- Долго на ней сидеть нельзя, витаминов не хватает. Но неделька тебе пойдет на пользу и собьет оскомину от углеводов.

Она подробно объяснила инструкции и дала пробное меню на день. На диету это вообще похоже не было. В день я должна была съесть шесть бутербродов. Я пошла домой полная сомнений.

Голод прошлой недели был забыт. Я ходила сытая и довольная. В день уходила чуть ли не буханка хлеба. Намазки разрешались любые, только тонким слоем, а овощи с фруктами без ограничений.

Аня, кстати, с огромным интересом наблюдала за процессом похудения. Она тоже была недовольна своей внешностью, поэтому когда я стала ограничивать себя в еде, она тоже перестала готовить жирные макароны. К диетологу она обращаться не хотела, говоря, что чувствует себя непрофессионально, все-таки основы метаболизма они изучали в мединституте.

- Я знаю, что нужно, чтобы похудеть - перестать об этом говорить и начать делать!



Стелла Вайнштейн

Отредактировано: 07.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: