Недостаточно мыслить, чтобы жить

Font size: - +

Два дебила — это сила

Майор Цзя ушёл в аварийное хранилище и там предался тихой истерике. Мысли летели одна за другой.

Отрезать связь с Россией? Это признать своё бессилие перед наглыми русскими и лишиться возможности взять у них реванш. Да и неизвестно, как начальство посмотрит на такое.

Сохранять её? А где гарантия, что они не заложили ещё какие-то трояны и другие гадости? Если они распространятся в Поднебесной, как на это посмотрит начальство? Ясно, как! Но если они их уже заложили, то отрезать связь двойное безумие. У них должны быть коды деактивации, и разве китайцы не сумеют перехитрить в очередной раз варваров и выманить у них коды? Или выкрасть... А иначе...

Перед майором замаячила перспектива разборки на органы после «спасения» Центра. Но в глазах подчинённых нельзя было терять лицо, и майор вышел с готовым рационом, который позволял пять лет прожить на запасах аварийной кладовой, без комфорта, но и не впроголодь. Кроме того, он отдал приказ немедленно выяснить всё известное о российской задаче трансгуманизма.

На следующее утро лейтенант и сержант подали ему на дисплей справку, что по открытым и агентурным данным, а также по результатам анализа больших данных, трансгуманизм в понимании русских — прежде всего создание работоспособных и самоподдерживающихся, а не тупо «оцифрованных», структур на базе метанейронов, сохраняющих максимально адекватную информацию о личностях и позволяющую в дальнейшем поставить задачу воссоздания ценных кадров даже в случае неполной информации в суперсети. Доклад заканчивался четырьмя альтернативными предложениями.

Первое. Отрезать связь с Россией и убить «Трансгуманизм» здесь.

Второе. Обратиться к русским и потребовать у них остановить экспансию «Трансгуманизма», пригрозив разрушением их сети и разрывом связи.

Третье. Потребовать у русских админские права для «Трансгуманизма», чтобы ограничить его экспансию в китайской сети, а затем, пользуясь ими, убить метасеть и запустить её заново уже как ханьскую.

Четвёртое. Использовать «Трансгуманизм» для спасения личностей погибших товарищей, раз уж он на ханьской территории, и одновременно без предупреждения русских предпринять все возможные действия по реализации третьего варианта.

Три первых предложения были сформулированы настолько тупо, что очевидна была попытка склонить командира к четвёртому. Но всё было сделано с полной почтительностью и по правилам, да и самому майору Цзя больше всего нравился четвёртый путь.

— Благодарю за отличную работу. Сообщу командованию о рекомендации использовать русскую суперсеть «Трансгуманизм» для спасения личностей наших товарищей. При этом добавлю, что, согласно истории, когда Поднебесная временно оказывалась под управлением варварских сил, она немедленно превращала их в наших императоров новой династии и переваривала варваров. И сейчас в этой суперсети ханьцы переварят русских. Русским о нашем решении не сообщаю. Приказываю делать вид, что мы в панике от их действий и пытаемся отсечь их задачу, но безуспешно. А затем сержант Мин сообщит русским, что он напуган перспективой окончательной гибели, и униженно попросит у них код доступа в «Трансгуманизм».

Русские наблюдали за этой сценой и смеялись от души.

Сержант Мин был недоволен действиями майора, но возражать не стал. Он просто решил, пользуясь открытым чёрным ходом, убить задачу «Трансгуманизм». Поскольку он видел виртуальную машину, а не реальные суперкомпьютеры русских, ему показалось, что он успешно «перестарался» и собрался уже отговариваться, что эти русские тупые варвары слишком плохо защитили свои программы. Но, посмотрев на журнал действий своего супера, он увидел, что «Трансгуманизм» благополучно работает. Тогда его намерения изменились.

— Товарищ майор, докладываю. Эти тупые русские варвары хороши в шпионаже, но полные разгильдяи во внутренней безопасности. Ваше приказание выполнено более чем успешно. От первой же попытки  проверить защищённость задача «Трансгуманизм» на русской сети оказалась убита. Теперь она действует лишь у нас, и стала нашей, ханьской!

Майор заподозрил, что «промашка» сержанта была не случайной, но результат оказался выше всяких похвал. Но давать подчинённому заноситься нельзя. Пусть Мин помучается в ожидании трибунала и расстрела, а затем больше порадуется награде.

— Объявляю замечание за неаккуратное исполнение приказа. О результатах будет доложено командованию, и я поступлю с вами, сержант, согласно их инструкциям.

Майор вышел в шлюз, надел противорадиационный костюм и отправился докладывать начальству.

— Донесение майора Цзя, коменданта Куньлуньского центра. Ваше приказание стали выполнять и добились успеха. Сержант Мин убил задачи русских, и при этом коварно вторгшаяся в наш центр задача «Трансгуманизм», ставящая целью сохранение виртуальных личностей погибших, оказалась убита у русских и полностью перешла под наш контроль. Этого добился сержант Мин. Тем самым мы лишили русских важнейшего инструмента и получили его в свои руки. В связи с неожиданным трофеем прошу разрешения сохранить связь с русской сетью. Мы начали эффективно доить варваров, и уверен, что успешно продолжим.

— Докладываю начальству. Ждите связи.

Через полчаса пришёл приказ. Признать успешно начатой операцию «Албазин» по отжатию у русских ценной информации. Итак, центр сразу решил сделать вид, что это была спланированная им операция. Имя ей было дано по названию русского городка на Амуре, уступленного вместе со всем Приморьем и Нижним Приамурьем по Нерчинскому договору с цинским Китаем. До этого он выдержал две ожесточённые осады китайской армией, а взятые в плен во время первой осады и не ушедшие в Россию после уступки города казаки были уведены в Пекин и зачислены в императорскую гвардию, сохраняя веру свою. В девятнадцатом веке Россия с лихвой вернула уступленное, не воспользовавшись ни силой, ни угрозой силой. Так что исторические аналогии подсказывали майору: не стремись к быстрому успеху, сманивай русских на свою сторону и в конце концов заставь уступить.



Юрий Ижевчанин

Edited: 27.07.2017

Add to Library


Complain