Недоучка

Часть третья. Глава вторая

 

  Маг резко проснулся, дернулся и врезался головой о дерево, сперва даже не почувствовав боли. В ушах все еще звучал высокий истошный крик, от которого по спине бежали ледяные мурашки. Он бы никогда так не сделал. ОН бы не сделал, а вот тот, кто "управлял более тонкими материями" и умел превращать воздух в воду... Мужчина тряхнул головой, потирая надувавшуюся шишку. Скорее всего, это просто его фантазия, подогретая особой нелюбовью к "великому магу". Не желая больше рассуждать об этом и надеясь побыстрее выгнать остатки сна из головы, Маг покинул свое нехитрое убежище и стал спешно спускаться к видневшейся у подножия холма дороге. Она была хорошо утоптана и взрыта следами копыт и колес, поэтому, скорее всего, вела в многолюдную деревню. Не колеблясь, мужчина зашагал на север и всего через час его нагнал крестьянин на повозке, груженной мешками с яблоками, которую лениво тащила понурая пегая лошадь.

  - Эй, куда путь держишь? - Дружелюбно окликнул мужичок, и Маг неопределенно махнул рукой прямо, - Залазь, подвезу.

  Решив, что в нынешнем состоянии крестьянин ему не угроза, тот согласился. Завязалась беседа, и Маг выдал уже проверенную легенду о спустившемся с гор эльфе-отшельнике, на что получил полный сочувствия взгляд.

  - Эльфов-то давно перебили, - Протянул он, - Воины решили, что, раз они могут что-то там колдовать, то будут за магов, а маги - что, они с воинами. Так что, боюсь, ты последний остался.

  - Мы едем в лагерь воинов?

  - Нет, что ты, они к себе простой люд не пускают. Когда началась война, много деревень погорело, люди скитались по дорогам, и король, точнее его женушка, долгих ей лет, приказала построить первый город, чтобы дать им приют. Конечно, небыстро дело делалось, но уж мы, крестьяне, подсобили, как могли. Теперь-то уже таких городов шесть или семь.

  - А я смотрю, доброе сердце у королевы. И чьи это города - воинов или магов?

  - Ничьи, в том-то и дело, люди там свободно живут. А на королеву-то уже как на святую молятся: говорят, когда все началось, всех их троих деток маги и извели, ее супруг поклялся отомстить - и вот теперь во главе армии, а она-то ко всем как к своим чадам относится, да грехи его замаливает.

  Маг немного нахмурился, пытаясь понять, что же королева забыла в том лагере, где он ее встретил, крестьянин, заметив его задумчивость, понял это по-своему.

  - Да, никого война не обошла, все горя хлебнули, - Тяжело вздохнул он.

  Маг положил руку ему на плечо.

  - Ничего, увидим мы еще мир, все войны когда-то кончаются.

  Мужичок неуверенно кивнул.

  - Ты, если хочешь, иди отдохни пока, дорога-то долгая, к вечеру лишь будем, - Предложил он, - Только яблоки мне все не погрызи.

  Маг заверил его, что яблоки не любит, перебрался в телегу, и, переставив несколько мешков, с удовольствием растянулся в полный рост. Через некоторое время, понимая, что спать совершенно не хочет, а крестьянин уже понемногу клюет носом, он незаметно снял заклинание с меча и положил рядом, внимательно осматривая подарок. Двуручник действительно был довольно большим - его длина с рукоятью практически соответствовала росту Мага - но при этом не настолько тяжелым, как можно было бы ожидать. По центру лезвия с двух сторон проходили дополнительные, укрепляющие полосы стали, а от них, в шахматном порядке, как листья на ветке - ромбовидные отверстия, благодаря которым и снижался вес клинка. Однако, они не были совершенно пустыми: в каждом поблескивала тонкая красная пластина, почти прозрачная. И все - никаких рун, символов, амулетов на рукояти и всего прочего. Мужчина прикоснулся к оружию, наполняя его силой, и красные пластины стали чуть ярче, однако очень скоро он почувствовал, что много энергии меч принять не может, а значит хранилище из него плохое. Если не это его основная функция, то какая же? Пообещав себе разобраться с этим позже, Маг спрятал меч обратно, достал книгу и, нахмурившись и оглянувшись по сторонам, едва заметно шевельнул пальцами - старый потрепанный переплет засиял новизной: кожаная обложка, с выбитыми на ней позолоченными буквами, инкрустированная полудрагоценными камнями. А потом мужчина услышал глухое рычание и, так же поспешно спрятав книгу, встал и тронул крестьянина за плечо.

  Мужичок встрепенулся, испуганно осматриваясь и натягивая поводья: из леса в ним вышли несколько больших волков, впереди трое, оскалившись, перегородили дорогу. Если они попробуют прорваться, то звери с большой вероятностью вцепятся лошади в горло. Не видя другого выхода, крестьянин уже хотел стегнуть фыркавшую и пятившуюся кобылу, но Маг остановил его руку.

  - Погоди, я ведь эльф, попробую с ними поговорить.

  Сам мужчина мало верил в то, что сумеет хоть как-то наладить диалог с животными, потому что даже не представлял, как это делать. Он отыскал взглядом вожака - самого старого, матерого волка - и попытался проникнуть в его мысли. Животное зарычало, замотало головой, стало тереть ее лапами, но мужчина не прекратил попыток, думая, что волк его не понимает. Когда тот вскинул морду, Маг заметил струйки крови из ушей и носа, и моментально остановился, понимая, что перестарался. Протяжно завыв, волк засеменил обратно в лес, уводя за собой остальных сородичей, и крестьянин, не теряя времени, тут же погнал кобылу прочь от этого места.

  - Как здорово это у тебя получилось! - Восторженно воскликнул он позже, немного придя в себя, когда впереди показались невысокие стены города - никто не думал превращать его в неприступную крепость, и даже не замечая некоторой растерянной задумчивости собеседника, - Ты спас и меня, и повозку, чем я могу тебе отплатить?

  - Я это не ради выгоды делал, - Пробормотал Маг, - Но, если можно, не дашь ли ты мне немного еды? Давно уже...



Наталья Изотова

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться