Нефелим

4. Пожар

  …Сначала сигнал тревоги показался ему чьей-то глупой шуткой. Или сбоем аппаратуры – ангар выглядел достаточно старым, и некоторые из обслуживавших его систем вполне могли работать некорректно. Ожидавший своей очереди не то на внеплановый ремонт, не то на апгрейд яркий бот, похоже, думал также. Фросторм поколебался, глядя на мигающие красным диоды, которыми расцвели стены, и все-таки остался на месте.
- И чего стоим?
Из бункера выскочил тот самый механик, что являлся джоором раньше, и теперь разводного ключа при нем не было.
- План эвакуации… - попытался сказать Фрост, но бот не стал его слушать и сообщил, где
видал и фиолетового сикера, и план эвакуации, который должен был высветиться при срабатывании тревоги, но почему-то этого не сделал.
- Третий тоннель! - рявкнул механик. – Валите на поверхность, там пусть военные разбираются.
- Оборудование? – вежливо уточнил Фросторм.
- Без вас разберемся, - был ему ответ. – Третий тоннель, парень, не перепутай. И ты тоже, там, в углу, чего раскорячился? Встал, трансформировался и поехал!
Бот перекинулся в альт-форму и скоропостижно убыл. Фрост последовал за ним.
Который тоннель был третьим, достоверно знал, вероятно, только механик, оставшийся в своем бункере собирать аппаратуру. И его коллеги, с которыми Фросторму так и не довелось познакомиться. А вот наземный, резво ринувшийся куда-то, не знал определенно, потому что вынужден был развернуться – ход вел в никуда. Никуда – это был завал из древних проводов, стенных секций и еще чего-то столь же полезного. Толщина его внушила бы уважение даже механоиду с трансформой тяжелого танка.
- Здесь не пройти.
- Уверен? – огрызнулся бот.
- Вполне, - Фросторм трансформировался в воздухе и спустился на антигравах. – Этот хлам копился тут если и не с квинтовских времен, то со Второй Кибертронской. Это точно третий тоннель?
- Попробуй разбери, - наземный тоже перешел в робоформу и попробовал завал на прочность.
Прочность его, видимо, устроила.
- У них тут все перепутано, - пожаловался он. – Может, это и не третий вовсе, а какой-нибудь семьдесят девятый. Равноудалено.
Фросторм просканировал кучу на предмет слабых мест – их не нашлось.
- У меня впечатление, что это навалили тут специально, - поделился он. – Чтобы никто не ходил.
- А за кучей, выходит, сокровища всего Кибертрона?
- Не исключено, - сикер неопределенно пошевелил крыльями, - Но скорее всего, там просто точно такой же грязный тоннель, ведущий глубоко под поверхность. А нам нужно наверх.
- Согласен. Разворачиваемся?
- Поддерживаю, - Фрост трансформировался в прыжке и медленно полетел в обратном направлении.
Медленно, чтобы наземный за ним поспевал. Странным образом он гордился теперь своими крыльями, самую малость, но гордился. И не менее странным образом не хотел оставаться один. Фросторм не сказал бы это сейчас, наверное, и лучшему другу, которого у него больше не было, но все крепло в нем скверное предчувствие, что тревога ложной не была. И он, как сикер, обязан был обеспечить безопасность гражданских. Или хотя бы одного гражданского, имевшегося в распоряжении.
Когда прогремел взрыв, и пол стал потолком, они не преодолели и половины пути. Фроста словно выхватила из воздуха невидимая и очень сильная рука. Он перекувыркнулся, пытаясь трансформироваться, чтобы погасить удар, но не успел. Его швырнуло прямо на наземного, а стены заходили ходуном. Грохот стоял такой, что изгибались металлические панели. Что-то горело, температура в тоннеле стремительно росла.
Фросторм лихорадочно сканировал радиочастоты, но тщетно. Они были еще глубоко под поверхностью Кибертрона. Единственный сигнал, который удалось поймать, исходил от бота, на котором Фрост в данный момент лежал, растопырив крылья. По ним, точно метеоритный дождь, стучали раскаленные куски металла. Наверное, это было больно, но он не чувствовал. Вот окажись на его месте Эйс… Фросторм был очень рад, что Эйс на его месте не оказался.
- Ты цел? – сикер вызвал его на этой частоте.
- Относительно, - ответил наземный. – Кстати, к твоему сведению, летучка, ты тяжелый. Раз эдак в пять тяжелее меня. Так что меня скорее раздавишь ты, а не эти обломки.
- Разговариваешь вроде бодро, - заключил фиолетовый. – Нужно уходить отсюда, пока нас не заперло. Ты способен передвигаться?
- Надо проверить.
- Проверяй, - Фрост переместился так, чтобы все еще закрывать бота от падающих обломков, но не мешать ему двигаться.
Когда наземный попытался встать, оказалось, что коленное сочленение его левой ноги не функционально. Нейросеть, находившаяся в состоянии шока, очевидно, подавляла идущие из него болевые импульсы, а отчет о повреждениях бот запросить не додумался.
- Трансформироваться сможешь? – спокойно поинтересовался Фросторм.
Злиться на беззаботного гражданского ему и в процессор не пришло. Он чувствовал, что включилась древняя базовая программа. Из тех, что не каждому трансформеру за все его функционирование посчастливится вызвать из потаенных архивов памяти. И он был ей рад.
- Получается, что нет. А ты?
- Я функционален. Сикеры созданы для условий глубокого космоса, наши корпуса прочнее, чем у наземных трансформ.
- Рад за тебя, летучка.
- Поименование Фросторм, а не «летучка».
- А меня зови Оверлэй.
- Хорошо. Послушай, Оверлэй, я смогу починить тебя, но для начала нужно отсюда выбраться. Ты сможешь удержаться на моей альтформе?
- Если полетишь не слишком быстро.
- Договорились.
Фросторм отскочил и трансформировался, зависнув максимально низко над полом. Он чувствовал, что времени уж них совсем уже не остается, и этот низкий гул, который все нарастает и нарастает вместе с температурой, вскоре должен чем-то разрешиться. А наземный почему-то медлил, подставляясь под обломки.
- Быстро садись! – рявкнул сикер.
Его крик вывел Оверлэя из оцепенения, и тот неловко взгромоздился на тетраджет верхом. Удостоверившись, что пассажир тут же не свалится, Фросторм медленно полетел. Но не вперед, а снова в направлении завала. Прошло не меньше клика, прежде чем бот это заметил.
- Ты ничего не перепутал, летучка?
Они все еще общались по радио, потому что расслышать хоть что-нибудь в реве пожара было невозможно. То и дело вдалеке бухали взрывы.
- Нет, - отозвался Фросторм. – Просто горит там, куда мы с тобой собирались вернуться. Наш единственный шанс – пробиться через завал. Или сидеть под ним и надеяться, что огонь так глубоко не пойдет. Но я бы не надеялся.
- А ты пессимист, Фросторм. Надо радоваться функционированию, даже если нам его немного осталось.
- Наши шансы на выживание весьма велики…
- О, Праймас! Я еду верхом на военной летучке, которой отстрелили чувство юмора.
- Вряд ли, - усмехнулся Фрост. – Не успели бы. Я закончил Академию всего три метацикла назад.
Температура постепенно падала. По всей видимости, до тех глубин, куда они погружались, огонь еще не добрался. Времени думать о его причинах у Фросторма пока не находилось. Он был целиком занят анализом текущей обстановки, и к тому же, его очень беспокоило состояние гражданского. Тот был поврежден гораздо сильнее, чем показалось на первый взгляд – одним сочленением дело не ограничилось. И совершенно неуместное оцепенение, в которое он то и дело норовил впасть, было тому наглядным подтверждением.
Сам по себе стазис был не так уж и плох, но такой роскоши они себе позволить не могли. В альтформе у сикера не было рук, а самостоятельно держаться на нем бот мог, только оставаясь в онлайне.
- А что ты хотел сделать в этой мастерской? – подал голос Фросторм, решив, что лучший способ не дать гражданскому вырубиться – это отвлекать его разговорами.
- Апгрейды. Как ты, может быть, заметил, я гонщик.
- Похвально. Хотя я не заметил, потому что ваши представления о скорости не вполне сопоставимы с нашими.
- Спасибо, дружище, ты меня очень приободрил! – воскликнул Оверлэй и врезал Фросторму по обшивке.
- Я старался, - смутился фиолетовый. – На самом деле, я не хотел тебя оскорблять. Просто я провел достаточно времени, окруженный только летунами, и…
- Ладно, можешь не оправдываться. Когда выберемся отсюда, я покажу тебе, что такое настоящая скорость. Договорились?
- Да.
- Долго еще?
- Нет, потерпи.
- Мне не больно, летучка! Думай лучше о том, как мы собираемся пробиваться через завал, который ты сам же назвал непробиваемым.
- Есть одна мысль. Видишь ли, я не совсем военная «летучка». Я ученый.
- Знаем-знаем, - рассмеялся Оверлэй. – Какие вы ученые. Наука должна быть с пушкой, верно? Чтобы найти что-то новое и расстрелять его, если оно будет возражать против изучения?
- Никогда не смотрел на науку с такой позиции, - соврал фиолетовый. – Но точка зрения, несомненно, интересная. Однако мои пушки, за одну из которых ты сейчас держишься, предназначены для другого. Это азот. Он, как ты, вероятно, знаешь, замораживает.
- Что?
- Все. Однажды я подстрелил одного трансформера в лицевую пластину. Медикам потом пришлось снабдить его новым обонятельным сенсором.
- Вот и я говорю – наука ради мира.
- Между прочим, потом этот трансформер стал моим лучшим другом.
- И где он теперь?
- Не знаю. Но надеюсь, в лучшем положении, чем мы с тобой.
- Ладно, я понял, - смилостивился Оверлэй. – Ты заморозишь нас, и мы не расплавимся.
- Не стоило бы. Не хочу рассыпаться в ледяную крошку, а это возможно при некотором стечении обстоятельств.
- Тогда что ты собрался делать?
Впереди, наконец, показался завал. Сперва Фросторм засек его сканером, потом увидел.
- Тебе лучше сойти на пол и спрятаться за меня, - распорядился сикер. – Я собираюсь заморозить часть стены.
- Но зачем…
- Просто доверься мне, хорошо?
Оверлэй если и не доверился, то, во всяком случае, послушно отступил за широкую фиолетовую спину. Фросторм вдруг полностью осознал их разницу в размерах и понял, что действительно мог серьезно повредить бота при падении.
Первый выстрел получился немного неточным, но второй свое дело сделал. Фросторм ударил кулаком по льду, в который превратилась панель, и та рассыпалась в прах. Внутри, как и ожидалось, стены были полыми, правда, протиснуться в открывшийся проход без проблем мог только Оверлэй.
- Хитро придумано! – оценил тот и бросился было вперед, позабыв про ногу, но тут же был отловлен за манипулятор.
- Подожди. Вход я сделал, но нужен будет еще и выход.
- А его местонахождение будет зависеть от толщины завала?
- Да.
- Я могу посмотреть…
- В этом нет необходимости.
Фросторм выстрелил еще три раза. Уровень азота в резервуарах опустился до минимальной отметки. При большом везении в запасе осталась еще пара залпов – их он решил приберечь. Теперь начиналась самая неприятная часть работы. Ему придется пройти там, где роботу его габаритов не место по определению.
- Я хотел сегодня избавиться от своих крыльев, - тихо сказал он. – Не успел, вот жалость.
- Я бы поспорил. Давай, ты меня туда засунешь, а я расширю проход.
- Стоит попробовать.
Фросторм с легкостью поднял небольшого бота и поместил в пробоину. Спустя пару кликов он услышал на их частоте:
- Поставь меня и лезь.
- Не обязательно…
- Только не говори, что твоя замечательная, рассчитанная на глубокий космос броня позволит тебе просто пересидеть этот пожар.
- Определенный шанс есть.
- Лезь сюда, трусливая летучка! Я же знаю, как вы все трясетесь за свои драгоценные крылышки! Ничего им не сделается, тут достаточно места!
Места, конечно, было не достаточно, но и не настолько мало, чтобы Фросторм просто застрял. Хотя кое-где ему приходилось идти, слушая отвратительный скрежет собственной обшивки о несущие конструкции стен. Оверлэй уже маячил у выхода и, одним манипулятором придерживаясь за край отверстия, другим махал ему.
- Вот так, еще чуть-чуть! – едва не кричал он. – Ты же можешь!
- Могу, - согласился Фрост и выбрался из узкого лаза на свободу.
- А что мы будем делать теперь?
- Попробуй все же трансформироваться.
- Никак.
- Жаль. В альтформе ты более компактен и смог бы поместиться в моей кабине. Или в отсеке для образцов.
- Втиснусь, - пообещал Оверлэй. – И как мы раньше до этого не додумались?
- Я рассматривал такой вариант.
- Открывай уже.
Фросторм послушно трансформировался и открыл отсек. Праймас знает, каким образом, бот туда втиснулся. Вряд ли ему было удобно, но об удобстве речь и не шла. Речь шла о скорости.
- Вот это да! – не удержался Оверлэй. – Жаль, я не вижу, как мелькают стены.
- Это трудно уловить оптикой, - утешил Фрост. – Я способен развивать скорость, в три раза превышающую скорость звука. Хотя сейчас, конечно, мы не можем лететь так быстро.
- А ты сам-то успеваешь смотреть, куда летишь?
- Разумеется.
- Слушай, Фросторм, у меня как-то в проце не укладывается. Ты же здорово летаешь, разве нет? Зачем тебе отказываться от крыльев?
- И, правда, зачем бы мне, - пробурчал в ответ сикер. – Я пока не готов ответить на этот вопрос.
- Ладно, тебе виднее. Просто странно.
- Меня больше волнует то, что происходит сейчас на поверхности, - сменил тему Фросторм. – Этот сигнал тревоги, взрыв, пожар, который никто не тушит.
- Да брось ты! Иногда такие штуки бывают, спроси тех же шахтеров.
Насчет шахтеров у Фросторма имелись кое-какие свои туманные соображения, но он пока не мог сформулировать их даже для себя.
- Надеюсь, ты прав, - проговорил сикер. – Кстати, перешли-ка мне свой отчет о повреждениях.
- Да не бери в проц, ничего серьезного.
- И все-таки.
- Ну, хорошо, хорошо. Я и сам-то его не читал.
- Получил. Да… Оверлэй, ты сказал, что ты гонщик. Это как?
- Приехали! – возмутился бот. – А как бывают гонщиками?
- Понятия не имею.
- Ученый, тоже мне. Это когда есть трек, и есть скорость, и ты или лучший, или никто.
- Ты мне напоминаешь одного моего друга.
- Того, которому ты отстрелил нос?
- Да, его.
- Он гонщик?
- Нет, сикер, как и я. Впрочем, нет, не как я. Но это другая история. По-твоему получается, что гонщикам обязательно требуются апгрейды, чтобы побеждать?
- Конечно же!
Фросторм задумался о том, смог бы он тоже стать гонщиком, и получил отрицательный ответ. Скорость, в любом ее проявлении, не искушала его так, как наука.
- Полагаю, тебе интересно будет узнать, что мы ушли достаточно далеко от пожара, чтобы позволить себе отдых.
- Может, ну его, этот отдых? Полетим дальше, на всякий случай.
- У меня двигатели перегреваются, - соврал Фросторм. – Я устал.
Он приземлился и осторожно выгрузил пассажира. Температура была вполне комфортной, даже гул пожара не добирался до этих глубин. Стены коридора слегка светились зеленым, на полу лежал толстый слой пыли. Там, где спустился сикер, ее разметало, обнажив гладкие эбеново-черные плиты.
Фрост трансформировался и присел на пятки рядом с Оверлэем. Наземный выглядел откровенно плохо – оптика помигивала, а электромагнитное поле было нестабильным.
- Послушай, Оверлэй, скажи-ка честно, что у тебя еще болит кроме ноги?
- Нога не болит, - поправил гонщик. – И вообще ничего не болит. Но я бы перезарядился джоор-другой.
- Потерпи немного.
Фросторм запустил программу диагностики, одну из тех, что подарил доктор из академического медблока после того, как фиолетовый помог ему стаскать коробки с ремкомплектами. Результаты, которые она принесла, его совершенно не порадовали. У Оверлэя была нарушена структура Искры, и повреждения были давними. Нанес их вовсе не свалившийся на небольшого бота сикер, а что-то совсем другое. Возможно, многочисленные не всегда подходящие апгрейды, или какая-то авария на треке…
Фрост внимательно рассматривал изящный и яркий корпус гонщика и пытался понять, как можно помочь. Но единственный ответ, найденный в его базе знаний, сводился к тому, что ремонт Искры – сложное и ответственное дело, которое не входит в программу первой помощи, и должно проводиться бригадой опытных медиков в специально оборудованном помещении.
В таком случае, Оверлэя следовало доставить туда, где найдутся и медики, и помещение. И желательно, скорее. Но прежде следовало кое-что сделать.
- Я попробую вернуть функциональность твоей ноге, - предупредил Фросторм и извлек из подпространственного кармана мини-лазер…

…Несколько раз тоннель раздваивался, а однажды даже разделился на целых пять коридоров. Некоторые были совсем заброшенными, другие недавно ремонтировались. Фросторм старался выбирать те, что выглядели наиболее ухоженными, но несмотря на это, они с Оверлэем все еще были очень глубоко и практически не приблизились к поверхности. Рано или поздно они попали в широкий округлый ход с прозрачными стенами, зависший высоко над совершенно темным пустым пространством.
- Древняя транспортная система, - заключил сикер. – Я и не знал, что она еще существует.
- Насколько древняя? – вяло уточнил Оверлэй.
Фрост знал, что тому становилось все хуже, и не в последнюю очередь из-за неуклонно снижавшегося уровня энергии. Боту остро требовалась перезарядка, а лучше всего, энергон.
- Точно сказать не могу, но похоже на довоенную. Нынешние путепроводы намного шире.
- Почему?
- Потому что в результате Второй Кибертронской трансформеры стали габаритнее. Те роботы, которых использовали на своих фабриках квинтессоны, в основном были даже меньше тебя.
- Вот спасибо!
- Я всего лишь констатирую факт.
- Понятно. А хочешь, я тебе тоже факт скажу? Если мы сюда забрались, это значит, что мы окончательно заблудились.
- Ты же называл пессимистом меня, - добродушно усмехнулся Фросторм. – Совершенно не обязательно. То есть мы, конечно, заблудились, но это произошло еще в первый же клик после сигнала тревоги. А вот вероятность того, что нашим корпусам суждено остаться тут навечно, не так уж велика. На то это и транспортная система, чтобы куда-нибудь вести.
- И ты можешь определить, куда?
- Не сразу. Но по моим расчетам мы находимся под Каоном.
- Под Каоном? Неплохо!
- А что…
- Сразу видно, что ты давно не бывал на гражданке. В Каоне проводятся самые чумовые гонки, а недавно появились еще и гладиаторские бои. То еще зрелище, конечно…
- Варварство, - не оценил Фрост.
- Оно самое, - хохотнул Оверлэй. – Но знаешь, иногда это очень в строку.
- Не могу согласиться.
- Ладно, занудливая летучка, твои предложения?
- Здесь достаточно безопасно, чтобы подзарядиться. Потом будем искать подъемник.
- Принято.
Фросторм быстро нашел платформу, выглядевшую достаточно крепкой, чтобы выдержать их вес, и опустился на нее. Но Оверлэй почему-то не спешил выбираться из отсека для образцов, а сидеть в форме тертраджета сикеру было не слишком удобно.
- Вылезай, а?
- Я бы и рад…
- Ясно.
Это Фрост сказал, уже трансформируясь и ловя свой груз в манипуляторы. Заранее включенные медицинские программы моментально забили тревогу.
- Тебе нужна энергия, - констатировал сикер. – Могу поделиться.
- Да не так все плохо!
- Боюсь, именно так. Я перекачаю тебе немного своего топлива. Оно не полностью идентично вашему, но должно подойти. По крайней мере, до тех пор, пока мы не доберемся до медиков.
Одним манипулятором сикер поддерживал на коленях совсем легкого гонщика, другим высвобождал кабель. Несмотря на то, что его единственный опыт прямой подзарядки имел место на занятиях по полевой медицине и успел уйти далеко в архивы, движения были уверенными и точными.
- Это не больно? – вдруг спросил Оверлэй.
- Честно говоря, не знаю, - хмыкнул Фрост. – Но мне доводилось слышать, что скорее приятно. Хотя у всех по-разному, наверное.
Топливо медленно сочилось из фиолетового крылатого корпуса в разноцветный. Давать большой напор Фросторм вполне обоснованно побоялся – у такого маленького трансформера и баки должны быть миниатюрными, чего не скажешь о рассчитанных на долгие межзвездные перелеты топливных резервуарах сикера.
- Действительно, приятно, - согласился гонщик. – А тебе самому-то хватит?
- Я не стал бы рисковать.
- Кто бы сомневался.
- От моих запасов топлива зависит наше выживание, - педантично пояснил Фросторм.
Перекачка закончилась. Сикер занялся отсоединением, а Оверлэй, неловко потянувшись, спросил:
- Ты что-то говорил о перезарядке, верно?
- Да. Отдыхай.
- Тогда опусти меня на пол.
- Ты меня не обременяешь, - отмахнулся фиолетовый. – У тебя всего джоор. Советую не тратить его на пустые разговоры.
После перезарядки Оверлэй явно почувствовал себя лучше, хотя Фросторм и видел, что повреждения никуда не исчезли. В Каоне следовало сдать наземного медикам, а уж там… Что он станет делать потом, сикер не знал. Скорее всего, следовало вернуться в Академию или же поискать работу в какой-нибудь из местных лабораторий. Переоборудование тоже могло подождать.
Блуждая в подземных тоннелях, он наконец-то перестал чувствовать себя по ошибке посаженным в чужой корпус. Здесь были к месту и крылья, и прочная броня, и азотные пушки, и огромные топливные баки. Все, чем он тяготился, спасало и его, и Оверлэя, который, в сущности, был абсолютно беспомощен. Хотел ли Фрост стать таким же?
Теперь он знал ответ.
Наверное, гонщик в чем-то прав. Пушка науке не помеха.
- Мы поднимаемся, - сообщил Фросторм. – Это восходящий тоннель. Мои сканеры показывают, что он пересекается с действующей транспортной системой в полуджооре полета отсюда.
- Это значит…
- Да, Оверлэй. Мы выбрались.
Они поднимались еще некоторое время, но радость, сперва охватившая Фросторма, быстро сошла на нет. По мере приближения к поверхности снова начала расти температура, а чуткие аудиосенсоры уловили гул огня и скрежет гнущихся конструкций.
- Ты ведь слышишь? – вдруг спросил Оверлэй. – Даже я слышу.
- Да.
- Что это?
- Не возьмусь утверждать, - отозвался Фросторм. – В любом случае, это достаточно далеко от нашей расчетной точки выхода на поверхность.
Но ответ он уже знал.
Каон тоже горел.
 



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться