Нефелим

5. Игра

 ...С каждым кликом идея подниматься на поверхность планеты нравилась Фросторму все меньше и меньше. Но и приемлемой альтернативы он подобрать не мог – топлива оставалось достаточно, но на еще один переход по тоннелям с непредсказуемым исходом могло и не хватить. Кроме того им по-прежнему требовался медик. И наконец, сикер жаждал разъяснений – ведь если стряслось какое-то бедствие планетарного масштаба, он подлежит мобилизации на общих началах – лишних пар манипуляторов и тем более крыльев в таких ситуациях не бывает. Или же, если речь шла о вооруженном конфликте, Фрост обязан подняться в космос для обороны планеты, и никого уже не будет волновать, любит он летать или нет. Включая самого Фроста.
Именно отсутствие информации пугало его больше всего. Это была неопределенность, которая могла значить все, что угодно. Включая даже то, что на поверхности планеты и вовсе не осталось никого функционирующего, и они с Оверлэем – одни из немногих уцелевших. Конечно, такой расклад был маловероятным, но исключить его полностью Фросторм тоже не мог.
- Там, куда мы должны выйти, пока не горит, - сказал он.
Оверлэй, скорчившийся в отсеке для образцов, отозвался:
- Ключевое слово тут, я полагаю, это «пока».
- Да.
- А ты не можешь ни с кем связаться и спросить, что там вообще происходит?
- Могу, но пока не хочу сообщать всему Кибертрону, что мы собираемся вылезти из санитарно-очистных сооружений на восточной окраине Каона.
- Я бы тоже не стал, - хмыкнул Оверлэй. – Но все-таки…
- Пока мы находились в тоннелях, это не представлялось возможным. Мое коммуникационное оборудование рассчитано на…
- Да знаю я, на глубокий космос!
- Именно. А глубокий космос обычно не бывает таким плотным, - спокойно закончил Фросторм. – Когда же мы достигли действующей… поправка, действовавшей до недавнего времени транспортной системы, я начал вызывать ближайший штаб автоботов. Безрезультатно.
- Может, никого нет дома?
- Или нет самого дома.
Оба помолчали.
Фросторм напряженно сканировал все в радиусе досягаемости своего оборудования. Очистные сооружения, через которые они собирались выйти на поверхность, пустовали. То есть они, конечно же, были наполнены под крышечку, но персонала, которому полагалось их обслуживать, на месте не было. К тому же, переполнение всех емкостей свидетельствовало о том, что за системой никто не присматривал уже достаточно долгое время.
Это, вместе с остановившейся транспортной сетью, очень не нравилось сикеру, но делиться своими опасениями с гражданским он не спешил. Когда придет время, он, разумеется, предоставит необходимую информацию, но только в том объеме, который сочтет нужным. А вот сам Фрост должен учесть все возможные опасности и защитить Оверлэя от них.
- Ты раньше бывал в Каоне?
- Конечно.
- В таком случае, напомни мне, что должно находиться в восточных секторах.
- Много чего, летучка. Готов поспорить, здесь найдется все, чего бы ни захотелось твоей Искре. Энергон, интер-боты, развлечения на любой вкус… гладиаторские бои ты не любишь, это я уже понял, а как насчет гонок? Мы же договаривались с тобой, разве нет?
- Договоренность в силе, - ровным голосом ответил Фрост. – Обобщая тобой сказанное, это так называемые «серые» сектора.
- Ох, нет! Они уж какие угодно, только не серые! Ты бы только видел! Впрочем, увидишь.
- Не сомневаюсь, - чистосердечно соврал сикер.
Вот как раз в этом он и сомневался. Сканер фиксировал несколько очагов пожара в радиусе десяти квадратных километров, а дальше на восток похоже, шел бой. И судя по силе энергетических всплесков, это вряд ли была гладиаторская арена, разве что зрители сошлись стенка на стенку…

- Ну, по крайней мере, бары еще работают, - сказал Оверлэй с ощутимым облегчением в голосе.
Бары действительно работали. Несмотря на то, что улицы представляли собой довольно пугающее зрелище, вывески питейных и иже с ними заведений бодро мерцали среди погрома.
- Здесь всегда так? – осторожно уточнил Фросторм.
- В общем-то, да, - смутился гонщик. – То есть я понимаю, что это не то, к чему ты привык, но и поводов для паники тоже не вижу. Убираются, конечно, редко, но здесь не так уж плохо, если приглядеться.
- Пока я вижу только очень грязную улицу, на которой недавно кого-то убили.
- Откуда ты знаешь?
- Вон там валяется его голова, и из нее еще капает энергон. Я сомневаюсь, что кто-то просто потерял ее по дороге.
- Смотря какую функцию она исполняла, - усмехнулся гонщик. – Послушай, Фросторм, дальше я могу уже и сам. Ты же починил мою ногу, разве нет?
- Не думаю, что это хорошая идея. Здесь опасно.
- Не более чем обычно.
- Хорошо, - сдался сикер и, снизившись, откинул борт отсека, служивший заодно и аппарелью.
- У меня есть предложение. Давай зайдем в бар и все узнаем.
- Звучит подозрительно легко, - проворчал Фросторм. – Мне казалось, в таких секторах должны не очень-то привечать незнакомцев, задающих вопросы.
- На все-то у тебя есть отговорки! – рассмеялся Оверлэй. – Ты прав, но частично. Если в бар зайдешь ТЫ, с твоей-то постной лицевой пластиной и надписью через весь лоб «я занудливая военная летучка, побейте-ка меня скорее!», ничего хорошего не выйдет. А вот я для таких мест выгляжу вполне типично.
- Это уж точно, - вздохнул Фрост.- Твоя раскраска вызывает весьма однозначные ассоциации.
- Скажи еще хоть слово, переросток! – вспылил гонщик, но увидев, что Фросторм нисколько не раскаивается и по-прежнему стоит, растопырив над ним свои чудовищные крылья, сменил гнев на милость. – Ну, так как, я иду?
- Только со мной.
- Тогда побьют нас обоих. Впрочем…
Оверлэй в задумчивости прошелся вокруг сикера, периодически бросая на него весьма странные взгляды. Фросторм недоумевал, но пока предоставлял гражданскому полную свободу действий. Он вынужден был признать, что совершенно не подготовлен к разведывательной деятельности в подобной обстановке.
- Есть одна идея, вот только не знаю, понравится ли она тебе.
- В любом случае, говори, потому что иначе я хватаю тебя в охапку и без промедления несу к первому же медику.
- Хорошо. Как ты понимаешь, в такие места ходят раcслабиться. Не только местные жители, но и те, кто по понятным причинам не может делать этого по месту службы. В том числе и сикеры.
- Тогда я не вижу проблемы в том, что я просто туда зайду.
- Ты недослушал. Ходить одному тут проблемно, наверное, даже самому Прайму, поэтому такие туристы обычно передвигаются группами. Но есть один расклад, при котором они предпочитают оставаться незамеченными. И их не замечают – такие здесь правила.
Заметив, что Фрост нетерпеливо сложил манипуляторы на кабине, гонщик перешел к сути.
- О, мой невинный летающий друг, я говорю о тех, у кого есть эскорт. Из местных.
- Эскорт? – с сомнением уточнил Фросторм. – Ты имеешь в виду интер-ботов?
- И всех прочих фемок и ботов, которые этим промышляют, - кивнул Оверлэй. – Если очень постараюсь, я, пожалуй, смогу изобразить что-нибудь в этом духе.
- А что изображать мне? – уточнил сикер.
- Лучше тебе просто пить энергон, молчать и периодически меня лапать, - замахал манипуляторами гонщик. – Актер из тебя все равно будет скверный.
Фросторм не мог не согласиться с последним утверждением, а вот план ему не нравился. Впрочем, в его азотных пушках еще хватит заряда охладить чей-нибудь пыл, если дойдет до стычки.
- Какой предпочитаешь? – Оверлэй указал на вывески.
На одной, цвета энергона, томно изгибалась фемка. Эффект портило то, что часть голограммы сбоила, и головы у танцовщицы не было. Далее имелось изображение скрещенных манипуляторов и какого-то варварского оружия – там явно проводились бои. Наконец, ближайший к ним бар, из которого доносились ритмичные низкочастотные колебания, завлекал рекламой крепко заряженного энергона.
- Сюда, - решил Фрост.
И едва не вздрогнул от удивления, когда миниатюрный гонщик схватил его за манипулятор и, повиснув на нем, поволок внутрь.
- Разумеется, ты платишь, - сообщил он за клик до того, как темнота и густой, как масло, шум поглотили их.


…Оверлэй выбрал им место если не в самом углу, то близко.
«В самом углу садятся те, кто кого-нибудь ждет,» - передал он. – «Но вообще давай будем считать, что эту частоту могут прослушать»
«Понял», - отозвался Фросторм.
Он аккуратно осматривался. Бар был полон – здесь были и огромные боты-шахтеры, и рабочие с фабрик, и пестрые гонщики… находились даже трансформеры, чью сферу занятий сикер и вовсе затруднялся определить. Некоторые, как и он, имели при себе компанию, льнувшую к ним также откровенно, как это делал Оверлэй. И что бы он там не сочинял об импровизации, Фросту казалось, что кое-какой опыт подобной работы у гонщика был. Впрочем, до этого ему не было никакого дела.
Сикер прислушивался к обрывкам разговоров в попытках отыскать хотя бы намек на происходящее, и скрупулезно записывал все в файл, на который потом планировал напустить одну недурную аналитическую программу. Оверлэй глушил энергон (несмотря на протесты, Фрост купил исключительно стандартный), бесстыже сверкал оптикой и давно не полированной обшивкой, хватал его за крылья и нес какую-то чушь об апгрейдах и гонках.
… тот, кто поддерживает его, должен носить знак…
…сенатора как разорвал кто…
… фиолетовый знак…
… Мегатрон побеждает…
- Ты что-нибудь понимаешь? – негромко спросил Фрост.
- Насчет знака?
- Да. Я объясню, но здесь не место. Ты бы раньше спросил…
- Я не знал, о чем спрашивать, - повинился сикер. – А где тут вообще место?
Гонщик звонко рассмеялся и повис на нем.
- Поверь мне, в подобных заведениях есть, где уединиться.
- В таком случае, предлагаю уединиться, - решил Фросторм. – У нас не так много времени.
- Хорошо. Жди здесь. И ради Праймаса, не сцепись тут ни с кем, пока меня не будет!
Фросторм кивнул и принялся ждать, наблюдая за тем, как пестрый гонщик протиснулся к стойке и о чем-то спросил дроида-подавальщика. Одна из голов этого создания, в принципе состоящего только из голов и рук, повернулась и выплюнула ключ-карту.
- Заплатишь, когда будешь сдавать ключ, - объявил Оверлэй и бухнулся к нему на колени.
- Сколько?
- Не знаю, не спрашивал.
- А следовало бы…
- Вот как раз не следовало! Иди за мной.

…Оказавшись в довольно тесном отсеке, большую часть которого занимала огромная перезарядная платформа, Фросторм первым делом просканировал все на предмет прослушивающего оборудования. К чести заведения, его не оказалось. Единственный «жучок», который он обнаружил, уже успел умереть от старости.
Крепкие стены не пропускали звук.
- Я же тебе говорил!
Оверлэй казался очень довольным.
Он развалился на платформе, вытянув ноги и раскидав по сторонам манипуляторы. Фросторм, скорчившийся на самом краю, восторгов бота не разделял, но в целом находил место приемлемым.
- Так что за фиолетовый знак? – спросил он.
- Они называют себя десептиконами. Последователи Мегатрона. Слыхал о таком?
- Да, но ничего конкретного.
- Это гладиатор. А до того, бывший шахтер. Суровый парень! На арене ему не было равных! Я всего раз видел его бой, и даже мне показалось, что он перегибает палку…
- Даже тебе, - вздохнул Фрост. – Получается, от гладиаторских боев он перешел к более продуктивной деятельности.
- Получается, что так. Когда я в последний раз удирал из Каона, он еще сражался.
- Ты мне это хотел сообщить?
- В том числе, - Оверлэй перекатился и положил голову ему на колени. – Расслабься! Ты же не отдыхал.
- Я и не устал.
- Ну и зря, я все равно заказал этот номер на три джоора!
Фросторм промолчал – спорить с гонщиком сейчас у него просто не было сил. Аналитическая программа кропотливо потрошила записи всех услышанных в баре разговоров, раскладывая их то по общим словам, то по тематике. Завершение ее работы ожидалось через несколько кликов, но и промежуточных выводов хватило, чтобы окончательно сгубить и без того не радужное настроение сикера. Он чувствовал себя беспомощным и совершенно дезориентированным. Состояние это было далеким от конструктивного, поэтому он согласился с предложением Оверлэя и откинулся на платформу.
- Пожалуй, ты прав. Немного расслабиться и мне не повредит.
- О чем я и говорю, - усмехнулся гонщик.
Фросторм притушил оптику и сбросил обороты большинства систем. Негромко гудела вентиляция, да в процессоре трудилась аналитическая программа. Хорошая звукоизоляция полностью отсекала шум, который в изобилии производили посетители бара, а мизерной тяжести развалившегося на нем Оверлэя он и вовсе не ощущал. Тот тоже был неподвижен и, похоже, ушел в перезарядку. Сикер такой роскоши себе позволить не мог.

…Здание обрушилось так быстро, что Фросторм даже не стал терять время на то, чтобы разбудить Оверлэя. Разумно предположив, что платить за постой теперь вряд ли придется, он трансформировался прямо в помещении, забросив пассажира в отведенный ему отсек и заодно своротив платформу. Учитывая, какая дыра зияла теперь вместо потолка, невелика была потеря. Коря себя за нерасторопность, сикер вылетел в пролом и, опрокинувшись в воздухе, понесся в самую гущу наступавшего с запада пламени. Те, кто обстреливал район с воздуха, разумеется, заметили его, но вряд ли рискнули бы преследовать. Рисковал он сам, потому что этот огонь был серьезным испытанием даже для его брони.
На радаре плясали три точки.
Трое сикеров поливали сектор шквальным огнем из оружия, которое не могло быть получено легальным путем.
- Что происходит? Тут как-то жарко… - пробормотал Оверлэй.
- С пробуждением, - хмыкнул Фросторм. – Если бы я действительно ушел в перезарядку, оно могло и не состояться.
- А что…
- За нами вот-вот погонятся трое каких-то сикеров. Они только что разгромили весь квартал заодно с тем борделем, где мы останавливались. Извини, - фиолетовый сделал паузу. – Ключ вернуть я не успел.
- Как они выглядят? – вдруг спросил гонщик. – Ведущий случайно не бело-красный?
- Да.
- А ведомые – синий и фиолетовый?
- Да.
- Это триада Старскрима, - в голосе Оверлэя слышался не то ужас, не то подобие уважения. – Говорят, они тоже последователи Мегатрона.
Фросторм повременил с ответом. Пламя раскалило его обшивку так, что она могла и не выдержать. Боль пока еще оставалась терпимой, но он уже почти ничего не видел и не слышал. Навигационное оборудование отказало три клика назад.
- Почему бы тебе не выстрелить из твоей азотной пушки? – подал голос наземный.- Мы же с тобой тут сваримся.
- Разница температур для нас еще более губительна, - с трудом отозвался сикер. – Мы почти прошли… все, вырвались!
После жаркого, точно в плавильне, огня чистый космос казался благословением Праймаса. От остывающей обшивки шел дым. Пока они прорывались через полосу пожара, Фросторм практически оглох и ослеп, и теперь системы медленно возвращались в строй.
- Значит, триада Старскрима, - повторил фиолетовый. – Они не пошли за нами, и это хорошо. Я безоружен и мало что мог бы против них сделать.
- Зачем они обстреливали веселые кварталы?
- Это называется террор, - убежденно проговорил сикер. – Проще говоря, бей своих, чтобы чужие боялись.
- А кто это чужие?
- Полагаю, речь идет об автоботах. Потому что Каон – вернее то, что от него осталось – это теперь территория десептиконов. Фиолетовый знак, Оверлэй.
Внизу, насколько хватало оптики, громоздились обугленные остовы зданий.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться