Нефелим

7. Неизвестность

…То, как они шли по тоннелям, Фросторм не смог бы запомнить, даже будь он полностью функционален, а он таковым не был. Сканер и навигационное оборудование то отрубались, то неожиданно обрушивали на него дикую мешанину информации. Автоботский выстрел пришелся в фюзеляж, и в робоформе сикер прихрамывал, да еще поврежденный гироскоп периодически лишал его равновесия, и тогда приходилось хвататься за Оверлэя. Гонщик прекрасно видел, что с ним творилось, и старался держаться рядом, хотя ему не слишком нравилось тащиться со скоростью дроида-поломойщика. Даже неповоротливый Кранч топал вдвое быстрее и нет-нет, да подбадривал их весьма забористыми речевками.
- Ты записываешь маршрут? – негромко спросил Фросторм.
Вряд ли за громоподобным буханьем своих коротких, зато толстых ножищ шахтер мог хоть что-нибудь расслышать позади себя, но усталость и боль делали сикера еще более мнительным и осторожным, чем обычно.
- Пытаюсь, - отозвался гонщик. – Хотя и не понимаю. Но кругами он нас точно не водит.
- Было бы нежелательно, - признался Фрост.
- Да уж точно. Ты смотри меня совсем не придави.
- Если буду падать непоправимо – лучше отбегай.
- Лучше уж ты не падай.
Перебранку, целью которой было поддерживать Фросторма онлайн и не дать ему прилечь прямо посреди узкого тоннеля, прервал радостный возглас Кранча:
- Ну, вот мы и на месте!
Сикер тяжело навалился на яркий наплечник Оверлэя и завертел головой. На первый взгляд тоннель ничем не отличался от тех, что они прошли за последний джоор, но шахтер ориентировался либо по сканеру, либо по вешкам. Найти их Фрост так и не смог, зато на всякий случай поддал энергии к азотной пушке – глупо будет тащиться всю дорогу сюда и погибнуть от внезапной атаки. Гонщик одобрительно кивнул, услышав знакомый звук.
А потом секция стены просто исчезла, открыв оптике большой, плохо освещенный бункер.
«Голограмма», - сообразил Фросторм.
Тут и там громоздились ящики с автоботскими эмблемами, какие-то станки и подвесы… вероятно, помещение служило складом списанного оборудования.
Между тем из темноты вынырнули двое наземных и бросились к Фросторму. Тот отшатнулся и чудом не упал, погребя под собой упорно не желавшего спасаться Оверлэя.
- Спокойно, свои! – запоздало предупредил Кранч.
Сикер виновато закивал и отозвал энергию из пушки. Он видел теперь и сам, что его пытаются поддержать двое медиков, каждый вполовину меньше его ростом. Их бело-красные корпуса, казалось, слегка светились в полутьме тоннеля, и все-таки Фрост далеко не сразу опознал в этих трансформерах врачей. Вероятно, уже и оптика подводила.
Его проводили в бункер, где определили прямо на пол, привалив спиной к груде ящиков.
- Так удобно? – спросил один из медиков.
- Да, спасибо, - вяло отозвался Фросторм.
Он чувствовал, как подступает аварийный стазис, но пытался с ним бороться. Правда, не вполне представлял каким образом. То и дело теряющая резкость оптика вдруг сфокусировалась на ярком корпусе Оверлэя – и рядом с ним Фрост вдруг заметил высокую крылатую фигуру.
Источник света, один из немногих в бункере, находился прямо за ней, так что разобрать цвета было невозможно. И лишь одно Фросторм видел точно. Этот сикер, как и он сам, был безоружен.

…Фросторм вернулся в онлайн и сразу же услышал, как где-то в непосредственной близости от его головы спорят двое. Один голос, разумеется, принадлежал Оверлэю, другой был незнакомым. Сикер пока не разбирал слов, но разговор шел на повышенных тонах. Фрост сонно подумал о том, что, вероятно, его оказалось не так-то просто починить, а потом что-то брякнулось ему на шлем и с жалобным звоном отлетело в сторону. Пустяковый удар как будто разбудил едва работавший процессор, и фиолетовый сразу начал понимать, о чем говорят.
- Ты бы еще в камеру Искры ему что-нибудь уронил! – разорялся Оверлэй. – Тоже мне, медик!
- Я курсант, - поправил тот, кто, судя по всему, и упустил ключ или отвертку.
- Какая разница, - буркнул гонщик. – Поаккуратнее с ним будь, понял?
- Со мной все в порядке, - попробовал вмешаться Фросторм, но его немедленно прервали сразу два трансформера, которые это мнение не разделяли.
- Как же, в порядке он! – воскликнул Оверлэй. – Ты, умник, когда в последний раз свой уровень энергии проверял?
- Вы функционировали на минимальном…
- Да подожди ты! Дай я объясню!
- Но сэр…
Фросторм притушил оптику, давая спорщикам время разобраться самостоятельно. Ему все еще было дурно, но не настолько, чтобы делать из этого трагедию. Запросив отчет самодиагностики, он в этом убедился. Во всяком случае, теперь энергии в корпусе было предостаточно, генератор вырабатывал ток, топливо текло по магистралям, и процессор работал на оптимальной частоте. Боль нигде не концентрировалась, а муторное ощущение то и дело норовящего уплыть пола вполне можно было списать на неисправность гироскопа.
- Была ли оказана помощь Оверлэю?
- Да, сэр.
Фрост чуть сдвинулся, проверяя, как работают сервоприводы. Не сразу, но ему удалось перетечь в полусидящее положение.
- Оверлэй, нет нужды беспокоиться, - заверил сикер. – Но я буду благодарен, если ты достанешь мне куб-другой энергона.
- Уже ушел, - хмыкнул гонщик.
Дожидаясь, пока истает в темноте цветастый корпус, Фросторм поставил на перезагрузку сканер.
- Меня зовут Сайриндж, - представился медик. – Я всего лишь курсант медицинской академии, но я постарался сделать все возможное. Ваш сканер серьезно пострадал от перегрева. Я кое-что подремонтировал. Самовосстановление довершит дело. Скоро он будет функционален. Навигационные системы и связь – тоже.
- Спасибо. Ты видел повреждения Искры у Оверлэя?
- Честно говоря, нет. Он был ранен, но ничего серьезного – это мы уже устранили.
- Ранен?
- Да. Вы разве не знали? Заряд, которым вас сбили, оказался достаточно сильным, чтобы повредить не только ваш корпус, но и находившегося внутри Оверлэя.
Фросторма шатнуло. Этого он не знал – да и не мог знать с неисправным сканером. А сам гонщик и не подумал ему что-то сказать.
- Это точно были несерьезные повреждения?
- Да, сэр.
Сикер на секунду сжал дентопластины, но быстро овладел собой. Случившееся с ним - не более чем недоразумение. Он похож на одного из головорезов Старскрима, так что решение сбить его было вполне оправданным. А плохая видимость и творившийся вокруг ужас делали это решение единственным верным. Фросторм не чувствовал ни обиды, ни ненависти.
До последнего клика.
Но не теперь.
Почему-то новость о том, что пострадал находившийся внутри его корпуса Оверлэй, поставила все с ног на голову.
От крайне неприятных размышлений его оторвал голос медика.
- Сэр, до того как уйти в аварийный стазис, вы звали какого-то Эйса.
- В самом деле? Я не помню. Возможно.
Фросторм вызвал из памяти то, что было непосредственно перед отключением. Дамп оказался отвратительного качества, но среди ящиков и станков четко выделялась крылатая фигура.
Вот оно что.
- Сайриндж, у вас тут есть еще сикеры? Кажется, я видел одного перед тем, как отключиться.
- Есть, сэр. Это офицер Ранвэй.
- Ранвэй? – удивленно переспросил Фросторм. – Темно-красный тетраджет?
- Да. Такой же, как вы, сэр.
- Не такой… - вырвалось у Фроста.
Медик странно посмотрел на него, но ничего не сказал. Вместо этого он наклонился и подобрал валявшийся рядом с Фростормом ключ.
- Он поговорит с вами, когда вернется, - пообещал Сайриндж. – Пока же вам лучше отдохнуть, сэр. Дайте самовосстановлению делать свое дело без лишних помех. В сущности, это лучшее, на что мы можем здесь рассчитывать.
- Подожди… - сикер выпростал манипулятор и неловко схватил трансформера за помеченный красным крестом наплечник. – Давно мы здесь?
- Около десяти джооров, - отозвался медик. – А теперь я должен идти. Здесь есть еще раненые.
- Конечно, - спохватился Фрост и убрал руку.
Медик торопливо убрался куда-то за коробки.
Фросторм попытался устроиться удобнее, чтобы посвятить хотя бы джоор полноценной перезарядке, и такое положение вскоре было найдено. А вот успокоиться он не смог. Как оказался здесь Ранвэй? Инструктора Академии не разгуливают просто так по тоннелям!
Сканер вдруг очнулся и заявил, что в непосредственной близости находится некрупный бот с энергоновыми кубами в манипуляторах. Фросторм включил оптику и увидел над собой Оверлэя.
- Что нашел, то и хорошо, - объявил гонщик и вывалил ему на колени три куба, - Паршиво тут у них с энергоном.
- Спасибо, - сикер тут же занялся пищей.
- Надо было запасаться в баре, - хмыкнул Оверлэй. – Тебя точно починили, а не доломали окончательно?
- Я пока не разобрался, - сонно ответил Фрост.
Кубы растворились в его корпусе бесследно. Для полноценного самовосстановления, конечно, требовалось гораздо больше, но если верно расставить приоритеты, должно хватить и этого.
– А сейчас мне требуется перезарядка.
- Нет проблем! - гонщик с важным видом уселся рядом, подогнув ноги. - Моя очередь сторожить.

…Ранвэй выглядел не многим лучше, чем он сам. По крайней мере, Фросторм надеялся, что от его брони осталось хотя бы столько же. Темно-красный был изрядно обгоревшим, поцарапанным и помятым, давняя трещина на оптограни существенно увеличилась в размерах, а стекло кабинки каким-то странным образом оплавилось.
Когда Фрост подошел к нему, инструктор сидел на здоровенной коробке, вытянув вперед ногу, а Сайриндж – или какой-то другой медик аналогичной модели – заваривал немаленькую дыру в ней.
- Здравствуй, Фросторм.
- Сэр?
- Вольно. Сядь, я же вижу, что тебя шатает.
- Гироскоп, сэр. Нужно откалибровать.
- Не ожидал тебя еще когда-либо увидеть, - вдруг сказал Ранвэй. – Ты числишься в списках погибших.
- В каких списках? – чувствуя, как стынет в магистралях топливо, переспросил Фрост. – Погибших от чего?
- Погибших на войне, я полагаю. Хотя на момент составления этих списков, возможно, происходящее и называлось как-то иначе.
Фросторм решил последовать совету бывшего наставника и выбрал себе ящик, на который тут же с немалым грохотом приземлился.
- Я был в мастерской, куда меня направил инструктор Дьюпоинт, - объяснил он. – Потом сработал сигнал тревоги, и я проследовал на эвакуацию через тоннель. И заблудился, сэр. Мы с Оверлэем – он тоже был в этой мастерской – вышли из очистных сооружений уже на востоке Каона.
- Значит, вы двое - единственные выжившие из того района, - подытожил Ранвэй.
Фросторм мысленно поблагодарил Оверлэя за то, что тот умудрился заблудиться, но воспоминания о путешествии по тоннелям пробудили к жизни и другие.
- Сэр, а вы что-нибудь слышали про Эйса?
Ранвэй не торопился с ответом, и фиолетовый уже начал подозревать худшее.
- Ничего, - наконец, сказал инструктор. – В списках, во всяком случае, его не было. По крайней мере, на тот момент.
- Тот момент?
- Тот момент, когда пропала связь с Айаконом. А это было уже три цикла назад, так что при всем желании, Фросторм, я не могу сказать о судьбе твоего друга ничего определенного. Но надеюсь, ему повезло, и его триада покинула Кибертрон до того, как все это началось.
Медик закончил сварку и теперь изучал получившийся шов с таким искренним интересом, будто делал подобную работу впервые.
- Нормально, - успокоил его Ранвэй. – Займись остальными.
Когда Сайриндж – если это был он – скрылся, инструктор усмехнулся:
- Целый взвод курсантов медицинской Академии, а толку чуть. К сожалению, только первый год обучения. С таким ремонтом любой из наших сикеров справился бы ничуть не хуже, верно?
Фросторм кивнул.
- А как вы сюда попали, сэр?
- Вероятно так же, как и ты. Меня сбили над Каоном во время разведывательной миссии, целью которой было уточнение диспозиции Мегатрона.
Инструктор помолчал, затем тяжело продул вентиляцию.
- О том, что повстанцам служит триада хорошо вооруженных асов, мы знали. Но по последней информации Старскрим и его ведомые находились в тюрьме. Только вот информация эта была неточной. Они атаковали, стоило нам войти в воздушное пространство Каона.
Фросторм понимал, как нелегко Ранвэю говорить о своем поражении, поэтому заставил себя отвести напряженный взгляд от его лицевой пластины и уставился в грязный пол под своими ногами.
- Мы не продержались и брийма. Мои ведомые погибли, а я оказался среди развалин. Старскрим решил, что со мной покончено и отозвал своих, - Ранвэй прикрыл оптику рукой. – В сущности, он не так уж и ошибался.
Оба сикера молчали. Фросторм – потому что не представлял, что можно сказать, а Ранвэй, очевидно, заново переживал гибель своей триады.
Когда инструктор посмотрел на него – прямо в лицевую пластину – его оптика почему-то была багрово-красной. Темнее, чем опаленные крылья. Всего клик, но у Фросторма было достаточно времени, чтобы разглядеть картину в подробностях.
Он редко видел, чтобы оптика так меняла цвет. У него самого она почти всегда горела ровным зеленым. Эйс, больше подверженный перепадам настроения, менял ее цвет с бледно-голубого до оранжевого. Красный Фрост видел лишь однажды, и то, при обстоятельствах, вспоминать которые было больно почти физически.
Оптика Ранвэя снова загорелась синим.
- Какие будут приказы, сэр? – спросил фиолетовый.
Это был тот вопрос, который он мечтал задать с тех самых пор, как узнал, что Ранвэй здесь.
Пока они с Оверлэем метались посреди разрухи вдвоем, он без колебаний принимал на себя всю ответственность, но присутствие офицера должно было изменить ситуацию. У Ранвэя больше опыта, он знает – во всяком случае, представляет – что делать.
Хотя выглядело все так, будто инструктор понимает не многим больше самого Фроста.
- Мы здесь ищем выживших, - сказал Ранвэй. – Мощный сканер в этом деле большое подспорье. Твой функционален?
- Скоро таким станет, - пообещал сикер.
Он перевел взгляд на лишенные вооружения плечи инструктора.
- Мы не сражаемся?
- Нет.
Ранвэй поднял на него тяжелый, как половина Кибертрона, взгляд.
- Мы ищем.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться