Нефелим

8. Поиск

  … Пустота под крылом чернела, как недра глубокого космоса. Впрочем, даже в самом глубоком космосе должны быть звезды, туманности – да хоть что-нибудь – а поверхность Кибертрона, над которой низко летели два сикера, была совершенно темной и безжизненной.
- Видишь что-нибудь?
- Нет, сэр. Внизу все выгорело.
- А под поверхностью? – уточнил Ранвэй. – Возможно, кто-то успел спрятаться.
- Аналогично, сэр. Возможно, мой сканер все-таки не полностью функционален.
- В таком случае, мой тоже. Здесь нам делать уже нечего. Давай в следующий квадрат.
- Понял.
Тетраджеты набрали высоту. Фросторм напряженно вслушивался в эфир и тщательно проверял показания сканера. Попасться на радар десептиконам значило немедленное прекращение функционирования. Но коридоры были пусты – триаде Старскрима, а также всем тем летунам, которые могли примкнуть к Мегатрону, нечего было делать над местом, где не осталось даже развалин.
- Не отставай, - приказал инструктор. – Внизу статика нас укроет, но на большой высоте мы видны, как на ладони.
- Да, сэр.
- Если кто-нибудь, конечно, смотрит, - вдруг добавил Ранвэй. – Знаешь, Фросторм, похоже, это уже предел.
- Предел чего?
- Больше искать некого. К тому же, бункер полон. Как будем решать проблему перенаселения?
Фросторм подумал, что проблема как-нибудь решится сама. В сущности, она и решалась. То и дело кто-то из спасателей погибал. Иногда – от заряда автоботской или десептиконской пушки, но чаще всего – под внезапно решившими обрушиться развалинами. Некоторые тяжелораненые тоже отправлялись к Праймасу несмотря на все искренние, хотя и не всегда умелые усилия курсантов-медиков.
- Я не думал об этом, сэр.
- Думал, - усмехнулся Ранвэй. – Прекращай изображать однозадачного дроида, Фросторм. Я же помню, что ты не такой. И забудь уже все эти «сэр»!
- Хорошо, думал, - сдался Фрост.
- Поделишься?
- Попробую. Нас учили, что в органических мирах рост может осуществляться либо вверх - экспансивно, либо вширь – экстенсивно. Первое в нашем случае невозможно, поскольку придется либо примкнуть к одной из существующих фракций, либо создать собственную. И быть битыми обеими. Остается вширь. Возможно, стоит обжить еще несколько бункеров. Наверняка, этот не единственный позабыт достаточно хорошо, чтобы им не интересовались ни автоботы, ни десептиконы.
- Но ты не считаешь эту стратегию оптимальной.
- Не считаю.
- И почему же?
- Как вы правильно заметили, существует предел. И когда-нибудь будет достигнут. Правда, вероятнее всего, нас просто рано или поздно найдут и перебьют.
- Это очень возможно, - согласился инструктор. – Я уже говорил с Кранчем, но он не понимает, почему мы не можем до бесконечности прятаться в тоннелях. Шахтер, что с него взять. А нужно найти другой выход. Нам с тобой.
- Да.
Фросторм сверился со сканером.
- Снижаемся, - словно в ответ на его мысли распорядился Ранвэй. – Думай, Фросторм, думай.
Они проверили еще один выжженный квадрат, затем еще один с тем же результатом. Ранвэй больше не заговаривал с ним, только отдавал короткие команды, и у Фроста было время поразмышлять над словами инструктора. Вывод напрашивался вполне очевидный.
- Таким образом, мы с вами сейчас не только выживших ищем, - озвучил Фросторм.
- Не только, - согласился Ранвэй.
- Возможности?
- Пожалуй. К тому же, - инструктор безрадостно усмехнулся, - Мне попросту тяжело все время находиться в этом подвале.
- Это вызывает дискомфорт? – удивился фиолетовый.
- У большинства крылатых, Фросторм. Разве у тебя – нет?
- Нет. У меня дискомфорт вызывает небо.
Ранвэй глухо рассмеялся.
- Но ты выжил, - напомнил он. – Мне рассказали, как ты умудрился уйти от Старскрима. Многие видели.
- Это была единственная возможность, - смутился Фрост. – Они не погнались за мной сквозь огонь, но я сам едва не сгорел. А сбили меня в итоге автоботы.
- Не думай об этом. Сворачивай к дому, хватит с тебя на первый раз.
Фросторм послушно сменил курс – он действительно устал.

…Оверлэй чем-то вдохновенно гремел. Примостившийся рядом медик работал сварочным аппаратом.
- Что случилось? – глухим с перезарядки голосом вопросил Фросторм.
И было у него странное чувство, что он не отдыхал, а побывал, как минимум, в аварийном стазисе.
- Отдыхай, - успокоил гонщик. – Мы тут просто кое-что делаем.
- С моей рукой?
- В том числе, - поправил Сайриндж. – Не волнуйтесь, сэр. И лучше все-таки вернитесь в перезарядку. Я не знаю, как отключить болевые сенсоры в вашей руке, а они неизбежно доставят вам неприятные ощущения…
- Я не понимаю.
- Ладно, не вышло сюрприза, - сдался Оверлэй. – Смотри.
И сунул прямо Фросторму в лицевую пластину дуло винтовки. Винтовка была грязно-желтой и немного обугленной, а еще, несомненно, очень мощной.
- Что…
- Как же ты медленно соображаешь, - вздохнул гонщик. – Большая пушка, это Фросторм, Фросторм, это большая пушка. Теперь вы будете жить вместе.
Сикер потряс головой – винтовка не исчезла, равно как и бесцеремонный в своем неожиданно открывшемся стремлении причинять ему добро гонщик.
- Откуда это взялось?
- Лучше тебе не знать.
- И все-таки я настаиваю.
- Сэр, это трофей. Офицер Ранвэй распорядился оснастить им вас, - пришел на помощь Сайриндж.
Фросторм не нашелся, что сказать. Он привык считать, что мнение нужно спрашивать до переоборудования, а никак не во время и тем более не после. Но, похоже, его и вовсе не собирались спрашивать.
- Так чья была идея? – уточнил он грустно.
- Ты хотел спросить «ну и кто нашел эту пакость, которая мне до зарезу нужна, но я никогда этого не признаю»? - перевел Оверлэй.
- Да, - нехотя подтвердил Фрост.
- Пушки приволок Кранч. Откуда взялись – не сознался. Ранвэй сказал вооружить тебя.
- Оторвал от какого-нибудь ренегата, - невозмутимо предположил Сайриндж. – Вам не больно, сэр?
- Нет, - заверил Фросторм.
Он действительно не чувствовал боли – разве что легкий дискомфорт. Разумнее всего было бы последовать совету медика и вернуться в перезарядку, но как-то расхотелось. У Фроста возникло совершенно иррациональное чувство, что не очнись он вовремя, проснулся бы потом с альт-формой тяжелого танка.
Спустя джоор от его левой руки отстали и перешли к правой.

...Ранвэй ждал его в своей нише. Фросторм протиснулся туда, едва разминувшись в проходе с Кранчем. Шахтер, заметив на его плечах новые винтовки, одобрительно хохотнул. Вышло это у него так самодовольно, что сикер решил при случае обязательно допытаться, с чьего остывающего корпуса были сняты трофеи. Сам по себе акт мародерства, наделивший его вооружением, такого уж отвращения не вызывал – это был тот случай, когда ненужное мертвому еще может спасти живых.
- Сэр?
Темно-красный сикер полулежал, привалившись спиной к выщербленной стене. Медиков рядом не наблюдалось, зато светился работающий датапад.
- Иди сюда.
Фросторм послушно устроился рядом, чтобы видеть изображение.
- Карта, – констатировал он.
- Да. К сожалению, достаточно старая. И в любом случае, неактуальная. Можешь сказать, где мы находимся?
Фиолетовый сверился с собственными навигационными картами и уверенно ткнул пальцем в район «веселых» кварталов. Схема послушно увеличилась, а затем повернулась в такой проекции, что стали видны подземные коммуникации.
- Это узел древней транспортной системы, мы почти над ним.
- Верно, - согласился Ранвэй.
Он мягко отобрал датапад и внес свои поправки, а затем снова вернул Фросторму.
- Вот так город выглядит сейчас.
Каон уменьшился чуть ли не вдвое. Одной его половины теперь просто не существовало, а вторая, очевидно, стала базой повстанцев и всех примкнувших к ним.
- Мы под мертвым пятном, - заключил Фрост. – Теоретически, это открывает кое-какие возможности.
- Я тоже так считаю. Вопрос только в том, доступны ли они.
- Мы смогли прийти, вероятно, сможем и уйти.
Ранвэй задумчиво теребил датапад.
- Я уже думал об этом, - сказал он, наконец. – После того, как тебя нашли. Раньше мне и в процессор не приходило, что можно вот так запросто путешествовать по древним тоннелям между городами. Они, видишь ли, неплохо охраняются… вернее, охранялись.
- Десептиконы вряд ли оставят их без внимания, - сообразил Фросторм. – Во всяком случае, те из них, что ведут в их логово.
Ранвэй бросил датапад на пол и уставился на бывшего курсанта. Оптика, к величайшему ужасу последнего, снова побагровела.
- Ты исходишь из того, что Мегатрон затеял все это, чтобы устроить себе уютную резиденцию в Каоне. А ему не нужно логово, Фрост. Ему нужна вся планета.
Фросторму это было известно еще в то время, когда они с Оверлэем отдыхали в борделе. Он не слишком удивился, но счел нужным заметить:
- Значит, мы не в безопасности даже здесь.
- Разумеется.
- Но мы можем уйти по тоннелям и взорвать их за собой!
- Мы-то, конечно, можем, - подтвердил Ранвэй. – А раненые?
- И все-таки мы должны покинуть это место как можно скорее, - спустя некоторое время проговорил Фросторм. – Скоро они покончат с зачисткой поверхности и примутся за то, что под ней.
- Знаю. Поэтому и обсуждаю все с тобой.
- Но апгрейды вы со мной не обсуждаете, - напомнил Фросторм и указал на ржаво-желтые пушки, на его темно-фиолетовом корпусе казавшиеся еще более неуместными, чем в принципе могло казаться тяжелое вооружение на корпусе ученого.
- Считай это приказом. Безоружными мы много не налетаем.
- А вы сами?
- Я не безоружен, - признался Ранвэй. – А ты будешь чувствовать себя хоть немного увереннее.
Спорить Фросторм не стал, да на самом деле и не собирался.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться