Нефелим

9. Безысходность

…Пушки непривычно тяготили и без того неловкие крылья, но Фросторм вынужден был признать, что решение вооружить его оказалось на сто процентов верным. Летать над выжженной пустотой было неуютно, но забираться на вражескую территорию – попросту опасно. Конечно, он не тешил себя иллюзиями, что даже с таким вооружением сможет противостоять опытному асу, но вес уродливых желтых винтовок прибавлял если и не оптимизма, то, во всяком случае, уверенности.
Фрост вспомнил, как потешался Оверлэй над его допущением о науке с пушками, и против воли усмехнулся, пусть даже в режиме тетраджета это и осталось незамеченным.
- Делай, как я, - передал Ранвэй.
- Принял.
Темно-красный тетраджет начал резко набирать высоту, стараясь как можно быстрее проскочить привычные коридоры.
- У нас будет кликов тридцать прежде, чем засекут. Потом – врассыпную. Я уйду в западном направлении, ты – сразу на восток и вниз.
Фросторм подтвердил.
Тридцать кликов на разведку с орбиты. Он заранее активировал все хоть сколько-то годные программы, и теперь они донимали его сообщениями о готовности.
- Мы на стационарной орбите. Дело за тобой, - сказал Ранвэй. – Работай, об остальном я позабочусь.
Фрост не бывал на орбите уже достаточно долго, чтобы отвыкнуть от открытого космоса. И от вида, который из него открывался. Вид, к слову, изрядно изменился. Раньше Кибертрон казался сплошным океаном цветных огней, а теперь этот океан пошел черными пятнами, по краям которых то взрывалось, то полыхало лихое многоцветье взрывов. Зрелище было откровенно жутким, но Фросторму было не до сантиментов. Он старался вобрать как можно больше информации, чтобы затем, в относительном покое бункера проанализировать и, дай Праймас, изыскать хоть какие-то возможности.
- У тебя еще десять кликов, - напомнил Ранвэй. – Скоро удирать.
- Понял.
Пока ничего обнадеживающего фиолетовый не видел. Возможно, аналитические программы дадут более позитивный ответ, но сам он чувствовал только безнадежность – бежать некуда. Даже если выбраться из Каона по тоннелям, каким-то образом исхитрившись протащить по ним нетранспортабельных раненых, ничего не изменится. Вся планета охвачена войной.
- Пять кликов, Фрост.
Фросторм перевел луч сканера на спутники. По непроверенным данным, конфликт зародился на каком-то астероиде. Кажется, это была шахта. Поблизости никаких шахт сикер, разумеется, и не нашел, ограничившись сканированием лун. Он и его-то не успел закончить, когда Ранвэй приказал:
- Уходим!
Оба бросились вниз. От стремительного снижения неприятно грелась обшивка, но по сравнению с полетом через яростное пламя боль была ничтожной. Гораздо мучительнее было разочарование. Фросторм возлагал на эту вылазку большие надежды, и не похоже, чтобы они оправдались.
Темно-красный тетраджет замедлил снижение и отклонился на запад. Фиолетового ждал восток.

…Бункер сообщался ходами еще с тремя помещениями. В одном держали энергон. Там у входа постоянно кто-нибудь дежурил и выдавал строго нормированные пайки. Два других полностью занимали раненые. Тяжелые - в ближнем, чтобы облегчить работу медикам, средней тяжести – в дальнем. Фросторм и Оверлэй жили, если так можно было назвать их нынешнее существование, за ящиками в общем отсеке. Место было не сказать, чтоб уютное, но не хуже всех прочих. Ранвэй квартировал отдельной в нише, прозванной «командирской», но места там едва хватало для одного большого крылатого трансформера. И хотя инструктор гостеприимно предлагал потесниться, Фрост не жалел, что отказался.
Барьер между учителем и учеником, который он свято чтил в Академии, почему-то никуда не исчез, но теперь казался ненужной и непреодолимой преградой. Фросторм радовался появлению старшего, но воспринимать его как равного не мог. Да и не были они равными.
А вот Оверлэй оказался ему идеальным соседом, хотя ничем, кроме удивительной многословности, Эйса не напоминал. Зато от мыслей о местонахождении и возможной судьбе друга отвлекал вполне успешно.
И вообще от всего отвлекал.
Фросторму казалось, что даже его аналитические программы, способные работать под метеоритным дождем или обстрелом зенитной артиллерии, в присутствии гонщика сбоили. Причину этого сикер вычленить не мог, да и были у него задачи посерьезнее.
- У тебя шлем дымится.
- Что, прости?
- Шлем, говорю, дымится, - повторил Оверлэй и спрыгнул с ящика ему на колени.
Фросторм послушно вытянул ноги, позволяя гонщику устроиться поудобнее, хотя привычку сидеть у себя на коленях и не понимал.
- Это невозможно, - терпеливо сказал сикер. – Разве что в случае прямого попадания из мощного оружия. И то, он, наверное, просто расплавится вместе с моим процессором.
- Процессор у тебя и так скоро расплавится, - хмыкнул Оверлэй. – Сколько можно?
- Стоит перефразировать – сколько нужно.
- Ответ в любом случае «до бесконечности», но ты-то у нас ресурс невосполнимый!
- Где ты слов-то таких понабрался, - буркнул фиолетовый.
- Где надо. Тут много интересных ботов, ты замечал?
- Наверное.
Он не удивлялся. За те циклы, что они провели в бункере, Оверлэй успел перезнакомиться со всеми, включая тяжело поврежденных трансформеров. С ними-то он, на самом деле, и проводил большую часть времени. В остальное либо мешал работать Сайринджу, либо торчал рядом с Фростормом.
- Хоть успешно? – сжалился Оверлэй.
- Боюсь, нет, - сикер перетек в более комфортное положение – занемевшие тяги отозвались легким покалыванием. – Мы в кольце. Вокруг Каона не осталось даже автоботских частей. Полагаю, они отступили. Пока все тихо, но долго ли это продлится, судить не возьмусь.
- Все ты знаешь, - фыркнул гонщик. – Не держи меня за дроида, Фрост.
- И в процессоре не было!
- Было. Ты, конечно, хороший парень, но от этого ты не перестаешь быть военным. А у вас в прошивку намертво забито пренебрежение ко всем остальным.
- Это не совсем пренебрежение, - попытался возразить сикер, хотя сам считал, что в девяноста процентах случаев так и было. – Это базовая программа. Мы созданы, чтобы вас защищать. Такое поведение, могущее, конечно, показаться и пренебрежительным, является прямым ее следствием…
- Не начинай, - попросил Оверлэй. – Я же сказал тебе, что ты хороший парень. С этим не поспоришь. Но не пытайся выгораживать остальных, у тебя все равно не получается.
- Разве Ранвэй плох?
- Ранвэю плохо, - передразнил гонщик. – Разве сам не видишь?
- Замечал.
- Вот же и именно. А ты настолько тупой, что даже понять не можешь, чего тут страдать.
- Это звучит довольно оскорбительно, - заметил Фросторм, который справедливо считал себя скверным летуном, но уж никак не тупым дроидом.
Гонщик понял, что перестарался, и на некоторое время обиженно замолчал. Но потом все-таки спросил:
- Это ведь твой инструктор из Академии?
- Да. Я же тебе говорил.
- Помню, не забыл, - хмыкнул Оверлэй. – Просто странно. Ты такой спокойный, а он…
- Сикеры редко бывают спокойными, - заметил Фросторм. – По крайней мере, внешне. У меня просто какой-то недочет в прошивке.
- Точно, ты же собирался отрезать себе крылья. Передумал, я надеюсь?
- Отложил решение вопроса на мирное время.
Оверлэй в задумчивости уставился на его крылья, полускрытые вязкой полутьмой бункера. Зато винтовки, которые пока так и не довелось опробовать в бою, словно светились отвратительным кислотным светом.
- А что конкретно ты ищешь? Может быть, я взгляну?
Первая реакция была однозначной – гражданскому на эти данные смотреть нельзя. Такой она и была, эта базовая программа. Негибкой, безусловной… и совершенно непригодной для теперешних условий.
- Почему бы и нет, - согласился он, игнорируя десяток предупреждений, обещавших ему трибунал, как минимум, по пятнадцати статьям военного устава. – Как тебе показать?
- А вот это вопрос, - гонщик потер лицевую пластину, и Фрост заметил, что шлем у того испачкан смазкой.
- Я могу транслировать тебе картинку.
- Шутишь, да? Ты хоть на клик задумывался, насколько у нас разное оборудование?
- Твой передатчик… - спохватился Фросторм.
Он не подумал. Подумать не мог, что когда-либо будет поставлена такая задача – передать гражданскому объем информации, довольно внушительный даже для сикера. Размышляя о том, как это можно сделать, он автоматически обтер Оверлэю шлем.
- Вот именно! И процессор тоже, знаешь, не как у летучей научной станции! – выпалил тот.
- Почему?
- Ни киберграмма такта в тебе нет, - констатировал Оверлэй. – Впрочем, чего ждать от тупой военной летучки. У меня все должно быть легким. Для скорости, понимаешь?
- Да, - выдавил крайне удивленный сикер.
Оверлэй частенько поражал его до глубины Искры, но чтобы так! Сознательно делать какие-то сомнительной полезности апгрейды и одновременно ухудшать свое оснащение, чтобы добиться минимальной массы. Это было странно. И, в общем-то, вполне практично.
- Сам-то, - гонщик ткнул его в крыло. Фросторм не почувствовал ни малейшего дискомфорта, но догадался, что жест задумывался как обидный. – Хотел себе крылья отрезать. Тоже ведь зачем-то надо было.
Сикер понял, что сейчас они начнут препираться – и это будет приятной, но совершенно пустой тратой времени, лимит которого неизвестен. Оно могло кончиться даже в этот самый клик.
- Давай вернемся к делу. Ты все еще хочешь посмотреть?
- Конечно!
- Есть одна идея, - Фросторм направил луч сканера на Оверлэя. – Твое оборудование действительно не годится. В таком случае, придется воспользоваться моим.
- Ты можешь спроецировать куда-нибудь?
- Нет, но зато ты можешь подключиться к моим системам напрямую.
Гонщик вдруг расхохотался.
Фросторм ждал, недоумевая. Ничего забавного в предложении не было. Да, решение казалось нетривиальным, вполне могло оказаться технически неосуществимым из-за серьезной разницы прошивок, но уж смешным-то оно точно не было!
- В чем дело?
Оверлэй взглянул на него и снова зашелся безудержным смехом. На шум из-за ящика высунулась чья-то любопытная голова, но гонщик махнул на нее манипулятором, и голова убралась.
- Откуда ты такой только взялся! – наконец, выдавил он.
- Оттуда, откуда и все мы, вероятно, - спокойно предположил Фросторм. – Вектор-Сигма постарался.
- В таком случае, бетой тебя похитили и вырастили дроиды-полотеры.
- Не понимаю.
- В том-то и дело! Ты НЕ ПОНИМАЕШЬ, а я понимаю, но удержаться все равно не могу.
- Тогда объясняй, - попросил окончательно сбитый с толку сикер.
- С чего бы начать… - гонщик скрестил манипуляторы на грудной броне и попытался придать себе значительный вид, но ничего не вышло – он снова рассмеялся. – Нет, это же надо, а?
- Да в чем, наконец, дело?
Фросторм, у которого хватало забот и без оверлэевых выкрутасов, схватил гонщика в охапку, поднял и немного встряхнул, рассчитывая таким образом успокоить. Но тот почему-то не успокоился, а испуганно замер, таращась ему в лицевую пластину почти белой оптикой.
- Фрости… - очень тихо произнес гонщик.
Сикер моментально ослабил хватку, которая, как он теперь догадался, была слишком сильной для тонкого корпуса, но поставить Оверлэя на пол почему-то не захотел. Гонщик свисал с его манипуляторов так, будто у него расплавились все сервоприводы разом.
- Извини, Фрости, - добавил Оверлэй все тем же слабым голосом. – Это просто было самое странное предложение интерфейса в моей жизни.
Фросторму хватило выдержки не разжать пальцы резко – иначе гонщик просто грянулся бы об пол между его колен, и на шум сбежалось бы полбункера с Кранчем и Ранвэем в первых рядах. Вместо этого он мягко опустил Оверлэя себе на колени, постаравшись не навредить больше, чем уже успел.
- Интерфейса? – переспросил он. – Я не подумал.
- Вот поэтому-то я и смеялся, летучка ты бестолковая, - фыркнул Оверлэй уже немного живее. – А оптика у тебя все-таки страшная.
- Бывает, - неизвестно с чем согласился Фросторм.
Из памяти моментально выскочила картинка – Эйс с багряно-красной оптикой, тяжело прижимавший его к платформе.
- Ни разу не видел, - заметил Оверлэй.
- И не увидишь больше, - пообещал сикер. – На чем мы с тобой остановились?
- На интерфейсе, - сварливо напомнил гонщик, но смеяться поостерегся.
- На будущее, я знаю, что это такое. Просто я и вообразить не мог, что прямое подключение к моему процессору может иметь с ним что-то общее.
- А нейросеть куда денешь? Или она у тебя, как броня, на глубокий космос рассчитана?
- Разумеется.
Оверлэй обреченно стукнулся лбом о его кабину.
- Полагаю, идея была неудачной, - сказал Фрост. – Ты мне не мешаешь, когда молчишь, поэтому можешь сидеть тут и дальше. Я должен вернуться к анализу записей с орбиты.
- Да ну, - гонщик отстранился и полез отцеплять броню на груди. – Кто тебе еще поможет, если не я?
На это Фросторму возразить оказалось нечего.
Он послушно сдвинул колпак кабины, затем открыл доступ к порту для прямой перекачки данных.
- Этот? – спросил Оверлэй, усаживаясь на его бедро.
- Да. Осторожнее, тебя может оглушить.
- Не учи…
- Ученого? – Фросторм негромко усмехнулся. – А ученый тут вообще-то я.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться