Нефелим

12. Связь

Фросторм, Ранвэй и капитан вольного торговца и сами не поняли, как переговоры превратились в военный совет. Двое членов экипажа, поименования которых Фаулер так и не назвал, тихо занимались своим делом у консолей, пока их командир и двое захватчиков разрабатывали план операции. Выдержке контрабандистов могли позавидовать три четвертых воспитанников кибертронской военной академии. Боты-ремонтники, которым так и не довелось повоевать, таращились в обзорный экран на звезды.
- Обычно мы не сажаем корабль. Не везде находится подходящее место. Да и неэкономично это, во взлетном режиме двигатели потребляют слишком много энергона.
- Для этого вам и нужен телепорт? – уточнил Ранвэй.
- Нет, в основном мы пользуемся челноками.
- Какова их вместимость?
- Если потесниться – десять среднегабаритных трансформеров. Таких, как вы с этим фиолетовым психом – пять, и то, если крылья сложите.
- Это нам не подходит, - отрезал Фросторм и прежде, чем кто-то подумал бы о его нежелании складывать крылья, добавил, - Эвакуация затянется, и нами заинтересуются десептиконы. Вернее, заинтересуются они в любом случае, но так мы дадим им время удовлетворить любопытство.
- Он прав, - согласился Ранвэй. – Придется сажать корабль.
- Так-то оно так, - Фаулер потер челюсть, словно проверяя, крепко ли она держится в пазах. – Но если мы сядем, то быстро уже не взлетим.
- Насколько медленно? – переспросил Фросторм.
- Стандартная процедура взлета потребует пол-джоора, не меньше.
- Невозможно.
- О чем я и говорю. Предложение такое, - Фаулер уставился на Фросторма, подпиравшего остатки двери в рубку. – Мы снизимся до высоты, на которой будет брать телепорт и перетаскаем ваших на борт. Одновременно задействуем челноки. Это тоже не быстро, но в случае чего даст возможность удрать.
- Прервав эвакуацию, - закончил за него Ранвэй. – А сколько трансформеров за раз может поднять телепорт?
- Сначала мы поднимем энергон, - напомнил капитан. – Некрупных – до пяти.
- Мы можем еще ускорить процесс, перенося транспортабельных на себе, - предложил Фросторм.
- Это так, - одобрил Ранвэй. – По крайней мере, до того момента, как нам придется прикрывать отход корабля.
- Да, - выдавил фиолетовый сикер.
И, схватившись за кабину, сполз на пол. Перед оптикой поплыло – Ранвэй стал багряным пятном, Фаулер – серым. Яркий свет, заливавший мостик, померк.
- Фросторм, что с тобой? – закричал офицер по радио.
- Не знаю, - очень тихо отозвался Фрост. – Не могу понять.
Камеру Искры будто бы разрывало изнутри. Никогда прежде Фросторм не чувствовал себя так близко к дезактивации. Его охватил ужас, едва поддававшийся контролю. И как только умудрялся жить и радоваться Оверлэй, у которого повреждения Искры были перманентными!
- Медика на мостик! – взревел Фаулер.
Фросторм попытался встать – у него не было права выходить из строя именно теперь, когда от его функциональности зависит львиная доля успеха операции.
Твердая рука поддержала и помогла встать, привалиться к стене. Кто-то ржаво-оранжевый стоял к нему вплотную.
- Раст, займись им, - приказал капитан.
Раст – это был, наверное, медик. Фросторм попытался сосредоточиться на случай, если придется отвечать на какие-нибудь вопросы, но медик молча и довольно бесцеремонно сорвал колпак с его кабины, сдвинул заслонки и обнажил камеру Искры. Не придавая ни малейшего значения тому факту, что данная операция обычно требует интимности. Впрочем, Фросторму было все равно. Если это кратчайший путь вернуть его в строй – так тому и быть.
- Любопытно, - протянул Раст. – Его Искра в полном порядке.
- Но в чем тогда дело… - попытался спросить сикер.
- Я бы знал. Хотя…у тебя есть кто-нибудь?
- Не понимаю.
- Вот так вот. Приехали. Искренные узы у тебя, спрашиваю, есть?
- Не могу знать, - по-казенному отозвался Фросторм.
К ним подошел Ранвэй. Весьма вероятно, происходящее крайне обескуражило офицера, но виду он не подавал.
- Есть, - ответил за фиолетового Ранвэй. – Но не хотите ли вы сказать…
- Это не его боль, вот в чем дело, - пояснил Раст. – А раз не его, значит, всего вероятней, бондмейта.
Ранвэй схватил Фросторма за плечи и затряс так, что едва не выпала из креплений камера Искры.
- Фрост! Не время разлеживаться!
- Я понимаю, - слабым голосом проговорил сикер. – Но корпус не повинуется.
- Ты давно связывался с базой? – жестко спросил офицер по радио.
- Да.
- Как и я, - с мрачной убежденностью сказал Ранвэй. – Как бы не оказалось, что мы опоздали.
Фросторм опустил голову.
- Так мой бондмейт – это Оверлэй?
- По всей вероятности. Я уж не знаю, с кем ты там еще соединял Искры.
- Ни с кем.
- Значит, он. Ты чувствуешь его? Он функционирует?
- Мне трудно толковать эти ощущения. Они неприятны и не имеют цикличной природы.
- Хорошо. Это, наверное, должно обнадеживать. Потому что с базой я связаться не могу.
Фаулер некоторое время спокойно наблюдал за их безмолвным разговором, затем жестом отослал медика и приказал вахтенному оператору вывести на экран орбитальный вид Каона.
- Ранвэй, - позвал он. – Взгляни на это.
Офицер повернулся к экрану, и уцепившийся за него Фросторм сделал то же. Он без труда нашел мертвое пятно и тот квадрат, где располагалась база. Сделать это было просто. Там сверкало и взрывалось.
- Мы не туда, случайно, садиться собрались?
Решать нужно было быстро. Фаулер, производивший впечатление надежного союзника, на деле таковым, разумеется, не являлся. Никакой капитан с исправным процессором не станет сажать свой корабль туда, где такой бой, что видно с орбиты. И правильно сделает.
- Фрост, твое мнение? – вызвал его Ранвэй.
- О целесообразности операции?
- Да.
- Целесообразна, - твердо сказал фиолетовый. – В любом случае придется попытаться.
- Я тоже так считаю. Но что будем делать с Фаулером?
- Нас двое, их – полный корабль.
- Значит, отобьемся, - вдруг усмехнулся инструктор.
Он заступил Фаулеру за спину. Тот непроизвольно сделал шаг в сторону. Фросторм, наблюдавший за сценой сквозь мерцающую завесу, стоявшую у него перед оптикой, напрягся и попытался активировать хотя бы азотную пушку. Корпус нехотя отозвался. Это немного обнадеживало, хотя в бою с такой реакцией делать нечего.
- Именно туда, - весело заявил Ранвэй.
Фаулер приблизил изображение.
- Вам придется расчистить мне дорогу, - заключил он.
- Надеюсь, это будет дорога вниз, а не к бегству, - вмешался Фросторм.
- Я не десептикон, - хмыкнул капитан. – В отличие от некоторых тут. Мы заключили сделку, разве нет?
Фросторм отвечать не стал.
Ситуация осложнилась. Если на базу напали, значит, вполне вероятно, спасать уже некого. Или, напротив, от того, как быстро подоспеет помощь, зависит, выживет кто-то или нет. Или же они попросту прилетят в ловушку, прихватив с собой для компании и вольного торговца.
- Связи с базой так и нет, - объявил Ранвэй. – Ты уверен, что хочешь рисковать, Фаулер?
- Хочу? Мне кажется, мы как-то иначе это сформулировали, - рассмеялся капитан. – Встаем на стационарную орбиту. Подготовить орудия.
- Разумный ход, - проскрежетал Фросторм.
Ранвэй обернулся к нему. Лицевая пластина отразила что-то среднее между жалостью и пониманием, а затем с нее и вовсе стерлось всякое выражение. На долю клика. Потом оптика побагровела, а гармоничные черты, которые не портила даже трещина в оптограни, исказила гримаса ярости.
- Я займусь разведкой, - заявил Ранвэй. – Фросторм останется с вами и будет контролировать операцию.
- Понял, - козырнул Фаулер.
Фиолетовый ограничился кивком.
Его снова скрутил приступ, да такой сильный, что не слушался даже вокалайзер.
- Праймас, да что же с тобой делают? – в отчаянии подумал Фросторм. – Держись там. Пожалуйста.
Двери уцелевшего выхода из рубки сошлись за спиной темно-красного сикера. Откуда-то сзади тяжело пыхнул вентиляцией Фьюз.


…Вскоре Ранвэй вышел на связь и затребовал поддержки. Только и ждавший того Фаулер бросил корабль на снижение, ни щадя ни его, ни экипажа. Впрочем, торговцы не проявляли никакого беспокойства, зато кое-как принявшему вертикальное положение Фросту пришлось уцепиться за поручень – перегрузки вдруг оказались для него слишком сильными.
Приступы повторялись еще несколько раз, но их сила уменьшалась. Он хотел бы знать, что все это значит, но спросить было не у кого, да и не до того.
- Бой идет на поверхности и, судя по всему, под поверхностью тоже, - передал Ранвэй. – Вижу десептиконов. Только наземные. Авиации нет, но вряд ли это надолго.
- Нужно успевать, - усмехнулся Фаулер. – Как думаешь, бандит?
- Не стоит их недооценивать.
- Не будем, обещаю. Я только в толк не возьму, как вы собираетесь доставать из-под поверхности своих друзей.
- Расчет только на телепорт, - мрачно констатировал Фросторм. – Ранвэй, у тебя есть связь с Кранчем или кем-то еще из подпольщиков?
- Нет. И вряд ли появится. Даже здесь слишком много помех.
- Итак, наш план? – поторопил Фаулер. – У вас клика три на его уточнение. Потом мы уже не развернемся.
- Атакуем орудиями корабля, - решил Фросторм. – Пока будут разбираться, попробуем вытащить кого-то из наших.
- Верно. Я попытаюсь туда спуститься и уточнить координаты для телепорта, - подтвердил Ранвэй.
- У тебя клик, чтобы спрятаться, - хмыкнул капитан. – Орудия к бою!
Команда молча повиновалась. Вибрация постепенно усиливалась, нагревалась обугленная обшивка. Фросторм чувствовал то, что происходит с кораблем так, будто это происходило с его собственным корпусом. Постепенно отступала и боль – азарт битвы, чужой и в то же время знакомый на уровне базовой программы, затмевал собой все.
Сикер выпрямился и отпустил поручень. Он уже мог стоять сам. Наверное, сможет и летать.
- Огонь! – взревел Фаулер.
На этот приказ словно отозвался каждый кристалл процессора. Фросторм едва не пальнул из своих пушек. Бой начался.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться