Нефелим

13. Ярость

  Боль ушла.
Перед оптикой висело алое марево, в котором метались нелепые страшные фигуры. Фросторм все время стрелял и мог только догадываться, сколько у него еще осталось энергии. Он никогда еще не дрался так безоглядно и яростно. Не было времени просчитывать стратегию и тактику, гадать о ходах противника, даже как следует целиться. Он просто несся вперед, убивая все на своем пути.
Это было…хорошо. Неожиданно правильно.
Если бы Фрост приостановился хоть на клик и подумал, что творит, он бы сначала ужаснулся, а потом догадался – над ним целиком захватила власть базовая программа. Но он не останавливался. Голоса в коммуникаторе давно смолкли, звездное небо Кибертрона исчезло под ярусами тоннелей, отовсюду стреляли – в него, в других, друг в друга…
- Фрост!
Голос доносился вроде бы не из коммуникатора, трещавшего статикой. Но и аудиосенсоры вряд ли смогли бы уловить его в адском грохоте подземного боя. И все-таки Фросторм услышал.
- Прекрати стрелять, тупая летучка!
- Кто это?
Он едва мог говорить. Безусловный рефлекс – убивать и лететь дальше, все еще владел им практически полностью. С оптики не спадала багряная пелена, а раскалившиеся винтовки готовы были изрыгать все новые пучки лазерных лучей.
- Не стреляй, говорю! Вот, молодец, хорошая летучка! Это я, Оверлэй.
- Оверлэй? – удивился Фросторм.
- Да, да, Оверлэй. Помнишь такого?
- Помню.
Фрост немного помолчал, пытаясь успокоить заклинившие в боевом режиме системы. Только теперь до него начало доходить, что в непосредственной близости никто уже не стреляет, а весь этот шум производил, вероятно, он сам. Убедившись, что в сей же клик его никто не подобьет, сикер поставил оптику на перезагрузку.
- Видел бы ты себя, - напряженно усмехнулся Оверлэй. – Скайварп отдыхает.
- Скайварп? – переспросил фиолетовый. – Причем тут он?
- Ладно, забудь. Главное, что ты нашелся.
Оптика включилась в штатном режиме. Вокруг оказалось подозрительно знакомое пространство тоннеля. По стенам кое-где стекал, поблескивая, энергон, да появились в них разнокалиберные оплавленные воронки.
- Где я? – на всякий случай спросил Фросторм.
- Внизу.
Теперь он видел и Оверлэя. Тот стоял, держась за его крыло. Вид у гонщика был то ли лихой, то ли жалкий – трудно было понять, что преобладало. Яркий корпус покрывали копоть, масло и энергон, броня местами оплавилась и поплыла, но оптика бодро горела каким-то невероятным оттенком синевы. В одной руке у него был лазерный пистолет, другая крепко сжимала еще горячую фиолетовую плоскость. Двумя пальцами – остальных не было.
- А где корабль? Ранвэй должен был передать координаты…
- Нет больше Ранвэя, - отрезал гонщик.
Фросторм вздрогнул.
- Десептиконы?
- Да нет, автоботы.
- Что?
- Летучка, я смотрю, у тебя совсем процессор переклинило. Не ты ли только что убивал и тех, и других?
- Я, по всей вероятности, - совершенно подавленный ответил Фрост. – Но я не все помню. Видимо, запись была не в приоритете.
- Ладно, потом разберемся. Пойдем, эвакуация заканчивается. Мы и так отвлекали их достаточно долго.
Фросторм беспомощно огляделся. Тоннель действительно был пуст, не было ни скудных запасов энергона, ни раненых. Зато его устилали серые корпуса. Знаков на них было уже не разглядеть.
- Поднимали из разбомбленного отстойника под самой поверхностью, - объяснил Оверлэй. – Когда вы улетели, на нас напали из тоннелей. Автоботы. Разбираться, кто мы такие, никто не стал – сразу открыли огонь из тяжелой артиллерии. Можешь себе представить, какой тут начался переполох!
- Могу. С вами невозможно было связаться.
- Вот-вот, - Оверлэй дернул его за крыло, таща вперед по коридору.
Мертвые корпуса с треском крошились под ногами. Звук был отвратительным. Фрост легко подхватил гонщика на руки и поднялся на антигравах.
- Давай к отстойнику, пока там еще можно прорваться.
- Где автоботы?
- Думаю, уже на поверхности. Тех, кто был здесь, мы отбросили, а ты добил. А остальные нашли то, что искали. Вскоре после того, как они к нам вломились, та же удачная идея посетила и десептиконов.
- Праймас!
- Сейчас они еще заняты друг другом, но кораблю долго не провисеть. Идем скорее.
- Мне нельзя в телепорт, Оверлэй. Я должен прикрывать взлет.
- Такой был план?
- Да.
- Ясно, - гонщик на миг притушил оптику. – Постарайся не погибнуть, хорошо?
У Фросторма сжалась Искра.
- Так ты действительно…
- Это была твоя инициатива! – взъярился Оверлэй. – Да худшего бондмейта не найти во всей галактике!
- Ты прав, - мирно согласился Фрост. – Связь можно разорвать?
- Она сама порвется.
- Вот и хорошо.
- Да, конечно, - гонщик включил оптику и уставился на него с совершенно нечитаемым выражением лицевой пластины. – Связь сама порвется, когда чья-нибудь Искра погаснет. Понимаешь теперь, летучка, во что ввязался?
- Уже прочувствовал, - нехотя поделился сикер.
- Вот-вот. Почему я и говорю – если тебя прикончат, вряд ли моя глючная Искра это переживет. А я, знаешь ли, как-то еще не собирался. Так что ты живи, ладно?
- Это существенная причина, - с легкой улыбкой подтвердил Фросторм.
У импровизированной платформы для телепорта дежурили двое вооруженных ремонтников.
- Скорее, сэр! – крикнул один из них.
- Понял. Лови!
Сикер размахнулся и швырнул свою ношу в бота. Тот неловко поймал.
- Идите. Я прикрою.
- Так точно, сэр! – отозвались ремонтники хором и шагнули в телепорт.
В визге установки Фросту послышалось его имя.
- Я постараюсь, - пообещал он и, приготовив оружие к стрельбе, трансформировался и рванул на поверхность через пролом, оставленный в потолке здания то ли зарядом, то ли чьим-то рухнувшим с высоты корпусом.
Фросторм сразу оказался среди пылающих руин.
А он-то считал, что гореть в мертвых секторах уже нечему. Тем не менее – горело. Укрывшись за ближайшей кучей неизвестно чего, Фрост попытался оценить ситуацию. Корабль висел на порядочной высоте – с поверхности не подбить. Авиация десептиконов до сих пор отсутствовала, что было очень хорошо. Прочие же силы окопались за порушенным мостом, с другой стороны которого по ним вели шквальный огонь автоботы.
- Автоботы, - повторил сикер.
Искра на миг потемнела от зарождавшейся ненависти.
Ранвэя убили свои.
Свои?
Автоботы теперь не были ему своими, равно как и десептиконы. Ему не нашлось места ни на одной стороне баррикад. Дорога оставалась одна – вверх. Прикрывать отход корабля.
Фросторм трансформировался в прыжке и взлетел.
Вскоре сквозь помехи пробился голос Фаулера:
- Ты еще с нами, террорист?
- Да.
- Тогда давай уже к нам. Мы выдвигаемся на орбиту.
- Понял.
Фрост и сам видел, как из дюз корабля начало вырываться лиловое пламя – включили взлетный режим. Он сам прибавил мощности двигателям, чтобы догнать и немного уйти вперед. Их не могли атаковать снизу, но это еще не значило, что корабль будет в безопасности наверху.
- Пока чисто, - передал он капитану. – Фаулер, вы идете, минуя стационарную орбиту?
- Да, разумеется. Постараемся отойти от Кибертрона как можно дальше в минимальное время.
- Топлива хватит?
- С учетом того, что взяли у вас – да. На разгон уйдет половина. Вторая, получается, останется до первой подходящей планеты.
- Ясно.
- Какой ты спокойный, - вдруг заметил Фаулер. – Мы добрых пол-джоора не могли до тебя докричаться после того, как сгинул Ранвэй. Пока какой-то отчаянный не пошел тебя искать, думали, и ты к Праймасу отлетел.
- Я был слегка не в себе, - признался сикер, а сам поражался, до чего не дорожил своим корпусом Оверлэй, сунувшийся ловить в подземельях взбесившуюся машину убийства.
- Не удивляюсь. Я и сам не обрадовался, когда увидел, во что вы превратили свой Кибертрон.
- Как погиб Ранвэй, Фаулер? – прервал Фросторм.
- Наверное, когда прорывался к вашим в бункер, - предположил капитан. – Точно мне не известно. Он передал координаты отстойника и нам, и осажденным, а потом его сигнал пропал.
- То есть это не точно?
- Спроси лучше того, кто там был. Я не знаю.
- Я спрашивал, - мрачно отозвался сикер. – Но я все еще не уверен.
Он был уверен. Сомнения не мучили его в этот раз. Оверлэй не стал бы лгать, а частота, на которой он раньше связывался с инструктором, давно молчала.
- Хороший был летун, - сказал Фаулер. – Как бы то ни было, Фросторм, если мы вырвемся, тебе нужно будет догнать корабль. Не стоит оставаться на Кибертроне. Я бы даже позвал тебя в команду, если захочешь. Дроиды, конечно, хороши, но с настоящими трансформерами гораздо веселее.
Фросторм как-то в последнюю очередь заботился о том, чтобы кому-либо в этой галактике стало весело, но огрызаться не стал.
- Я подумаю, - передал он и закрыл канал.
Внизу постепенно становились все меньше и меньше разноцветные линии лазерных вспышек, и расходилось по широкому кольцу пламя.
 



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться