Нефелим

14. Жертва

 Корабль, может быть, для своего класса и рода занятий и казался тихоходным, но с Кибертрона взлетал так резво, что даже сикеру оказалось не так-то просто его догнать. Фросторм несся едва не на пределе своих двигателей и с нарастающей тревогой считывал показания сканера, каждый клик ожидая внезапной атаки. Собственный уровень энергии также вызывал опасения. Припадок ярости в тоннелях стоил ему большей ее части, и завяжись сейчас бой, стрелять в противников будет практически нечем. А теперь еще этот взлет…
- Видите что-нибудь на орбите? – запросил он Фаулера.
- Ничего нового, - отозвался капитан. – Что тыл?
- Заняты друг другом.
- Это для нас хорошо. Может, и проскочим.
- Мне слабо в это верится, - честно сказал Фрост. – Но это был бы прекрасный расклад.
Даже слишком.
Многое не давало сикеру покоя. Их не замечали – так упорно, что это начинало нервировать. Гибель Ранвэя казалась нелепой и необъяснимой, а легкость, с которой Фаулер решился на риск – чрезмерной. Фросторм списывал половину подозрений на особенности своего процессора, по обыкновению просчитывавшего вдвое больше плохих исходов, чем требовалось по условию задачи, но вторая половина никуда не желала деваться. Обо всем этом нужно было поразмыслить, а лучше – поговорить. Бывало, он дискутировал с Эйсом – в споре рождалась либо истина, либо драка. Теперь, вероятно, помог бы Оверлэй, но гонщик был на корабле, где ему самое место – в относительной безопасности и под присмотром медика. Во всяком случае, более никаких страданий по их новообретенной связи не приходило.
- Через тридцать кликов начнем разгон, - предупредил Фаулер. – Хочешь догонять, успевай.
- Постараюсь.
Не похоже, чтобы у него была какая-то альтернатива. Возвращаться некуда, а если беженцам понадобится колонизировать какой-нибудь плохо разведанный мир, сикер придется очень кстати. Да, с такой ролью он бы сжился. Это подходит ученому намного больше, чем лишающая воли горячка боя.
Фросту, наконец, удалось поравняться с кораблем. Потрепанный контрабандист несся, как будто за ним гнались все автоботы и десептиконы одновременно.
- Уравняй скорости, - приказал капитан. – Сейчас мы тебя телепортируем.
- Понял, - отозвался Фросторм. – Сделано.
- Готовность на счет три…
- Два…
- Отмена! – закричал фиолетовый.
Звено сикеров приближалось к ним, вынырнув с теневой стороны ближайшего спутника. Фрост сперва заметил их на радаре, а затем, включив максимальное увеличение, смог рассмотреть пестрые тетраджеты. Правда, с такого расстояния было трудно понять, носят они фиолетовые знаки или алые. Впрочем, и то и другое означало бой.
- Не повезло, - заметил Фаулер по радио. – Сколько видишь?
- Две триады и двойку. Может быть, есть еще.
- Скорее всего. Слушай, отчаянный, давай, может, на борт?
- Зачем?
- Например, затем, чтобы функционировать дальше. В открытом космосе корабельное вооружение о них прекрасно позаботится, а твой бондмейт расстроится, если с тобой что-нибудь случится.
- А если что-то случится с ним, расстроюсь я, - заявил Фрост. – Выключай телепорт.
- Последний раз зову, - настоял капитан. – Это могут быть автоботы или, того хуже, десептиконский сброд. Я слышал, они иногда выходят на охоту. Мегатрону нужны ресурсы, сам понимаешь.
- Конечно, понимаю, - подтвердил сикер, ускоряясь.
Летать в открытом космосе было и просто, и сложно одновременно. Преодолевая гравитацию планеты, Фросторм чувствовал себя увереннее, потому что тяготение означало хоть иллюзорную, но все-таки близость к поверхности. А космос пуст, и в нем так легко потеряться.
Сикеры окружали корабль разноцветным ожерельем.
Контрабандист с Фростормом оказались в центре образованного ими кольца. Вырваться из такого проблематично, но все-таки возможно.
Если открыть огонь немедленно.
Корабль ощетинился шестью орудиями. Немало, но может оказаться недостаточно. Восемь вооруженных тетраджетов способны превратить в космическую пыль и громадный линкор. При условии, конечно, что атакуют согласованно. Если это авиация автоботов, шансов у Фаулера практически нет. А вот с десептиконами, допуская, что они действительно плохо организованы, еще можно побороться.
Фросторм активировал свое оружие. О том, как мало у него энергии, он не забывал ни на клик, а теперь лишь с досадой отметил, что с таким боезапасом он не собьет и одного плохонького летуна, что уж говорить о восьми асах. Вся надежда на турели контрабандиста, но их всего шесть, и поворачиваются они куда медленнее, чем способны вертеться сикеры.
- Десептиконы, - сообщил Фаулер. – Видишь?
- Да.
- Что будем делать?
- Стрелять, - посоветовал Фросторм. – Разве не очевидно? Стрелять и очень быстро улетать отсюда.
- Само собой разумеется, - согласился капитан. – Но этого может не хватить.
- Вот как? – не без иронии уточнил сикер. – Может, мне вернуться на борт и встать к турели?
- Для этого существуют дроиды, - отрезал Фаулер. – Без шуток, глюк, как насчет того, чтобы выкинуть очередной твой фокус?
- Придется, - процедил фиолетовый.
Он все видел и сам.
На разноцветных крыльях смыкавших кольцо тетраджетов сверкали новенькие фиолетовые знаки, а под крыльями были тяжелые дальнобойные винтовки, очень похожие на его собственные.
Но что он может один против восьмерых?
Что-то должен, и решать нужно быстро. Еще немного, и сикеры выйдут на дистанцию прицельной стрельбы, а там уж церемониться не станут. Он и сам бы не стал, оказавшись под прицелом корабельных орудий.
Скорее всего, десептиконам придется рассредоточиться и постараться уничтожить турели. Тогда корабль окажется беззащитным. И попытается уйти, если к тому времени у него еще останутся двигатели.
Значит, десептиконов нужно не подпустить, вот только сделать этого Фросторм не в состоянии. Остается один выход – выиграть время.
- Фаулер, я попробую их отвлечь, - передал сикер. – Постарайся уничтожить тех, кто не погонится, и как можно скорее удрать. За мной возвращаться не надо.
- Сам понимаю, - буркнул капитан. – Что ж, не вижу альтернатив. Ты на самом деле сумасшедший, Фросторм.
Фиолетовый не ответил и закрыл канал.
Жаль. Он пообещал Оверлэю вернуться – а теперь на бедную Искру гонщика свалится еще и потеря бондмейта. Но Оверлэй сильнее, чем кажется, должен выдержать. Главное, чтобы корабль ушел.

…Фросторм обогнул корабль по широкой дуге и вылетел прямо на одного из составлявших цепь сикеров. Он был бело-оранжевым и незнакомым, но огонь открывать не спешил. От практически пошедшего на таран фиолетового он с легкостью уклонился, но тут же пристроился в хвост, намереваясь при необходимости обездвижить. Это Фросторма удивило, поскольку он придерживался несколько иного мнения о десептиконах.
Вот только то, что за ним погнался всего один враг из восьми, его совершенно не устраивало. Фрост нырнул под брюхо следующему в цепи, красно-желтому, и выстрелил на минимальной мощности заряда. Полноценный выстрел был сейчас непростительной роскошью, а чтобы привлечь внимание, хватит и такого. Расчет оправдался. Десептикон дернулся и сменил курс, намереваясь зажать обидчика в клещи. Оранжево-белый поддержал.
Фросторму не оставалось ничего, кроме как на крейсерской скорости ринуться в сторону Кибертрона. Сикеры бросились за ним, но только двое, а достать остальных уже не было возможности.
Или была.
Фиолетовый включил радио и передал на всех частотах:
- Эй, вы! Ваш Мегатрон только и годен, что руду из шахты выковыривать!
- То-то я смотрю, весь Кибертрон и перекопал, - незамедлительно отозвался Фаулер.
Фрост его проигнорировал. Главным было другое. Кольцо вокруг корабля разомкнулось, и еще пара сикеров помчались наказывать охальника. В этот же момент Фаулер, наконец-то, открыл огонь.
- Что, получили? – разорялся Фросторм. – Так вам и надо! Крылатые ползучим не служат!
- Это верно, - вдруг согласился кто-то из десептиконов.
- А вас что, из мусорных дроидов переделали? – не унимался фиолетовый.
В него еще не стреляли, но скоро должны были начать. Программа самосохранения кротко отсчитывала клики до того, как это случится, но на нее Фросторм внимания не обращал. Приоритетной была одна задача – отвлечь десептиконов от корабля, и если он с ней справится, остальное уже не будет иметь значения.
- Ах ты шлак! – не выдержал темно-синий и дал первый залп.
Бело-оранжевый и красно-желтый подхватили, а четвертый, зеленый, безнадежно отстал.
Зато Фросторм добавил скорости. В сущности, только она у него и оставалась. На свое искусство маневрирования он не полагался в принципе, поскольку считал его отсутствующим. И все-таки от пары очередей удалось уклониться.
- Ты кто такой? – вызывали его десептиконы. – Совсем из процессора выжил?
- А вы? – парировал Фрост.
Фюзеляж обожгло, но не критично. Критичным был уровень энергии, красное предупреждение начало мигать еще кликов пять назад, а теперь горело постоянно. Надолго ли хватит? И что кончится раньше – энергия или он сам?
Фросторм видел, что корабль набирает скорость и, не переставая стрелять, готовится к переходу в межзвездный прыжок. Хорошо.
Еще одно попадание. Срезало закрылок. Ничего, их еще много.
Красно-желтый догонял, оставив чуть позади своих более медлительных собратьев. Зато стрелял он мало, видимо, оставляя расправу напоследок.
- Это же беженцы, - процедил Фрост. – У них даже отбирать нечего.
- Вот тут ты ошибаешься, глюк, - отозвался кто-то.
Голос на миг показался знакомым, но анализировать времени не было. Системы грозили вот-вот уйти в энергосберегающий режим, от которого недалеко было и до стазиса. Из летящего по инерции в никуда сикера мишень получится до смешного легкая.
И неинтересная.
- Сам глюк, - буркнул фиолетовый и развернулся так, что заломило весь корпус. Перегрузка была чудовищной. Ранвэй, наверное, за такое вышвырнул бы его из Академии, но не было уже ни Академии, ни Ранвэя, и скоро не будет его самого тоже. Фрост ни о чем не жалел, но боевую задачу собирался выполнить.
Красно-желтого ослепил залп из практически бесполезной в космосе азотной пушки. Ключевым было слово «практически». Вреда азот не причинил, зато дезориентировал. Сикер так и стрелял, но навигационные системы его явно дали сбой, потому что очереди лились не в сторону Фросторма, который и сам порядочно вихлял после неловкого разворота, а в черноту космоса… и в бело-оранжевого десептикона.
- Ах ты…. – красно-желтый слепо крутился, пытаясь поймать в перекрестье прицела бешеного фиолетового сикера.
Тот спешно уходил из-под обстрела, попутно отключая все средне-приоритетные системы. Таковых почему-то оставалось очень мало.
Еще немного, и придется расстаться с передатчиком.
- Фаулер, я больше не могу, - сообщил Фрост.
- Больше и не нужно, - усмехнулся капитан. – Мы готовы к прыжку.
- Хорошо.
- Спасибо, Фросторм.
Он не стал отвечать, а передатчик отключился сам - энергия на исходе.
Бело-оранжевый настигал, за ним, как привязанный, шел темно-синий.
«Три клика до аварийного стазиса», - напомнила программа.
Взорвать себя?
Почему бы и нет, хватило бы времени.
Фросторм попытался вызвать в своей Искре нестабильность, такую, как охватила его во время абордажа.
Десептиконы приближались. Скоро они окажутся достаточно близко, чтобы пострадать от взрыва.
Искру пронзила боль. Слишком рано – он не успел еще ничего толком сделать.
Неужели не его?
- Не смей! – закричал Оверлэй.
Или только показалось? Сбой голодающего процессора?
Фросторм вдруг понял, что убивает не только себя, и немедленно перестал. Лучше уж стазис. Он уже подступал, системы останавливались, и корпус переставал подчиняться. Процессор и оптику словно заволокло дымкой, и она, наконец-то, не была багровой.
А потом не стало ничего.
 



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться