Нефелим

15. Нейтрал

…Половину корпуса он чувствовал, половину – нет. При этом половины постоянно менялись местами и осуществляли передел территории, так что даже границу между ними установить было невозможно.
Фросторм попытался запустить самодиагностику, но программа не отозвалась – отчаянно сбоил процессор. Нахлынула паника.
Что он сейчас?
Вероятней всего, слепой, глухой и вдобавок ко всему неуправляемый корпус, плывущий куда-то по инерции. Может быть, Кибертрон со временем приберет к себе, затянув гравитацией в кольцо из астероидов и разнокалиберного мусора. Может быть, подхватит какое-нибудь течение и увлечет в глубокий космос. В тот самый глубокий космос, куда мечтали попасть все, кроме него самого.
Впрочем, особой разницы нет. Лучше бы, конечно, поскорее сгореть в какой-нибудь звезде, а не странствовать тысячи ворн беспомощным куском металла…
Корпус затрясло, и половины в очередной раз поменялись местами. Теперь остатки энергии перебрались в кабину – если допустить, что он все еще находится в форме тетраджета - и Фросторм подгадал момент включить оптику. Он почти увидел расцвеченную созвездиями черноту космоса, а потом появился яркий свет, направленный ему прямо в лицевую пластину.
Значит, в робо-форме.
Но где же?
На корабле?
Неужели Фаулер все-таки подобрал его вместо того, чтобы использовать с таким трудом отвоеванное время для бегства?
Чей-то черный силуэт загородил от света, терзавшего раскалиброванную оптику.
- Где я? – проскрежетал Фрост.
Вокалайзер все еще работал, но то, что из него вырвалось, испугало даже самого Фросторма. Видимо, в бою досталось и динамикам.
Силуэт дернулся, а потом занял собой все поле зрения. Приблизилась темно-красная красивой формы оптика. Такая бывает лишь у сикеров.
Вот только далеко не у всех сикеров она красная.
- Ну, здравствуй, - усмехнулся десептикон.
Фрост не поверил своим аудиодатчикам.
Наверное, все, что он видел и слышал, было не более чем галлюцинацией, порожденной страдающим от нехватки энергии процессором. И свет, и яркая оптика напротив собственной, и знакомый голос.
Особенно голос. Лучше было не услышать его больше никогда, чем услышать теперь.
- Советую пока не шевелиться. У тебя поврежден гироскоп, а энергии и на минибота не хватит, - добавил десептикон.
Сомнений не было. Фросторм, может быть, и сделал бы вид, что не узнал, но сил на притворство не осталось.
- Эйс? – с трудом проговорил он.
- Наконец-то. Давненько не виделись, Фрости.
- Да.
- Я думал, ты погиб.
Фросторма накрыла волна дурноты. Сервоприводы задрожали, Искра дернулась. От мысли, что это может быть агония не его корпуса, стало еще и страшно. Наверное, это как-то отразилось на не поддающейся контролю лицевой пластине, потому что Эйс хлопнул его по плечу и снова заговорил. Очень бодро и жизнеутверждающе.
- Не переживай. Не так уж тебе и досталось.
- Что стало с кораблем?
- А что с ним станется, - фыркнул сикер. – Удрал.
Фрост промолчал, но обрадовался. Значит, все-таки ушел. Все было не зря.
Но откуда же боль, такая жуткая, что выворачивает корпус наизнанку?
- Ты так отчаянно его оборонял, - хмыкнул Эйс. – Ладно, это мы обсудим позже. Сейчас тебе нужна энергия, а то я смотрю, ты уже готов отключиться.
- Я был в стазисе, - напомнил Фросторм.
- Уж не знаю, где ты там был, но мне пришлось буксировать тебя на базу. И убеждать ребят, что ты не автобот, а просто сумасшедший вроде меня самого. Ты ведь не автобот, Фрости?
- Нет.
- Вот и хорошо. Значит, ты с нами.
Фросторм ничего не ответил, хотя Эйс вряд ли сейчас нуждался в подтверждении. Но сам фиолетовый пока был не в состоянии что-то решать. Между тем Эйсидсторм прилаживал к нему кабель аварийной подзарядки.
- Стационарных зарядников нет, - пояснил он. – Придется по старинке. Возражать не станешь?
Еще недавно он сам делился энергией с изможденным Оверлэем. Теперь Эйс делится с ним.
Тот самый Эйс, которого он считал потерянным навсегда.
Эйс-десептикон.

…С появлением энергии боль медленно отступала, и Фросторм уже не мог отличить свои ощущения от тех, которые каким-то образом могли прийти по их с Оверлэем связи. Если таковая все еще действовала, учитывая, как быстро должно увеличиваться расстояние между ними. Или у искренных уз нет пределов, по крайней мере, пространственных? Фрост не знал. Объективно, ему было хорошо. Корпус постепенно насыщался энергоном, одна за другой оживали системы, возвращался контроль над программами. И даже присутствие изукрашенного фиолетовыми знаками Эйса, в первый момент совершенно выбившее его из колеи, уже не вызывало беспокойства. А знаки всегда можно убрать, если захочется. В том, что взбалмошный Эйс, потеряв свою сдерживающую силу в лице Фросторма, свяжется с десептиконами, сикер почти не сомневался. Теперь же все можно будет исправить.
- И все-таки, Фрости, я утверждаюсь во мнении, что тихие глюки значительно хуже громких, - глубокомысленно изрек означенный десептикон и хрустко потянулся.
Фиолетовый заметил, что броня у приятеля вся в мелких вмятинах и кое-где обожжена. Правда, его собственная вряд ли выглядела лучше.
- О чем ты? – сонно отозвался Фрост.
- О тебе, конечно, - хмыкнул Эйс. – Хотя я всегда знал, что ты придуриваешься. Еще крылья себе хотел отрезать, помнишь? И что же я вижу? Что ты один на этих крыльях такой переполох устроил, что мне еще у тебя поучиться.
- Я старался.
- Заметно. Вопрос, ради чего.
- Я отвлекал вас от корабля, - спокойно сообщил Фросторм. – И вы отвлеклись.
- Я пытался вернуть этих идиотов, но куда там! Тем более ты так аппетитно нарывался. Я едва поспел прежде, чем они до тебя добрались. А вот корабль мы, благодаря тебе, все-таки упустили.
- Значит, я преуспел.
- Да уж. Вот я и пытаюсь понять, зачем ты так убивался из-за этого корабля. Что в нем такого особенного?
- Я же говорил, в нем беженцы. В том числе несколько важных лично для меня трансформеров.
- Даже так, - Эйс помрачнел. Это сразу стало видно – как будто погасло какое-то внутреннее освещение. – Что ж, это очень плохо.
- Напротив.
- Фрости, я понял, в чем дело. Либо Вселенная перевернулась, либо ты крупно ошибался насчет этого корабля. Впрочем, одного другое не исключает. Ты говорил, что там беженцы. Хорошо, пусть так. Но в таком случае им не повезло.
- Не понимаю…
На самом деле, он понимал. С самого начала, когда Фаулер капитулировал, фактически, без всякого абордажа. С кораблем было нечисто, и это знал даже Эйс. Не желал признавать только он сам, да Ранвэй, которому не из чего было выбирать.
- Твой корабль, Фрости, - это работорговец.
- Не может быть.
- Может, может.
Эйсидсторму даже хватило такта не хмыкать, хотя, наверное, очень хотелось. А вот Фросторму не хотелось верить словам друга, почти брата, даже если он знал наверняка, что они правдивы. Пусть и звучат из вокалайзера десептикона, да еще мародера в придачу.
- Зачем вам работорговец? – после короткой паузы спросил Фрост.
Голос был ровным, и, Оверлэй бы заметил, пустым.
- Пришло время оплачивать пропуск, - бросил Эйс. – Мы поставлены здесь контролировать орбиту, и мы ее контролируем. Иногда.
Тут десептикон не выдержал и все-таки рассмеялся. Фросторм не заметил – ему было некогда оскорбляться, поскольку только что отошедший от стазисного шока процессор работал с полной загрузкой, пытаясь сопоставить информацию и придумать хоть какой-то выход для Оверлэя. Для всех.
- А иногда не контролируем. С жалованием у нас туго, сам понимаешь. Когда Мегатрон получит всю планету, заживем, как надо. А пока приходится добывать свой энергон самостоятельно.
- Грабить? – без особого интереса уточнил фиолетовый.
- В крайнем случае. Таких, как твой работорговец, не стыдно и ограбить. А вообще мы просто установили плату за вылет. И прилет, разумеется. Платишь – лети, не платишь…
- Я понял, - оборвал Фрост. – На этом корабле мой бондмейт.
Эйсидсторм только присвистнул.
- Долго рассказывать, как это вышло, - в тусклом голосе послышалось что-то, подозрительно похожее на смущение. – Но это так. И оставлять его работорговцу я не собираюсь.
- Сбавь обороты, Фрости! Корабль удрал – что ты теперь сделаешь?
- Найду.
- Как?
- Есть одна мысль…
То, что он делится сокровенным с десептиконом, казалось естественным. Тем более что Эйс был почти родным, а уж во вторую очередь десептиконом.
- Между бондмейтами существует связь. Это не метафора, а вполне закономерное явление, возникающее после синхронизации Искр. Думаю, мне удастся ее использовать.
- Как всегда, - Эйс сложил манипуляторы на кокпите. – И что дальше-то, Фрости?
- Дальше – буду импровизировать. У меня в последнее время получается.
- То-то я и вижу, - согласился зеленый. – Только с чего ты взял, что мы тебя просто так отпустим?
- А не просто так – отпустите?
Эйсидсторм громко фыркнул и состроил всемудрую мину, которая обозначала, что разумные с его точки зрения аргументы исчерпаны.
- Знаешь, я могу сделать вид, что тебя здесь не было. И даже заставить моих собратьев по знаку со мной согласиться. Но я почему-то не хочу больше оставлять тебя без присмотра…
- Не пропаду, - отрезал Фросторм.
- Да я вижу, как ты не пропадаешь. Ты слишком добрый, Фрости, а это сейчас недопустимо. Работорговец получил от тебя шикарный подарок, не находишь? И беженцы, и энергон – ты же ему заплатил, верно?
- Ты много знаешь.
- Достаточно. Я не знал только про тебя. Кстати, где Ранвэй?
- У Праймаса, если таковой существует.
- Ясно. Жаль.
- Так откуда у тебя информация?
- Сам как думаешь? Фаулер заплатил за прилет, только и всего. И за вылет бы заплатил, никуда б не делся. Но ты с какой-то радости решил сэкономить ему энергон.
Слова Эйса проходились раскаленным паяльником по схемам. Фросторму хватало и собственного чувства вины, но отрицать ничего он не мог. Разве что не поверить десептикону? Но тот вряд ли лгал.
- Ты прав, - тяжело согласился Фрост. – Но я этого так не оставлю, я же сказал. Мне нужны ремонт и энергон.
- Уже командуешь, - заметил Эйс. – Я могу обеспечить тебе и то, и другое, но с какой стати мне помогать какому-то нейтралу?
- Нейтралу? – вдруг закричал фиолетовый. – Да какой же я нейтрал?
Нейтралы делали вид, что война их не касается. Он – не делал. Но и к лучшему ничего не изменил.
- Ты прав, - смягчился Фрост, притушив оптику. – Я нейтрал.
- Вот именно. Не автобот, не десептикон, а нейтрал. Я не стану помогать нейтралу.
Эйсидсторм вдруг наклонился к нему так близко, что пришли во взаимодействие даже электромагнитные поля, и сказал в самую лицевую пластину:
- Определяйся, кто ты, Фрости. Сейчас определяйся. Второй раз спрашивать не буду.
- Я нейтрал, - ответил Фросторм.
- Глюк ты процовый, - резюмировал десептикон. – Фрости, я ничего не расслышал, у тебя совсем динамик кончился. Что ты сейчас сказал?
- Я нейтрал, Эйс. Ты слышал.
- Да.
По кабелю продолжал течь энергон. Эйс отстранился и приступил к расстыковке.
- Я уже говорил тебе, Фрости, ты слишком добрый, пока тебя не достанешь. Помнишь, я тебя как-то достал?
- Предпочитаю не вспоминать, я был о тебе лучшего мнения, - проворчал фиолетовый.
- Я не хотел тебя терять.
- Я успел пожалеть о многом, - вдруг сказал Фросторм. – Не заставляй меня жалеть и о нашей дружбе.
Оптика Эйса мигнула. Он не ответил и, развернувшись, вышел из отсека. С шипением закрылась дверь, и погас свет. Эхо шагов удалялось, а Фрост остался один в темноте. Сожаление и беспокойство переполняли его Искру, и он отчаянно пытался выискать среди них хоть проблеск чужих ощущений. Но никак не мог.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться