Нефелим

Эпилог

 …Этот мир был пустым и то ли полностью вымер миллионы ворн назад, то ли сравнительно недавно родился. Возможно, органическая жизнь погибла так давно, что сканеры не могли засечь ни малейших следов ее существования, а может быть, ей еще только предстояло выйти из кипящих красных морей.
Но этот мир имел твердую, каменистую поверхность и пригодную для механоидов атмосферу. Пригодность заключалась не в ее наличии, а в сравнительно дружественном составе, не грозившем скорой коррозией.
Найти такую планету после долгого и тяжелого перелета оказалось настоящим благословением Праймаса. Измученные до такой степени, что утратили почти всю свою агрессивность, десептиконы осторожно опускались (а некоторые попросту валились) на плоской подошве красно-коричневого горного плато. Их невольные пассажиры выпадали кто из грузовых отсеков и кабин, кто тяжело сползал с кокпитов. Трансформеров пошатывало от нехватки энергии, у многих ее не было даже на вокалайзер.
- Здесь может быть энергон? – поинтересовался Эйс.
- Найдется, - успокоил Кранч. – Это уж мои проблемы.
- Хорошо. Потому что искать вам еще какую-нибудь планету я не намерен, - заявил десептикон и потопал прочь.
Он выглядел бодрее многих, но Фрост подозревал, что тот просто заботился о своем командирском престиже. Им еще предстоял разговор, но в данный момент Фросторма больше волновало его открытие.
Его мир.
Посреди коего он теперь стоял в альт-форме, не желая беспокоить ушедшего в перезарядку Оверлэя. Сикер делился с ним энергией прямо в полете, экономя на себе, и сейчас ощущал последствия. Возможно, сил не хватит даже на трансформацию, но теперь это не такая уж и проблема.
- Эта сгодится, - хмыкнул шахтер. – Эй, Фрост, ты еще с нами?
- Утвердительно, - отозвался фиолетовый. – На буквальную трактовку вопроса.
- Вот ты о чем… - Кранч потер лицевую пластину, изображая задумчивость, но ничего не сказал, а потом и вовсе отошел в сторону.
Фросторм почувствовал, что Оверлэй пришел в онлайн, но не спешит покидать его грузовой отсек. Невысказанное повисло между ними невидимым щитом. Оверлэй не спрашивал, Фросторм не отвечал.
Все чего-то ждали, а фиолетовый, обозревая недружелюбный, но все-таки вполне пригодный для функционирования мир, не знал, что им всем ответить.
Его путь завершен.
Он нашел эту планету и привел на нее свой, вернее, Эйсов отряд. Дело сделано. Оверлэй, хотя и страдал от очередных повреждений, был вне опасности, а присутствие Раста существенно повышало его шансы стать полностью исправным. Базовая программа отработала и вернулась в глубины памяти – он нашел и защитил, а что делать дальше, Фросторм попросту не знал.
Хотя готов был поспорить, что и у Эйса, и у Оверлэя, и у Кранча на этот счет имелись свои соображения.
Командиру партизан нужен был летун, способный вести разведку новой планеты, искать энергон и предупреждать возможную опасность. Бывший шахтер пока не озвучил свои соображения, но Фросторм был уверен, что думает Кранч именно так.
Оверлэй не смел советовать, хотя еще в полете, до того, как отрубиться, горячо поблагодарил за спасение. Разумеется, в своей неподражаемой манере. И все-таки слова «что ж ты так долго, тормозная летучка?» были для Фроста дороже сотни официальных благодарностей от командования. Впрочем, он так и не успел получить ни одной.
Но сикер точно знал: Оверлэй предпочел бы, чтобы он остался.
Эйс давно дал отряду команду «вольно», которую практически все десептиконы использовали, чтобы развалиться на камнях и присосаться к энергоновым кубам, ставшим их добычей. Сам зеленый сикер теперь стоял поодаль, обозревая пейзаж с небольшого уступа. Широкий разворот его крыльев освещали два красноватых солнца в зените. Эйсидсторм ждал.
Ждал, вероятно, его решения.
Принять которое Фросторм так и не смог.
Прошло не меньше джоора. Разноцветные корпуса сикеров замерли в неподвижности – десептиконы отвалились в подзарядку, совершенно не опасаясь занятых обустройством лагеря партизан. Не удивительно – длительный тяжелый перелет успел если не сплотить, то хотя бы примирить недавних врагов.
Фросторму, наконец, удалось выпихнуть наружу Оверлэя и перепоручить медику. Гонщик обругал его, но ремонтироваться все-таки пошел. Сикер тут же трансформировался и с наслаждением впился в энергоновый куб. За первым последовал второй, но только после третьего Фрост счел себя достаточно заряженным, чтобы встать и куда-то идти.
Он поднялся с широкого плоского камня, который избрал местом своего отдыха, и побрел в сторону утеса, где в последний раз видел Эйсидсторма.
Впрочем, сикера там уже не было. Просканировав окрестности, Фросторм обнаружил зеленого в долине у небольшого дымящегося водоема, где тот, очевидно, пополнял запасы кислоты в своих баках. Фрост спланировал вниз на антигравах.
- Забавная планета, - не поворачиваясь, заметил Эйсидсторм. – Как раз для меня.
- Так оставайся, - вырвалось у Фросторма. – Здесь ты будешь свободен.
- Разумеется, - усмехнулся зеленый.
И больше ничего не сказал, зато с еще большим старанием принялся наполнять баки. Озерцо было маленьким, но судя по составу воды, со временем могло прожечь себе огромный котлован, а вот сделанным из специального сплава бакам кислотника ничего не угрожало.
Фросторм сложил манипуляторы на кабине и приготовился к непростому разговору. Он понимал, что принимать решение нужно сейчас. И от того, каким оно будет, зависит не только его собственная судьба.
Но прежде, чем Фрост сподобился произнести хотя бы первую из тщательно заготовленных фраз, зеленый вдруг спросил:
- Отдохнул?
- Немного.
- Отлично. Мы скоро возвращаемся. Будет хорошо, если проводишь нас хоть до орбиты.
- Эйс…
- Что, Фрости? Удивлен? Напрасно. Я же пообещал сделать вид, что поверил тебе. Вот и сделал. Насчет меня не беспокойся. Я еще не подал рапорт о твоем вступлении в десептиконы, да и какой ты десептикон?
- А ты какой?
- Неплохой, я надеюсь. Оставайся, Фрости, я же вижу, что твое место здесь.
- Вероятно, но…
- Да из тебя десептикон, как из дроида-поломойщика космическая станция! - Эйс говорил все громче и громче, но вряд ли это замечал.
Он уже попросту орал, размахивая манипуляторами и тряся крыльями. Кислота летела во все стороны. Вот-вот зеленый должен был полезть доказывать свою правоту кулаками. А доказывать-то было, в сущности, нечего.
- Хорошо, - спокойно сказал Фросторм. – Я согласен, Эйс.
- Да ты хоть… а, что? Неужели?
- Да. Ты кругом прав. Десептикон из меня получился бы отвратительный. Автобот, впрочем, тоже.
- Ох, Фрости… - десептикон сжал его плечи и основательно тряханул – у Фроста аж топливо в баках забурлило.
Пора.
Сикер погасил оптику, чтобы не выдала его раньше времени.
Он замер в подобии объятий, а Эйс все тряс и тряс его, видимо, прощаясь.
Вот только в планы Фросторма такое прощание не входило.
Выгадав момент, он что есть силы ударил Эйса лбом в лицевую пластину и одновременно выстрелил по крыльям. Зеленый сикер глухо взвыл и сполз на землю. Фросторм активировал оптику и, содрогаясь от зрелища, которое она ему показала, помог десептикону улечься поудобнее.
И для верности наступил ему на крыло.
Этого хватило.
Оптика Эйса померкла, а ритмы систем указали на то, что сикер ушел в стазис.
- Отдохни, - мягко проговорил Фросторм. – А я пока отправлю твоих восвояси. Если они, конечно, захотят.

- Фрости! – Оверлэй кричал так, будто медик задумал лишить его всех апгрейдов разом. – Фрости, куда ты подевался?
- Я рядом, - отозвался сикер. – В чем дело?
- Не так уж и рядом, если не знаешь, - постановил гонщик. – Потому что я сижу под камнем и тебя не вижу. Зато я вижу, как твоих новых крылатых друзей пытаются прикончить.
- Праймас, кто?
- Твои старые друзья из тоннелей.
Фросторм бросился к лагерю. В то, что происходило, верилось с трудом. Как могли партизаны так поступить с теми, кто их спас?
- Оставайся в укрытии, - приказал он Оверлэю. – Я разберусь.
- Осторожнее.
- Не пропаду, - пообещал сикер.
Даже одному десептикону вряд ли был опасен весь этот сборный отряд. За одним лишь исключением, и Фросторм быстро понял, за каким. Сикеры были так измучены, что поголовно свалились в перезарядку, едва добравшись до поверхности и закинув в себя по паре кубов энергона. Этим-то партизаны и воспользовались. Убивать спящих было значительно проще.
Но почему?
Он завис над местом побоища.
Шахтер и еще пятеро ботов деловито сновали между медленно просыпавшихся летунов и в упор стреляли им в основания шлемов. Три лежащих на красных камнях корпуса уже успели посереть. Среди них, кажется, был и Квикджет.
- Кранч, прекрати это! – во всю громкость динамиков рявкнул Фросторм.
- И не подумаю,- шахтер усмехнулся и навел на зависшего над лагерем сикера свою пушку. – Во имя будущего этой колонии, как минимум.
Рациональное зерно в этом было, но Фросторму было уже не до переговоров. Его охватила ярость – такая же, как во время последнего боя в тоннелях. Очереди лазерных зарядов посыпались на головы партизан. Порядком дезориентированные сикеры наконец-то додумались трансформироваться и взлететь – их оказалось четверо. Еще двое были повреждены достаточно серьезно, и остались на поверхности.
- Поврежденным отступать в укрытие! – передал Фросторм. – Боеспособным… огонь на поражение.
Вот и все.
Фросторм не хотел видеть того, что происходит, но смотрел, запоминая каждую деталь. В воздухе повис красноватый дым, в котором метались фигуры недавних союзников, кричали поврежденные трансформеры, отвратительно воняло гаревом.
Это была Плавильня, как есть.
Все было конечно в считанные клики. Дым постепенно рассеивался, и оптике уцелевших десептиконов открылась жуткая картина.
- Фрости, что ж ты наделал? - тихо спросил Оверлэй.
- Не знаю, - так же негромко отозвался сикер. – Я уже ничего не знаю. Кто-то спасся?
- Да. Не все согласились в этом участвовать.
- Хорошо.
Фросторм спустился на поверхность и перешел в робоформу. Гонщик выскочил из-за огромного камня и бросил винтовку.
- Удирают, - Оверлэй указал на цветастую четверку, стремительно набиравшую высоту. – Этого-то Кранч и не хотел. Сам понимаешь, если они знают, где мы, ничто не помешает им вернуться.
- Да.
- Что будешь делать?
- Боюсь, у меня не осталось выбора.
Сикер опустился на колени и на клик прижался шлемом к шлему Оверлэя.
- Береги себя, - сказал он.
- Ты тоже, летучка.
Фросторм трансформировался в прыжке.
Он должен подобрать Эйса и догнать десептиконов.
Ведь пока он будет с ними, в этот мир они дороги не найдут.



Зоя Старых

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться