Неферкар

Вступление

Холодная осенняя ночь. Все небо было затянуто тучами, и лишь изредка из-за них показывался месяц, и тут же скрывался вновь. Первые капли дождя застучали по опавшей листве, и ночная тишина резко сменилась шумом воды и свистом ветра. Из темноты туч показалось темное пятно, летевшее сквозь непогоду. Крупный черный ворон, из последних сил пытавшийся удержаться в воздухе на мокрых отяжелевших крыльях, искал убежище. Наконец, он с шумом рухнул на карниз у окна, устроившись там под небольшим навесом. Дождь стучал в стекло, но там ворон находился в убежище. Он распушил перья, и стал чистить их клювом. Затем ворон замер, и стал внимательно смотреть на огонь свечи, видневшийся в окне. Но в следующую минуту свечу закрыла высокая фигура в плаще. Еле слышный приглушенный голос донесся до ворона через щель в раме окна.

– Нет, мне все-таки кажется, что это плохая идея. Это небезопасно, оставлять его одного, во враждебном и совсем незнакомом ему мире.

– С каких это пор он стал тебя волновать? Ты ведь всегда ненавидел его.

Мужчина в плаще отошел, и скрылся в тени, и вместо него уже можно было разглядеть старика, который трясущимися руками теребил пуговицу на своей одежде.

– Да, он мне никогда не нравился. Я даже больше волнуюсь не за него, а за результат огромной работы, которую мы проделали. У нас он будет под контролем, но неизвестно, что произойдет, если он изменится под влиянием окружающего его мира. Не лучше ли оставить его в лаборатории и продолжить исследования?

– Об этом не может быть и речи. Ты сам знаешь, образец 411 еще не нашли, а после его побега наша лаборатория находится под угрозой. Мы не можем рисковать, оставляя нашу лучшую разработку здесь.

– Но мы перевозим остальные образцы в подземную лабораторию, в другом краю света! Неужели не можем взять и его? Он не готов! Побег одного влечет за собой такие проблемы и ставит под угрозу все наши эксперименты, а тут собственноручно отпустить еще одного! И кого? Нашу лучшую разработку! К тому же, мы даже сами еще не до конца изучили его. И Вы готовы так просто сдаться и отпустить его? Но ведь тогда точно вся наша многолетняя работа будет бесполезной.

Мужчина в плаще вышел из тени, и несмотря на то, что лицо его было скрыто капюшоном, можно было легко догадаться, что он был взволнован и даже разъярен. Он приблизился к старику и смотрел на него сверху вниз. Рядом с ним старик казался маленьким провинившимся ребенком. Но тот резко выпрямился, и, посмотрев на собеседника тяжелым взглядом, мягко ответил:

– Ну что ты, я ведь не так глуп. Основные наши образцы мы перевезем, но мы не можем держать образец Х вместе с ними. Вполне возможно, что из-за длительного пребывания в одной камере с четыреста одиннадцатым, у него появилась с ним связь. Иначе как еще объяснить их поведение? Нет, оставлять его вблизи от лаборатории опасно. Я уверен, что четыреста одиннадцатый вернется за ним, и заодно попытается освободить остальных.

– Да, но что Вы предлагаете? Отпустить образец Х и облегчить задачу четыреста одиннадцатому? Вы сами сказали, что они как-то связаны, и четыреста одиннадцатый сможет легко его найти.

– Все не так уж просто. Подойди-ка сюда – старик махнул рукой фигуре в плаще и подошел к столу, заваленному чертежами и разным хламом. – Смотри. Я работал над этим с того самого дня, когда образец 411 оказался вне лаборатории. Вот это – он показал на крошечный пузырек с густой черной массой, вяло колыхавшейся в трясущихся руках старика, – моя последняя разработка. Эта маленькая капля может спасти нас от краха.

– И как эта жижа может нас спасти? – Мужчина в плаще криво усмехнулся.

– Эта, как ты выразился, жижа – подкожная смола. Если поместить ее на кожу, то она проникает под нее и приобретает вид обычного родимого пятна.

– Отлично, у нас такие проблемы, а Вы занимаетесь разработкой искусственных родимых пятен! – мужчина нервно хмыкнул и отвернулся, но старик прикрикнул на него:

– Да ты прекрати меня перебивать! Дослушай! Эта смола, находясь под кожей, передает сигнал на панель управления, позволяя нам следить за ее местонахождением. То есть, - старик заговорщически прищурился, - мы всего лишь капнем ею на кожу образца Х, и всегда будем знать, где он находится, что позволит нам наблюдать за ним, не вызывая лишних подозрений.

– Но как же образец 411? Он ведь будет его искать.

– Я тоже это все продумал. Если у четыреста одиннадцатого с образцом Х связь на ментальном уровне, то можно прервать ее, очистив память образца Х. В таком случае, их связи будут прерваны, и он не сможет заново создать их, находясь вдали от объекта этой самой связи.

– Мне все равно не нравится эта затея. Это слишком рискованно.

– Нам некуда деваться. Это наш единственный выход. Нашу поисковую группу мы направим следить за образцом Х, что даст нам возможность поймать четыреста одиннадцатого, если тот все же найдет его и попытается приблизиться к нему.

– Но даже если и так, то куда мы денем образец Х? Мы ведь не можем бросить его на улице, это привлечет слишком много внимания.

– Конечно же, нет. Его нужно оставить в месте, где его появление не вызовет никаких подозрений. А потеряв память, он не сможет ничего рассказать. Подойди-ка сюда. Вот здесь – старик ткнул пальцем на грязную и измазанную свечными огарками карту – я отметил места, где появление ребенка не вызовет подозрений. Их необходимо изучить как можно тщательней, чтобы выбрать наиболее подходящее место для наблюдения. Медлить нельзя.

– Я понял. – голос высокого мужчины в плаще тут же изменился с ехидного на строгий и сдержанный, и он склонился над картой, внимательно изучая ее.

Какое-то время они стояли, склонившись над картой, вполголоса обсуждая что-то, потом мужчина в плаще резко выпрямился, и, свернув карту, сунул ее под плащ и вышел из кабинета. Старик устало упал в кресло и закрыл глаза.



Anna Alruna

Отредактировано: 14.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться