Неферкар

Глава 5. Новое знакомство

– Да куда вы меня тащите? Я не вор! Это неправда! Меня подставили! – кричал Алекс, вырываясь из рук охраны. Но это было бесполезно. Для них все его попытки вырваться были не больше, чем барахтанье котенка.

Алекса тащили через всю площадь под одобрительные крики народа и все тут же хлынули следом, желая увидеть того самого вора и его наказание. Однако их ждало разочарование – Алекса просто затолкали в небольшой домик, где и располагалась городская стража, и захлопнули дверь. Корвус, неотрывно следовавший за ними и что-то кричавший, так и остался за дверью. Он принялся колотить в дверь и требовать впустить его, но ничто не помогало. Возмущенная толпа, желавшая насладиться зрелищем расправы над вором, разочаровавшись, решила переключиться на Корвуса, который требовал его освобождения. С возмущенными и даже радостными криками и воплями его стали оттаскивать от дверей, и в этот самый момент дверь распахнулась, и высокий усатый мужчина показался в проеме. Он стоял, прислонившись к косяку двери и покручивал длинный ус.

– Чего надо? – грубым голосом спросил стражник и почесал затылок.

– Отпустите его! Он ни в чем не виноват! – Корвус дернулся, пытаясь вырваться из рук нескольких крепких мужиков, державших его. Толпа притихла, ожидая нового зрелища.

– А чего это ты так волнуешься за этого вора? – заинтересовался стражник.

– Он не вор! Он… он мой сын! – Корвус не нашел ничего лучшего, чем назвать Алекса сыном. Ведь с парнем без родни и разбираться не стали бы.

– Сын, значит? А что это его раньше никогда тут не видели? Ты всегда сам ходил, а тут вон сын отыскался! – протиснулась вперед торговка яблок. Она хитро и злорадно поглядывала на Корвуса. Народ еще больше оживился.

– Да он всегда дома сидел… – Корвус лихорадочно думал, как можно было оправдать то, что Алекса действительно никто не видел. Городок тут маленький, даже скорее деревня. Все друг друга знают. Сам он хоть и живет на отшибе, но часто сюда наведывался, и потому его все знают, и новость о его сыне была очень неправдоподобной.

– А что же это он у тебя дома сидел? Все вон парни за девушками бегают, по улицам шастают! А твой чего и носа столько лет не показывал? – торговка яблок разошлась не на шутку, вышла вперед и уверенно стояла прямо перед Корвусом, чувствуя свое торжество.

– Да это я его не пускал! Дурачок он у меня просто! Вот и сидел дома, чего народ зря пугать! А это вот вывести в люди решил… Я ведь стар уже, самому тяжко, а это помощь ведь будет какая… воду самому тяжко носить ведь! – Корвус начал расписывать то, как ему тяжело жить и даже сгорбился и кряхтеть стал, будто девяностолетний старик.

Народ стал прибывать, и все старались увидеть это зрелище. Стражник забеспокоился, ведь любое такое происшествие хорошо не заканчивается, и нужно заканчивать это представление. Он велел Корвусу уходить, сказав, что они во всем разберутся, и захлопнул дверь.

 

***

 

Алекс сидел в темном подвале, который служил камерой в этом низеньком доме, где и располагалась стража. Он уже пытался выломать дверь с тяжелым железным засовом, исследовал всю камеру на наличие потайных ходов, и сделал еще много бессмысленных вещей в надежде выбраться, а теперь просто сел на холодный каменный пол, прислонился к стене и закрыл глаза. Где-то в углу тихо скреблась мышь, а откуда-то сверху сквозь щель пробивался слабый луч света. Несмотря на дневную жару, в камере было холодно, и Алекс укутался в плащ как в одеяло.

Время тянулось лениво и медленно, за стеной, откуда-то сверху доносились слабые неразличимые голоса, и слышно было лишь изредка пробегающую мышь. Однако Алекс даже не мог ее разглядеть в этой темноте.

 – Тебя-то сюда за что? – спросил Алекс в пустоту у мыши. Звук собственного голоса эхом раздался в пустых стенах, заставив его содрогнуться. – Эх, ты, глупая. Можешь быть на свободе, можешь бежать куда хочешь, а ты сидишь тут и пищишь… Хотя, я тебе завидую. Для тебя везде – свобода, даже здесь. У тебя ведь наверняка есть нора, в которую ты и убежишь. А я так и останусь тут.

Алекс глубоко вздохнул, и закрыл глаза. Он не знал, сколько он тут сидел, час, два, или может, уже весь день. Он и не заметил, как уснул. Проснулся только тогда, когда эта же мышь пробежала совсем рядом с ним, остановилась около него, и пощекотала своими длинными усиками его руку. Алекс поднял голову и осмотрелся. Было все так же темно, но он смог определить, что наступила ночь – из щели в стене больше не пробивался даже слабый луч света. Алекс пошевелился, пытаясь принять более удобное положение и размять затекшие суставы. Совсем рядом с ним послышался громкий шорох и скрип.

– Да ты тут совсем уже хозяйничаешь. Дай хоть поспать спокойно! Что ты так шумишь? – Раздраженно прошептал Алекс мыши.

– Ну ничего себе, я ему тут жизнь спасаю, а он еще и недоволен, что ему поспать не дают! Я могу и уйти, – откуда-то рядом послышался обиженный шепот.

Алекс тут же вскочил, и попытался определить, откуда шел голос.

– Кто здесь?

– Я.

– А поточнее можно?

– Слушай, какая тебе разница, кто я. Я пришел вытащить тебя отсюда. Скоро рассвет, и за тобой придут.

– Как я могу тебе доверять? И как ты вообще здесь оказался?

– Я знаю каждый сантиметр в этой камере. Это почти что мой второй дом. А я всегда предпочитаю иметь запасной выход из дома.

– Я здесь все осмотрел, здесь нет никаких выходов, кроме двери.

– Да ничего ты не смотрел. Ты что думал, у меня будет тут табличка висеть: «подкоп». Вот ведь упрямый, и недотепа еще. И как еще Корвус тебя терпит. – Незнакомец встал в полный рост, отряхнулся и уселся на пол.



Anna Alruna

Отредактировано: 14.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться