Неферкар

Глава 7. Необычный день

Этот день ничем не отличался от всех остальных – Алекс как обычно заварил чай, нарубал дров и принес их на кухню, чтобы были под рукой. Корвус все еще спал, и Алекс иногда поглядывал в окно, чтобы не пропустить восход второго солнца. Корвус будет очень зол, если Алекс не разбудит его вовремя. Да и сам он хотел поскорее разбудить своего наставника, так как понимал, что ему предстоит долгая и изнурительная тренировка, и Алексу хотелось начать ее как можно раньше, пока воздух не раскалился под жаркими лучами солнц. Наконец, сделав все дела, Алекс заметил, что солнце должно вот-вот взойти, и пошел будить Корвуса.

В этот день тренировка была особенно трудной – Алекс почти не спал ночью, и потому пропускал удары и забывал ставить блоки. Корвус ужасно сердился за это, но Алекс неплохо уворачивался, и только этим защищал себя не столько от меча Корвуса, сколько от его гнева.

Удар, блок, удар, уворот, еще уворот. Первое солнце уже было в самом зените, второе почти догнало его. Воздух казался таким густым и раскаленным, что Алекс уже едва мог понимать, что происходит вокруг. Но он, почти вслепую, все еще отражал удары и уворачивался.

– Не ленись, щенок! Ты воин или девчонка, все время убегающая от удара? Не забывай наносить удары сам!

И правда, Алекс был так сосредоточен на почти слепом отражении и уходе от ударов, что сам забывал их наносить. Он принял отчаянную защитную позицию – позицию, когда воин уже не может сражаться, и принял свое поражение. Алекс постарался собраться и нанес удар, но вместо этого сам его пропустил.

– Так, хватит. Иди, отдохни. Что же это с тобой сегодня? – Корвус поставил свой меч к стене и нахмурился. Алекс без труда догадался, что тот был сердит. Хотя, что говорить, Алекс и сам злился на себя. Так плохо, как сегодня, он еще не показывал себя. Он уже привык к ругани Корвуса и к его критике. Но Корвус никогда не хвалил его, будто опасаясь, что испортит этим. А его ученику во что бы то ни стало хотелось заслужить хоть скромную похвалу. Но чем больше он старался, тем хуже всегда оказывался результат. Так и сегодня.

Алекс пошел на задний двор к огромной бочке с водой. Набрав себе полное ведро, он вылил ее на себя. Это придало ему сил. Он прошел в свою комнату и лег на кровать. Он мог так лежать часами: на спине, руки под голову и рассматривать потолок. За стеной он слышал Корвуса. Тот как всегда возился в своей комнатке с каким-то хламом. Собственно, в его доме была всего одна комната, но после прихода Алекса, Корвус сделал что-то наподобие стены, разделив эту комнату на две части. В первой части, примыкавшей к кухне, спал Алекс, а во второй, внешней, устроил себе берлогу Корвус. Их комнаты резко отличались. Алекс, хоть и не отличался особой любовью к чистоте, но в его комнате был относительный порядок. Самодельная кровать, которую они вместе с Корвусом сколотили из старых досок, сундук с его немногими вещами и книгами, который также служил Алексу и стулом, и старая метла, стоявшая здесь, так как ей не нашлось места на кухне. У Корвуса же все было по-другому. У него кроме кровати и такого же сундука, вся комната была завалена разным хламом. Алекс не мог понять, зачем он так нужен Корвусу, но тот им настолько дорожил, что даже не позволял Алексу входить в его комнату, боясь, что тот нарушит что-то в его хаосе.

Из задумчивости Алекса вывел грохот в соседней комнате. Алекс вскочил с кровати и увидел Корвуса, с невозмутимым видом вышедшего из комнаты и отряхнувшего с одежды пыль. Впрочем, это было бесполезно, так как пыль столбом витала в воздухе и тут же снова осела на его одежде.

– Давай-ка мы пройдемся в город. Сегодня ярмарка, и можно будет что-то присмотреть.

Алекс пожал плечами и полез в сундук. Оттуда он достал одежду, в которой он всегда ходил в город – широкие штаны с поясом, к которому крепился кошелек и свободную рубашку. Быстро одевшись, он выбежал во двор, где его уже ждал Корвус. Алекс любил ходить в город, так как это было хоть какое-то развлечение среди череды одинаковых скучных дней. Там, среди шума, криков и суеты, он всегда терялся и не знал, что делать. Но все равно ему нравилось видеть людей, спешащих куда-то, торгующихся на площади и частенько ругающихся с торговцами, которые всегда пытаются продать даже самый плохой товар подороже.

В этот день на площади царило особое оживление. Причем, это оживление было вызвано совершенно не товарами, привезенными на ярмарку. Напротив, казалось, что на эти товары мало кто обращал внимания. Лишь изредка какая-нибудь пожилая женщина подходила к торговым лоткам и спрашивала цену. Весь народ столпился у помоста в центре площади, где происходило, по-видимому, что-то настолько интересное, что даже торговцы не гоняли мальчишек, укравших яблоко или кусок пирога, а отмахивались от них, как от надоедливых насекомых. Все взоры были обращены на помост.

– Пойдем-ка, посмотрим. Казнят что-ли кого… – сказал Корвус Алексу, и они стали пробираться сквозь толпу.

– Казнят? – переспросил Алекс. Здесь, в этом мире, будто царило средневековье, и казни были самым обычным делом, даже главным развлечением. Но Алексу они все же казались жестокими и неуместными. Впрочем, его мнение никого не интересовало. Даже Корвус воспринимал это как самое обычное происшествие.

Тем не менее, чем ближе они приближались к помосту, тем больше недоумения читалось на его лице.

– Странно… – бормотал он. – Во время казни весь день бьют в колокола, но сегодня этого не было. Что же еще может привлечь столь большое внимание?

В этот момент на помосте, по-видимому, стало что-то происходить, и толпа притихла. Прозвучали фанфары, и на помосте показался высокий худой человек в странном, слегка аляповатом костюме. Он с важностью достал свиток, развернул его, и начал читать.

Читал он долго, и Алекс плохо мог понять, о чем именно. Корвус временами пояснял ему, о чем именно говорит этот человек. Вначале он долго рассказывал о своей великой миссии – донести до ушей простолюдинов и горожан сию благую весть… Алекс не понимал, почему нельзя сразу, не вдаваясь в эти пространные рассуждения, сказать, что же именно ты должен сообщить. Но его негодование никак не отразилось на процессе. Корвус внимательно слушал сообщение, и только примерно с середины начал пересказывать Алексу услышанное.



Anna Alruna

Отредактировано: 14.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться