Неферкар

Глава 11. Бой Алекса

Тридцать шестой и тридцать седьмой бои прошли так же быстро, как и предыдущие, и Алекс даже не заметил, как сам оказался на арене. Крики, шум голосов, - все это так внезапно обрушилось на него, что он стоял, не в силах пошевелиться, и не понимал, что происходит.

Его противник, Луксин Тенебрис, уже стоял напротив него. Высокий, хорошо сложенный, он весь казался белым – его волосы и кожа были неестественно белого цвета, на нем были широкие белые штаны и белый плащ. Даже его меч, казалось, был белым. Исключение составляли лишь его светло-серые глаза. У него была аристократическая внешность – красивое, правильно очерченное лицо, гордая прямая осанка и взгляд, который всегда смотрит сверху вниз.

Луксин слегка поклонился Алексу, но даже его поклон выражал гордость аристократа. Алекс поклонился в ответ, и удар гонга возвестил о начале боя.

Сколько раз в мыслях Алекс представлял себе бой, мельчайшие детали обыгрывал в уме. Представлял себе все свои удары, блоки и увороты, тысячи раз побеждал и терпел поражение. Но он ни разу не представлял себе начало боя, и сейчас стоял, в нерешительности, не зная, что ему делать и с чего начать. Луксин напротив него стоял точно так же, однако, нельзя было сказать, что он медлил из-за такой же своей нерешительности. Нет. Он стоял, изучая Алекса, и ожидая от него первого хода. Его лицо было непроницаемо, без малейших эмоций, однако в глазах его блеснула насмешка и разочарование. Наконец, он не выдержал, и первый поднял оружие.

Алекс вздрогнул, и первую атаку отразил не очень удачно. Меч в его руке дрогнул, и Алекс заметил, как Луксин недовольно скривился. Однако, это было настолько быстро, что нельзя было сказать, что это было правдой. Будто тень недовольства на секунду мелькнула на его каменном лице.

«Почему он так обеспокоен моим боем, а не своим? Или же он недоволен тем, что ему попался такой слабый соперник?» – Алекс не мог понять своего соперника, и это мешало ему сосредоточиться. Однако затем, он вспомнил хозяина таверны, «зелье», которое тот дал ему, и успокоился. Удары меча, один за другим, такой знакомый звон и движения, будто заворожили его, движения поглотили его, и он двигался легко, не отдавая себе отчета. Его рука двигалась будто сама собой, и ноги будто заранее знали, в какой момент следует отойти или приблизиться. Алекс упивался этим чувством. Это было не в первый раз, на тренировках с Корвусом такое уже бывало, и в такие моменты он всегда побеждал. Корвус же, хоть и гордился своим учеником, но после этого всегда гонял его больше обычного, стараясь довести его силу до максимума. И хотя он почти никогда не хвалил Алекса, тот видел, что весь остаток дня Корвус светился счастьем.

Так и сейчас, Алекс настолько увлекся боем, что ему казалось, что это не Луксин перед ним, а Корвус, и что они не на арене, а во дворе, между двух столбов, и что это обычная тренировка перед сном.

Удары Алекса были безупречны, и, если сперва Луксин был снисходителен к нему, и сражался не в полную силу, то сейчас маска безразличия и насмешки спала с его лица, и он был полностью сосредоточен на бое.

Толпа вокруг то ревела то внезапно замолкала, затаив дыхание. Бой длился уже более пятнадцати минут. Было очевидно, что противники одинаково сильны, и вопрос стоял лишь за их выносливостью. Кто первый выдохнется. У кого первого дрогнет рука.

Рука дрогнула у Алекса. Он пропустил прямой удар, и его меч лишь скользнул по мечу Луксина, вместо того, чтобы оттолкнуть его. Еще мгновение, и он будет ранен, либо его меч будет вырван из рук легким движением противника. И то и другое означало поражение. Он проиграл.

 

***

Поражение. У Алекса перед глазами стоял образ Корвуса, гордое выражение лица сменилось на разочарованное. Он его подвел. Не оправдал ожидания и приложенных усилий. Проиграл. В первом же бою.

Поражение. Авис на него смотрит. Здесь, на этом самом месте, в этот самый момент их пути разошлись. Авис хороший друг, но он пойдет дальше. А он, Алекс, так и останется здесь.

Поражение. Поражение. Поражение.

Это слово так и звенело в его ушах. Звон упавшего меча раздавался по всей арене, по всем трибунам. Казалось, удар гонга, оповестивший окончание боя, был тише этого простого звона упавшего меча, который оповестил о поражении еще раньше гонга.

Поражение.

У Алекса не было сил посмотреть в глаза сопернику. Он не винил его в своем поражении, у него не было на него злости. Он уважал его. И злился лишь на самого себя. Он сам виноват. Слишком слаб. Ему было стыдно посмотреть в глаза Луксину.

Не в силах поднять взгляд, он опустил его вниз, на лежавший на земле меч.

Белый меч.

Взгляд Алекса метнулся на свою руку. На земле лежал меч Луксина.



Anna Alruna

Отредактировано: 14.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться