Нефилим

Размер шрифта: - +

Глава 7. ...И старые знакомцы, или Форькин секрет

 

(7:56 p.m.)

Нет, конечно, спокойно сидеть я не стал. Несколько раз я подходил к наружной двери и выглядывал в проём, пару раз даже решился выйти на полянку перед часовней. Вокруг не было ни одной живой души. Ни даже хотя бы одной неупокоенной – не на ком сорвать злость и набраться экспы. Я смог только заметить, что исчез топор для колки дров (который, вероятнее всего, уходя, забрал Пафнутий) – а значит, дело это, скорее всего, будет нешуточное.

Я пытался разобраться по следам, в какую сторону он ушёл, но только, к сожалению, у меня не получилось ничего. Даже умение не открылось. Да, вот такой я нехороший человек: пусть даже если что-то случилось, всё равно подумаю и о своих умениях, да не в последнюю очередь.

Я вернулся в дом, только когда уже начало темнеть, и разбирать следы вокруг часовни стало гораздо сложнее, чем при дневном свете. Еще в прихожей (да, не эрудит совсем, не знаю, как должна называться эта комната, где снимают обувь, так что будет прихожая) зажег фонарь и понёс его в жилую комнату, светя перед собой на пол, чтобы случайно не наступить на зверька. Форька дрых возде стола, раненым боком кверху. В первый момент мне показалось, что его царапина заметно уменьшилась, и я нагнулся, светя себе, чтоб её рассмотреть. Но не тут-то было: Форька мигом проснулся и шмыгнул под стол.

– Что-то долго нет Пафнутия, – сказал я обеспокоенно, после того как сел на грубо сколоченный табурет. Мне хотелось думать, что Форька меня понимает.

Ну конечно, понимает! Вот он, выполз из-под стола, покрутил мордочкой, как будто принюхивался, и решительно затопал к лестнице. Подпрыгнул, запустил когти в деревянный брус, рывками, как заправский древолаз, полез по нему вверх. Взобрался на первую ступеньку, после этого тем же макаром залез на вторую, немного посидел на ней, отдыхая, и затем снова прыгнул на брус. Но сорвался, тяжело плюхнулся на пол и громко пискнул от боли. С трудом, ещё несколько раз пискнув, поднялся на трясущиеся лапки и с тоскою посмотрел вверх – прямо на зияющий чёрным лаз чердака.

Я перепугался, что Форька так себе что-нибудь повредит. Если бы не это, нипочём не стал бы вмешиваться в непонятные мне мышиные игрища, но тут, как видно, случай особый.

– На чердак полезем? – преувеличенно бодро спросил я и протянул к мышу руку. Форька – «Неужели у нас снова мировая?» – вскарабкался ко мне на плечо и смирно уселся, как будто паинька. Я погасил фонарь, засунул его в инвентарь и забрался на чердак. Только-только собирался спросить мыша, что всё это значит и чего ему здесь понадобилось, как снизу послышались голоса. Я взглянул вниз – и как можно быстрее отшатнулся, чтобы меня не заметили, потому как увидел знакомый ник.

«Утиель и Вандриель. Эти-то что здесь делают?»

Я посмотрел на Форьку. Не знаю почему, но мыш явно разделял мою нелюбовь к двум вышеупомянутым индивидам. Шёрстка у него стала дыбом, он заскрежетал зубами и проворно скрылся в куче сена. Я остался подслушивать.

 

(8:12 p.m.)

Да, конечно, это оказались те же самые ангелы, что недавно сбросили меня вниз. Бледнокрылые насели на Пафнутия, чтоб он вынул им и сказал, где находится Петер Коваржек, или хотя бы деревня Караваево. Отшельник с неимоверной терпеливостью, как если бы он разговаривал с ребёнком (или с опасным психопатом, про которого не знаешь, в какой момент он вздумает броситься), объяснял, что до ближайшего селения как минимум два дня пути, и это вовсе не Караваево, а Малые Выселки – несложно догадаться, что ничего общего – и что про Петера Коваржека он слыхом ничего не слыхивал. Вначале я опасался, что Пафнутий может нечаянно выдать меня, поскольку такие же, или, по крайней мере, похожие вопросы он уже слышал. Однако отшельник со своей ролью справился на отлично и ангелы ни в жизнь не заподозрили, что кто-то мог интересоваться этим раньше, ещё до них.

– И куда же она подевалась? Как будто корова языком слизнула.

– А ты не думал, что нам могли просто неправильную карту продать?

– Или мы просто сошли не в том месте?

– Это всё он виноват, гад!

– Ты это про кого?

– Про того недоноска, который так не вовремя высунулся из двери. Отвлёк от карты, потеряли время на  его ликвид... э-э-э... выброс «мусора»...

– Как думаешь, он разбился?

– Даже если разбился, то снова появится на том же месте.

– А он не может завести свою карту?

– Да ты что! Ты его «репу» видел? Такому карту в соборе никто не продаст, можно даже не беспокоиться.

– Тем лучше, под ногами не будет путаться.

– За это надо выпить. Внимание, тост! За наших конкурентов, чтоб всем им того... пусто было. Немягкой посадки и удачного перерождения!.. Старик! Эй, как тебя там? Пафнутий!.. А что это у тебя тут, только чай?..

Я сидел и то сжимал, то разжимал кулаки. Эти пернатые придурки любого, даже самого спокойного человека  могли за три минуты довести до бешенства.



Микаэль Шрайбер

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться