Нефилим

Размер шрифта: - +

Глава 6. Приключение в нескучном саду

 

Я пошарилась в потёмках, но не нашла ничего, наткнулась только на вход в подвал (чтобы открыть навесной замок, нужен был родной ключ, либо набор отмычек и «Взломщик» такого уровня, который не предусмотрен для моего класса, либо параметр силы не меньше 250), с противоположной стороны находился выход в наружный сад (я называю его наружным, чтобы не путать с маленьким садом внутри дворика, хотя какой там сад, лишь несколько побитых облетевших кустов). Наиболее простым способом снять замок для меня являлась прокачка силы, чтобы потом сорвать его вместе с дверью, но до этого было ещё далеко – даже если бросить сейчас в неё все очки, всё равно окажется недостаточно. Так что я выбрала сад наружный и была в полной мере впечатлена его размахом: кусты или подстриженные деревья почти человеческого роста составляли самый настоящий природный лабиринт, пересекаемый узкими дорожками. Откуда-то до меня доносился запах дыма, пойдя по дорожке в его направлении, я обнаружила стоящий на перекрёстке на трёхноге большой котёл, под которым был разожжён огонь. Вокруг котла стояли несколько серокожих карликов в чёрных балахонах и варили что-то алхимическое, если судить по неприятному резкому запаху. Как только они заметили меня, они вытащили странные короткие ножи и поскакали навстречу мне со злобными гортанными возгласами, чем-то похожими на птичьи крики. Их намерения выглядели более чем недружелюбными, так что я тоже обнажила свой меч. Настало время опробовать его в настоящей драке, как и поступали все нормальные воительницы.

И грянула битва, и пролилась кровь – моя кровь! – и мне пришлось буквально на ходу перекраивать свой способ ведения боя, лишь бы только выжить в этом сражении. Игры кончились: если до сих пор все бои выходили лишь разминочными, то с этого момента наконец-то подвалили настоящие противники

Карлики оказались намного хитрее скелетов, и вообще всех мобов, которые встречались мне раньше, опаснее и коварнее; они переговаривались друг с другом на непонятном мне языке и не подставлялись под удар поодиночке, а нападали всем скопом, пока кто-то один пытался отвлечь моё внимание. После нескольких не слишком глубоких, но очень болезненных порезов и значительно просевшей полосы здоровья я уже убедилась, что подпускать их к себе обходится слишком дорого, и уже не гонялась, чтобы добить контуженных (или притворяющихся таковыми) коротышек, а ушла в глухую оборону, время от времени прерываемую редкими короткими выпадами, когда кто-либо из осмелевших коротышек подходил слишком близко ко мне. Карлики несколько раз пытались окружить меня, однако я вовремя отступала в самый последний момент, одновременно притворяясь, будто силы мои на исходе. Несколько раз я воздерживалась от удара, как будто бы у меня для этого не хватало выносливости, на самом же деле поджидая того момента, когда проклятые коротышки почувствуют себя в безопасности и окончательно обнаглеют. Как только я поняла, что теперь они вовсе не ждут моего удара, я ударила что было силы и едва не проткнула наглеца насквозь – впрочем, и этого для него было достаточно. Карлик оказался  Прислужником смерти четвертого уровня и я получила за него целых 13 опыта (вот что неудобно в мобах уровнем повыше моего, так это то, что нифига не знаешь, кто тебе противостоит, пока его не прикончишь). Его подельники, однако, также не считали ворон и воспользовались моментом, чтобы меня почиркать, так что теперь у меня осталось жизни чуть меньше половины. Я всё ещё не была уверена, что закончится раньше: я или коротышки, однако продолжала хитрить и отбиваться – и мне повезло второй раз, правда ещё за счет собственной крови. Теперь на земле валялась уже половина из нападавших, а у меня ещё оставалась треть жизни. Ещё несколько раундов, оставшиеся карлики впали в неистовство, очередная стычка – и у меня остаётся всего лишь несколько хит-поинтов, и мне противостоит всего один карлик.

И тут случился переломный момент – он развернулся и побежал, смешно подскакивая на бегу и перебирая в воздухе босыми грязными пятками.

– Ну это ты зря, – говорю я и пускаю в него огненную стрелу. Странноватое черное одеяние карлика легко вспыхивает, делая его похожим на бегущий факел, и пробежав ещё несколько шагов, он валится на бок. Я осторожно подхожу к нему, готовая его добить, но это уже не требуется. Я получаю с десяток медных монет, четыре коротких складных ножа (один из них выпачкан в саже), три куска серого хлеба и пять пустых склянок (оставшихся стеклянных осколков хватит ещё на три, однако система посчитала, что они разбились во время сражения и поэтому не лутаются. Едко пахнущее зелёное варево в котле опознается как некий яд, которому осталось вариться до готовности ещё примерно три четверти часа. Рядом с ним находиться неприятно, так что я отхожу от котла и доедаю оставшиеся у меня припасы, хлеб коротышек идет про запас, сейчас я не решаюсь его попробовать. Хитов у меня – тролль наплакал, а ну как на хлебе какой-нибудь отравляющий ДОТ, прикончит меня и скажет, что всё так и было. Глядя за тем, как мерно булькает в котле и постепенно доваривается зелье... и вдруг словно мороз какой пробегает у меня по спине, и я понимаю, насколько мне повезло, что битва с карликами случилась прежде, чем яд доварился, и они просто не успели намазать им свои короткие ножики. Достаточно было только одного кровопускания, чтобы слишком любознательная рыжая валькирия оказалась на волосок от гибели, а яд и вовсе отправил бы меня за край.

«Бр-р-р-р!.. Страшновато...»

Здоровье почти восстановилось, и я решаю попробовать хлеб. Краюха имеет странный горьковатый травяной вкус, чуть-чуть отдает полынью и оставляет переперчёно-жгучее послевкусие. Перед глазами – я так и знала! – возникает сообщение об отравлении, одновременно моя устойчивость к яду повышается на единицу. ДОТ слабенький, уносит ровно столько здоровья, сколько восстановилось от краюхи. Второй и третий куски не вызывают отравления, я довожу свою шкалу жизни до максимума. Неожиданно голова идёт кругом, всё расплывается перед глазами, я успеваю прочитать наложенный на меня дебаф – «Эрготизм» – и опускаюсь на землю. Я словно пьяная или словила приход – и глюки не заставляют себя долго ждать. Окружающий меня расплывчатый водоворот разрежается, я вижу пещеру и перед ней большой котел, а рядом с котлом стоит высокая чёрная фигура с косой и в капюшоне, так что невозможно увидеть её лица – лишь только горящие зловещим красно-зелёным светом глаза. Я не знаю, как это сформулировать, но это несообразие кажется в этот момент самой простейшей и очевидной вещью, более естественной, чем обжигающий лёд, горький сахар или лучезарная тьма. Около ног фигуры копошатся уже знакомые карлики и я понимаю, что эта фигура настолько же больше меня, как я больше карлика, сами же карлики рядом с этой фигурой похожи на ожившие смешные домашние тапки, в которых она всунет свои костлявые узловатые мослы и пойдёт хлопотать по своим тяжёлым и утомительным злодейским делам – это как ковёр из Млечного Пути выхлопать или нашинковать одну-другую галактику на засолку.



Микаэль Шрайбер

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться