Нефилим

Размер шрифта: - +

Часть III. Нефилим. Глава 1. Большому кораблю – большую... или Пока Титаник плывёт

 

* * *

(5:36 am)

Лагерь медленно просыпался, перекрикивался и переругивался спросонок, пересчитывая оставшихся в живых (на удивление, новых жертв не было) и вслед за тем понимая, что для пленников ровным счетом ничего не изменилось, и пережитая совместно с обидчиками смертельная опасность вовсе не привела к égalitéfraternité и прочим достижениям гуманистической мысли между похитителями и похищенными. Спасаясь от лесного пожара, хищники бегут вместе с травоядными, однако стоит только им оказаться в безопасности, как природа берёт своё, и всё снова возвращается на круги своя.

Спасение утопающих находилось в данный момент в моих пусть и не совсем безгрешных руках, в виде небольшого бронзового ключа, и я, не зная, куда можно спрятать ключ так, чтобы надсмотрщики не нашли его при обыске, когда хватятся, засунул его за щеку. 

«Надо бежать. Скорее. При первой возможности...» – ну что мне стоило не засыпать, когда ключ только-только попал в мои руки? Глядишь, сейчас был бы уже далеко отсюда. Я чувствовал себя словно рыбешка, не помня себя бьющаяся на раскалённой сковородке, либо стрела, наложенная на натянутую тетиву, хотелось двигаться, бежать куда-нибудь подальше отсюда, и останавливало меня только ощущение: не стоит дёргаться, всё равно сейчас далеко не убежишь. Догонят и наваляют, и в этот раз другого шанса уже не будет.

– Эй, ну пошли, что ли, а то эти душегубы опять прицепятся, – потянул меня Гунд. Как раз вовремя, потому что один из надсмотрщиков, вертя в руках сложенный хлыст, уже направлялся в нашу сторону – не стоило привлекать их внимание. Я промычал что-то неразборчивое, кивнул, и двинулся рядом с ним, одновременно раздумывая о том, стоит ли полагаться на него как на напарника по побегу, и не запорет ли он мне всё дело излишней трусостью или рвением. Возможно, я мог бы положиться на Детрита, однако тот был сейчас значительно впереди, и приходилось дожидаться очередного привала, чтобы суметь хотя бы сообщить ему, что есть разговор – который затруднительно вести в присутствии такого количества посторонних ушей и глаз.

Всеобщее нервозное настроение, по мере того, как мы удалялись от места трагического происшествия, постепенно затихало, успокаивалось, и хотя во время утреннего привала мне не удалось перемолвиться с дженаем (замешкался, думая куда незаметно переложить ключ во время раздачи каши), я не слишком о том переживал – времени до вечера было уйма. Возле реки постепенно снова появился лес, земля под нашими ногами стала более влажной и местами попадались такие участки, когда ноги приходилось буквально-таки выдёргивать из раскисшей грязи. По обрывкам разговоров между надсмотрщиками я догадался, что приближаются населённые места, и эти сволочи обсуждают, что лучше с нами сделать, чтобы незаметно пересечь их, не напоровшись на стражу. Мы ненадолго останавливались на обед, а ещё засветло объявили привал, однако вовсе не для отдыха (которого, кстати, никто и не ожидал так рано), а чтобы связать изо всех брёвен плот. Работать пришлось в реке, при этом стоя по колено в воде, на отмели, ощущая под ногами мелкий и скользкий от ила речной песок, и чувствуя себя как будто бы зажатым в тиски, между Сциллой и Харибдой, иными словами, между то и дело угрожающими нам надсмотрщиками и вероятным появлением ночного водного монстра, пусть даже все вокруг пытались убедить себя, что он теперь должен быть сыт.

Не говоря уже о том, что монстр здесь мог быть не один.

Признаться, я как-то не понимал, как похитители рассчитывают пойти на плоту против течения, однако когда мы выдержали пару долгих часов, в ожидании нападения монстра казавшихся вечностью, и плот наконец-то был завершен, и всё же никто больше не оказался съеденным, я наконец-таки смог удовлетворить своё любопытство.

 

* * *

(8:38 pm)

Когда мы грузились на плот, было уже почти совсем темно. Магические кристаллы-осветители, имеющиеся у надсмотрщиков, давали неяркий зелёный свет, почти не прогоняющий темноту. Два шага в любую сторону – и снова темень. Удобно, когда занимаешься какими-нибудь тёмными делами и не хочешь, чтоб свет выдал твоё присутствие, однако прячущиеся в темноте чудовища кажутся с ним ещё страшнее. Наружу выступали потаённые страхи, и я мог сейчас только порадоваться, что мне досталось место недалеко от дженая, могучая фигура которого как-то обнадёживала... да, в первую очередь я думал сейчас о том, с кем бы хотелось оказаться рядом в случае опасности, и только потом вспомнил, что собирался показать ключ.

Ценная, на вес золота, древесина лагурского тиса и без того была достаточно плотной, а вместе с грузом и пассажирами плот почти совсем погрузился в воду. Как только погрузка была завершена, главарь дал распоряжение рубить удерживающие плот верёвки, а почти вслед за этим активировал какой-то замысловатый (о таких я даже не слышал) артефакт – и плот, слегка дёрнувшись, поплыл, набирая скорость, против течения. На весь путь заряда амулета не хватило бы, но чтобы миновать за ночь ближайшее село, энергии было вполне достаточно.

Ночь была звёздной, однако похитители надеялись, что в темноте наш плот останется незамеченным. Откуда-то с берега донёсся волчий вой, и пусть даже волки охотились не на нас, я наконец-то смог почувствовать себя как в сказке – чем дальше, тем страшнее.



Микаэль Шрайбер

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться