Нефритовый бог. Песнь Атлантиды

Размер шрифта: - +

1

Кафе "Дольче Вита". Лондон. Смертный мир.

—  Я нахожусь возле самого значимого и загадочного сооружения Англии. Сегодня, с самого утра, здесь собрались многие учёные умы. Саму территорию, как вы можете видеть сейчас на экранах, оцепила полиция. Это невероятно, но тотемы «Стоунхенжа» просто парят в воздухе. Мы взяли интервью у  профессора астрофизики Марка Кроули, который одним из первых прибыл на место происшествия, и вот, как он это прокомментировал…

Картинка репортёра, закутанного в куртку, и ёжившегося под резкими порывами ветра, сменилась. На экране возник мужчина в очках, на фоне парящих камней, которые в буквальном смысле зависли над землёй:

— В это невозможно поверить! Полное отсутствие гравитационного поля в радиусе сорока ярдов. – восхищался мужчина. – Мы пока боимся подходить ближе, но уже сейчас понятно, что такого рода аномалии не было никогда. Нужно всё тщательно изучить, прежде, чем делать, какие-то выводы. – подытожил Кроули.

Официантка обернулась на ошарашенных посетителей, которые даже есть перестали. Но не успела ступить и шагу, как всё вокруг, и она сама, взмыло в воздух.

Люди начали кричать и хвататься за предметы, которые тоже парили. По полу и стенам побежали трещины, а здание трясло так, будто его кто-то вырывал из земли вместе с фундаментом.

  — Что это…? – в ужасе прохрипела девушка и переглянулась с барменом, который висел под потолком.

Люди продолжали кричать, и уже хватались за стены, чтобы удержаться, но спустя еще короткое мгновение всё закончилось.

Посетители попадали на пол, а мебель и все предметы в кафе с грохотом вернулись на места.

Пограничные земли пантеонов. Территория Врат Вечности. Бессмертный мир.

Тёмные тучи нависали над Вратами Вечности, и день обратился в ночь.

Яркие вспышки разрезали небо, а холодный ветер завывал и скручивался повсеместно.

Крылатые божества, наделённые священным огнём дракона, изнемогали под натиском легионов асур, которые рвались пройти сквозь разрушенные Врата и принести за собой погибель бессмертного мира.

Казалось, вот он - конец всему. Три верховных божества, отдавали собственную жизнь, чтобы предотвратить беду, но даже их сил было недостаточно.

Зевс, знал, что небеса наказывают их не просто так, и это испытание может быть последним для мудрого верховного бога. В полутьме, которую озаряли только вспышки магии, а воздух был наполнен ею, он не смел сдвинуться со своего тотема. Даже, когда увидел, как последнее кольцо Врат было разрушено, а жизнь наследного принца Аирана была испита асурами.

Единственное не поддавалось объяснению. Кто эта девушка, которая явно была смертной, и почему она так похожа на дочь Дантериона Нимират?

Но Всеотец не успел развеяться этими мыслями, потому что Врата тянули всё больше сил. Он посмотрел на хмурого Ишивару и сосредоточенного Амун Ра. Они тоже были на пределе. Еще немного и даже тотемы не сдержат натиск Лотрика.

А в том, что из Врат вырывался именно младший сын Хаоса, сомнений уже не было. Зевс поднял глаза на черное небо и стал молить лишь об одном – о чуде, которое будет способно их спасти.

Лапшичная китайской кухни. Лондон. Смертный мир.
 

Ун вернулся в лапшичную, где застал Фэна в компании Кэтрин.

Или как ему уже было известно - дочери Геракла Макарии. Девушка с улыбкой на лице пыталась накормить растерянного слугу с ложки.

— Ты же китаец! – заканючила она. – И не умеешь, есть палочками?

  — Всё я умею! – огрызнулся мужчина и откинул предложенную ложку со свисающей рисовой лапшой от своего рта. – Я могу сам, но не хочу. Что тебе не понятно, женщина?

—  А ты мне покажешь свою обезьянку? – схватилась за плечо слуги Макария, и погладила то место, где была метка.

  —  Какую еще обезьянку? – шикнул Фэн и отодвинулся от девушки подальше.

  — Ну, ту, которая выпрыгнула из-неоткуда. Такая большая черная горилла. – восхищенно хлопнула в ладоши Макария и опять пододвинулась к мужчине, да так, что тот чуть с диванчика не упал.

— Я вижу, вы весело проводите время! – нарочито грозно перебил эту романтическую сцену Ун, и присел напротив. – Макария, я хотел бы видеть Лориана.

Девушка тот час подобралась и, закатав рукав, провела по незатейливому рисунку, который сразу же вспыхнул, и так же резко погас.

—  Ты принял решение? – раздалось сзади, и обезьяний бог обернулся.

— Если ты готов, демон, то мы можем идти прямо сейчас. – встал Ун Дзы и начал открывать переход.

Лориан проследил за его манипуляциями, и, усмехнувшись, развеял воронку одним взмахом руки.

— Не туда, друг мой. – Ун опешил и нахмурился, но Лориан продолжил. – Открывай прямо к Вратам. Кажется, мы нужны именно там.

Макария и Фэн подобрались и переглянулись.

—  Ты уверен? – Ун Дзы не чувствовал никаких изменений, поэтому был спокоен, до этой самой минуты.

—  Уверен. – кивнул Лориан, и указал на небо, которое серело все больше, а утреннее солнце застилали грозовые тучи.

Король обезьян кивнул, и опять засиял золотом переход. Как только мужчины шагнули сквозь него, Ун остановился и не смог поверить в то, что увидел.

Первая волна низших демонов уже теснила крылатых, которые бросили все силы, чтобы помешать всадникам асур перейти черту Врат.

Мир застыл перед глазами, и небо вспыхнуло синим пламенем. Это пламя стелилось по земле и словно ковёр двигалось между демонами, охватывая их и испепеляя на месте.

Лориан присвистнул и двинулся в сторону колец Врат, откуда это пламя и стекало вниз по склону. Ун приметил, что асур уже не выглядел как человек.



Кристина Ли

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться