Нефритовый бог. Песнь Атлантиды

Размер шрифта: - +

Эпилог

Тронный зал Олимпа. Северный пантеон.

Золотое сияние озаряло просторный зал громовержцев. Северный пантеон приветствовал нового правителя, который смог поднять из руин и вернуть к жизни свои земли. 

—  В этот день мы не празднуем победу! – Афина встала у высокого трона в темных траурных одеждах и обратилась к тем, кто смог уцелеть, и кого смогли вернуть священные драконы востока.

– Сегодня мы вспоминаем имена ушедших. Сегодня на руинах нашего мира, мы создаём новый, который, возможно, даже станет лучше прежнего. Я свято верю, что теперь небеса станут лучше. 

По залу прокатилось роптание и похвальные возгласы. Северяне верили словам верховной богини. Верили в то, что она не допустит больше смертей.

  —  Теперь, когда мы осознали все свои ошибки, мы больше не отвернёмся от смертных. Мы не станем брезговать их жизнями, в угоду небесам. Не станем уничтожать себе подобных. Мы будем жить в мире вместе с остальными пантеонами. И укрепим наш союз, чтобы противостоять новым опасностям.

 
  —  Про союз это вы хорошо сказали, Афина Паллада! – в высоких дверях, которые были раскрыты в честь торжества настежь, стоял молодой юноша.

Он сложил крылья и неспешно прошел в зал. 

Караульные, стоявшие по обе стороны от входа громко объявили:

  — Владика Восточного пантеона Сиятельный Намцу из клана крылатых прибыл засвидетельствовать почтение Верховной богине Северного пантеона Афине Палладе!

Весь зал тот час опустился в почтительном поклоне, узнав, кто такой этот темноволосый юноша в красных одеждах.

—  Вы не договорили! Я о чём вас просил?! – шикнул Намцу на одного из караульных, и тот сразу же подтянулся и прочистил горло.

—  Владыка так же просит прекраснейшую из богинь, в этот день, не отказать в своей милости и отдать свою Вечность в руки правителя Востока.

Афина опешила и застыла, не пройдя и половины ступеней от своего трона. 

  — Чего застыли, Громогласная?! Неужто откажете в такой малости после того, как я летал с вами на руках? – Намцу чуть со смеху не зашёлся от того, как лицо Афины моментально покрылось пунцовыми пятнами. – Вы же и сами знаете, что это значит! 

Смущение женщины в момент переросло в негодование от того, что наговорил прилюдно этот летун, что б он скис!

   —  Так чего же ты Имхотепа замуж не зовёшь?! – над головой северян загрохотало и ударили молнии.

Это привело в восторг всех присутствующих, и напомнило Афине об отце. 

   —   Я должен расценивать это как знак благословения небес, моя дорогая? 

Афина прыснула со смеху и посмотрела в пронзительно-синие раскосые глаза, кивнув в стгласии.

По залу пронёсся счастливый гул, а над Олимпом затрубили горны крылатых из Востока.

Эльдорадо. Смертный мир.

—  Нет! Я решительно отказываюсь делать эти вещи! Сколько можно менч эксплуатировать и паразитировать на моей доброте? 

  — Имхотеп, встречный вопрос. Сколько можно ныть?! А?! – Клеопатра закатила глаза и устроилась удобнее в кресле, на котором еще не успели накопится кучи хлама.

  — Они лапшичную открыли в Эльдорадо! Это нормально, по твоему? Половина рабочих не просыхают из-за попоек! А кто виноват? Твой обожаемый Анубис! Зачем он притащил сюда Диониса, чтобы экскурсию ему устроить, как раз тогда, когда этот асур пожелал сесть мне на голову со своей шайкой божественных детишек? 

   —   Ты сам согласился помогать Лориану отлавливать семидэев! Кто тебе виноват! Теперь пожинай плоды. – Петра развела руками и улыбнулась. 

—   А дракон?!!! Дракон, который разнёс половину старых построек в пьяном виде?!! Я чуть дух не испустил узрев огромного ящера под градусом!!!

  —  И ничего он не разносил. Просто помог снести трущобы, которые по моему только портили всю картину. 

  —    Петра!!! – артефактор явно пребывал в состоянии близком к истерике. -  Вот где сейчас этот чешуйчастый? Спорим опять шарит по моим складам с заготовками для артефактов?!

 
—   Это вряд ли. – Клеопатра ухмыльнулась и вспомнила, как совсем недавно, застала занятнейшую картину у одного из водопадов. Макарии повезло!

– Скорее всего он принимает водные процедуры. Да не один, по моему. 

Имхотеп схватился за голову, а Клеопатра только прыснула со смеху и растворилась в воздухе, бросив напоследок:

  — Советую опечатать вход в Лазурный водопад.

Здание лапшичной. Ельдорадо. Смертный мир.

В новой лапшичной действительно было весело. Южане с восторгом поглощали пищу, и упражнялись в умении пользоваться деревянными палочками.

Здесь царило счастье и оно заражало всех вокруг, но не могло затронуть холодного сердца асура. 

—  Лориан! Всё готово для переброски в Шанхай. Мы можем вылетать хоть сейчас. – Гефест не мог понять, услышал его Риан или нет. Потому что тот неотрывно смотрел в окно гостиной, которое выходило на лапшичную.

—  Вы связались с восточными? Возможно они что-то знают об этом клане? Это их территория! – неожиданно асур обернулся и таки обратил внимание на Гефеста, а потом и на вошедшую Макарию.

  —  Я принесла последние сводки шанхайской полиции. – она протянула флэшку Лориану, и махнула головой Гефесту, чтобы тот уходил.

Но видимо юноша сегодня был слишком не понятливым.

  —   Нет! Король обезьян до сих пор молчит! Мы уже месяц отсылаем к нему Шахаяси, но он приходит лишь с одним словом -  «идиот». 



Кристина Ли

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться