Нефтяник

Размер шрифта: - +

27-1 глава

Обидеть близкого человека легко. Отвернуться от любимого не сложно. Гораздо сложнее набраться смелости признать свои ошибки и вернуть его обратно. Наверно безумно влюбленный мужчина не должен вот так уходить от девушки, а до последнего идти напролом. Стоило ее простить. Прижать к своей груди, и дать услышать, что твое сердце бьется ради нее. Пусть она плачет. Орет. Закатывает истерики. Проклинает. Делает что угодно, лишь бы оставалась рядом. Только я не мог этого сделать. Слишком был зациклен на себе и своей до сих пор кровоточащей ране в груди от обмана первой любви. Есть жизненные моменты, когда стоит отпустить. Осознать что потерял, ценность отношений, уважения, доверия.

Говорят время и расстояние залечат любые раны, задвинет в дальний угол сознания все мысли о той, которая разбила в дребезги любовь. Но сейчас я понимаю на сколько глупо это выражение если потерял родную душу, женщину всей своей жизни. Что бы понять глубину чувств понадобилась неделя без нее. Сходить с ума от одиночества даже в переполненном ночном клубе, отказаться от секса без обязательств с потрясающими красотками, так как от всех воротило, а стоило только появиться Рябине в затуманенном алкоголем разуме, хотелось послать гордость куда подальше, ну, вы же понимаете куда. Лететь быстрее истребителя и доказать, что мы две половины разорванного сердца, которое необходимо соединить - даруя новую жизнь. Что друг без друга мы мертвы.

Наши ладони пылают, наверно со стороны видны искры напряжения, пальцы переплетены, словно боюсь снова потерять Руслану. Веду ее на борт, по мостику соединяющий пирс с палубой яхты. Лану я купил совсем недавно. Заметив как она называется, не оставило сомнений в выборе.

Наблюдаю за Русланой, и ее реакция мне понятна. Глаза широко раскрыты в шоке и ясны как ночное небо с мерцающими звездами от искреннего восторга. Рот приоткрывается, хочет что-то сказать, тут же передумывая. Согласен, эту яхту трудно назвать маленьким корабликом. Она внушительна, на ней есть даже площадка для вертолета, где и устроился небольшой Ворон.

Ошарашенную и испуганную. Измученную. Под глазами залегли тени и немного припухли веки. Скорее всего она часто плачет, а всему виной я, и от этого в груди воет изгнанный волк. Становится невыносимо больно смотреть на нее. Делаю несколько шагов, прижимаю к стене. Долго пристально смотрю в глаза, обнимаю ладонями лицо, наклоняюсь ближе, вдыхаю аромат. Делаю несколько жадных глубоких вдох, насыщая легкие любимым сладким запахом. От наслаждения кружится голова. Моя самая вкусная девочка на свете.

Руслана растерянно замирает, успевая прижать руки к моей груди для защиты. Ощущаю, как бьется запуганной птицей в клетке ее сердце. Дыхание учащается у обоих. Еще немного и возьму прямо тут, но не могу этого допустить, моя Рябина не заслужила неуважения. В воздухе выключили громкость, слышу лишь гробовую тишину. Мне столько надо ей сказать, но язык жаждет сладость этого ротика. Наклоняю голову, нежно трусь носом о ее. Лана облизывает губы, и меня срывает. Наш поцелуй настолько нежный и в тоже время страстный, что понимаю, так я ни когда не целовался. Ласкаю щеки, маленькие ушки, наслаждаюсь шелком ее волос. Мой стон врывается ей в рот, в ответ глотаю жадно от нее. Мы парочка изголодавшихся, истосковавшихся мазохистов, которым наплевать на боль прошлого.

Не замечаю, сколько времени проходит, лишь знаю, не хочу отрываться от ее губ, эта девушка нужна мне как кислород, без нее задыхаюсь. Но драгоценные минуты убегают безвозвратно, а нам о многом надо поговорить.

- Зачем ты так со мной? – Тихий потерянный шепот. Стоит неподвижно, позволяя показать, на сколько, я по ней скучал.

- Я люблю тебя! Моя родная! Рябина… – Честно. Открыто. Все чувства на ладони.

- Послушай, Мансур… - Голос дрожит. Сильнее упирается ладонями мне в грудь, пытаясь оттолкнуть.

- Нет, это ты меня выслушай пожалуйста. – Разжимаю объятия, легонько хватаю ее за плечи. Провожу пальцами по бархатной коже на груди, дотрагиваюсь до ключицы. Касаюсь мягкой шеи. Руслана делает глубокий вдох и замирает.

Не решается посмотреть мне в глаза. Знает, что я все в них увижу. Как раньше не мог понять – ее чистейшая синева моря не может лгать, а если и скрывает правду, то это сразу видно. Я болван, придурок, недотепа. Заставил страдать мою девочку не заслуженно. Бросил, не дав оправдаться, а стоило заметить взгляд, и все бы понял. Нет, я как баба истеричная уехал. Скорее этим вызвал у нее гнев, в порывах ярости мы способны на необдуманные поступки. Вот поэтому она, скорее всего, избавилась от нашего малыша. Сегодня я узнаю все, и какие бы упреки и обвинения Лана не кричала мне - все проглочу, но только лишь, чтоб быть нам вместе. Надеюсь, что не опоздал совсем. Мне нужен второй шанс.

Обхватываю ее шею двумя руками, нежно гладя пальцами по подбородку. Вздыхает тяжело, но расслабляется. – Я совершил много глупых ошибок. И знаю, мне наверно нет оправдания, не достоин твоего прощения, но я умоляю, прости меня! Лана, девочка моя, боже, я не доверяю людям. Разучился. Жизнь заставила. Но рядом с тобой все по-другому, я становлюсь другим, - начинаю задыхаться, но понимаю, что нельзя. Пусть я признаю свою слабость, но мне необходимо убедить в моей честности.

- Ты наполняешь мое сердце счастьем. Вытаскиваешь из глубины души захороненную там любовь. Ты единственная кто смог забраться в мое сердце, только ты одна подчинила себе мой разум. Рядом с тобой эмоции становятся радугой после дождя. Мне хочется наслаждаться жизнью, а не просто существовать. Этот день стал испытанием, вечером еле сдержал себя в руках, чтобы не сорваться и при всех заявить на тебя права. От предложения моего отца тебе выйти за него внутри меня что-то оборвало, и я настолько почувствовал себя дерьмом вонючим. Без тебя не чувствую свежести воздуха, сплошная вонь. Твою мать, услышь меня! Ты понимаешь, что я сдохну, если ты меня не простишь. – Замолкаю на секунды, перевожу дух, обреченно вздыхаю, пытаюсь успокоить сумасшедше стучащее об ребра сердце, и этот грохот мне кажется слышен на всю округу.



Соня Рыжая

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться