Нехирургическое вмешательство

Размер шрифта: - +

Глава 15

Крошечный добрый поступок лучше, чем самые торжественные обещания сделать невозможное.

Томас Бабингтон Маколей

Вернувшись к столу, ребята молча сели и принялись есть дальше.

- Так что ты тут… - начал было Николай Петрович, но его резко перебила жена.

- Алеша, а почему ты решил стать врачом? – Мира была ей очень благодарна за смену темы и даже невольно улыбнулась, с чувством некого облегчения. Родс же, в свою очередь, тяжело вздохнул и, положив приборы, почесал весок.

- Вы знаете, Ольга Николаевна, - опустив глаза, - я много раз задумывался над этим и пришел к выводу, что это был не просто порыв. Я не проснулся утром и не подумал, как же хорошо было бы помогать людям! – с небольшим напором. - У меня на то были свои личные обстоятельства, - поднимая глаза на присутствующих. - Когда я еще был в средних классах, у моей бабушки, царствие ей небесное, обнаружили достаточно серьезное заболевание, вызванное на фоне нервной почвы. Ей была назначена операция, - он уставился в одну точку и сложил руки в замок, - которая должна была устранить «помеху» в организме. Помню, как много часов просидел с ней в больнице, и все время пытался развеселить ее, тем самым, отгоняя дурные мысли. Видимо, она чувствовала, что все пройдет далеко не гладко и лишь повторяла мне, чтобы я был сильным, никогда ничего не боялся и решительно, практически напролом, добивался поставленных целей, ну и, конечно же, не забывал любить.

- Леш… - Мира, неожиданно для себя самой, взяла его за руку, которую он крепко сжал.

- На эту операцию был призрачен не опытный хирург, на которого мы как никогда рассчитывали, а новичок, так сказать для практики. Да… нашли время «практиковаться»… Я не знаю, что тогда пошло не так. То ли из-за его неопытности, то ли по каким-то другим неизвестным причинам, я больше никогда не смог развеселить свою любимую бабушку и быть поощренным ее искренней улыбкой, - у него на глазах выступили слезы. - С того дня я поклялся себе, что во что бы то ни стало стану лучшим в этом деле и больше никогда не допущу подобного. Как видите, - отворачиваясь, чтобы быстро смахнуть скупую слезу, - слава Богу, у меня это получается.

Слова, сказанные Алексеем, привели, как и всех женщин, рыдающих, так и мужчин, помрачневших, в ступор и никто не осмеливался ничего сказать. Наступила гробовая тишина и каждый думал о своем.

- Так, - положив руку на плече Родсу, - у нас у всех достаточно угрюмых воспоминаний. На сегодня, пожалуй, достаточно и их, и расспросов! Если ты, конечно, - обращаясь к парню, - не против? – ответом послужил кивок. – Тогда - время подарков! – и, убежав в коридор, девушка вернулась с тем самым заветным пакетиком.

- Даже не знаю, кому же это? – начиная улыбаться, совсем как маленький ребенок, и тем самым разрушая мрачную обстановку, сказал Николай Петрович. – Неужели мне? – приложив руки к сердцу.

- Папуля, мы с Лешей хотели бы поздравить тебя с твоим пятидесятилетием и…

- Попросил бы не произносить такие ужасные цифры в моем присутствии! – перебил ее отец, и по гостиной пронесся звонкий смех.

- Короче, папочка, это тебе! Дальше – разбирайся сам, ибо уже не маленький! Поздравляем с совершеннолетием! – поднимая бокал, она чмокнула его в щеку.

- Боже мой, что же может быть в маленьком пакетике с надписью Ingersoll? Весьма интригующе, - Мира с Алексеем хитро переглянулись, - весьма… Какая же красота! – приоткрыв коробочку, он тут же захлопнул ее. - Нет, ну вы совсем дураки… Зачем? Я же знаю, сколько они могут стоить…

- Это совершенно неважно! – подхватил Родс.

- А я как раз смотрел именно их на сайте… еще и думал заказать и самому себе сделать подарок.

- Но я его отговорила! – гордо вставила свои пять копеек Ольга Николаевна. - Знала, что делала!

- За что я тебе несказанно благодарна! – сказала Мира.

- И что, сама эту прелесть выбирала? – обращаясь к дочке, папа никак не мог нарадоваться подарку.

- Нет, не сама, - смотря на Родса, - мне Леша помогал!

- Какой же ты молодец, Алексей… - не сводя взгляда с часов, говорил глава семейства. – Однако, хороший у тебя вкус! – надевая на руку.

- Рад, что они Вам понравились!

- Не то слово! А теперь такой подарочек нужно и обмыть! – сказал дядя Вася, провозглашая тост за именинника и желая «новоиспеченной паре» крепких и серьезных отношений, от чего ребята лишь покраснели и хихикнули про себя.

- Дорогие мои, - обратилась к Мире с Родсом Василиса Аркадиевна, - вы вместе просу чудесно смотритесь! Я, может быть уже и старая…

- Бабуль, ты же знаешь, что…

- Знаю, знаю, что не любишь этого слова, но кто тебя сейчас спрашивает? – девушка тяжело вздохнула. – Так вот, может быть, я уже немолода и давно не разбираюсь в ваших «современных шурах-мурах», - сделала кавычки в воздухе, - но что-то мне подсказывает, что вы давно не целовались и от этого мне ну уж очень горько… - Миру аж перекосило.

- Ба, не смущай меня!.. Нас…

- Не бабкай!

- Мам, ну хоть ты ей скажи!

- Не мамкай! К тому же, мне тоже как-то очень горько стало!.. Поэтому порадуйте нас, поцелуйтесь! – все родственники уставились на них.

Мира придвинула стул немного поближе к вконец ошарашенному парню и, не закрывая глаза, быстро чмокнула его в щеку.

- Довольны? – отстраняясь, спросила девушка.

- Эээ, так не считается! Совсем не годиться! Вы что, в ясельках? – прошлось по комнате.

Тут Родс решил взять дело в свои руки. Он притянул девушку к себе и, слегка наклонившись к ней, прикоснулся своими губами к ее. От неожиданности Мира хотела было вырваться, но поняв, что если уже играть – то до конца, спокойно ответила на поцелуй. Неловкость в перемешку с улыбками на лицах родителей царила в этой комнате.



Виктория Райтер

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться