Неидеальные

Размер шрифта: - +

Аля 1

«Спокойствие, только спокойствие…это дело житейское»

Чёй-то, сегодня эта фраза меня сегодня ну никак не успокаивает. С самого утра все пошло не так, словно нижние девяносто вместе с моей чуйкой, что-то чувствуют, но упорно молчат. А это меня нервирует, очень.

С начало кофеварка приказала долго жить, потом позвонили поставщики, и сообщили, что мебель они СНОВА не смогут доставить. Видите ли, какие-то там нестыковки, а то, что спишь на надувном матрасе (второй месяц, как пошел), так это не их проблемы. У-у, жулье! Нет, я конечное не особо надеялась, возвращаясь на родину, что здесь все измениться, но то, что осталось все так же, если не хуже, это конечное – дааа!

- Ма-а-ам, что опять насос у деда Пети просить будем? – мое заспанное чудо прошлепало босыми ногами на кухню. Сын- моя радость, мой личный кусочек счастья… а могло быть… ничего не могло.

Как там было сказано: «С ней конечное хорошо, но неидеально…»

Но мы такие «неидеальные», все равно счастливы, без них, этих богов Олимпа.

- Упс – последовало за звуком разбитой чашки. –Мамочка, я не хотел – ребенок с дрожащей нижней губой и глазами полными слез, смотрел на меня.

- На счастье, радость моя. Ты не вставай только, чтобы не поранился – и опускаясь на колени, начала собирать осколки. Только перед этим мужчиной я стану на колени.

Это я еще тогда, больше пяти лет назад, когда в руках держала заключение УЗИ.

Я, Альбина Золотова, решила, что больше ни один мужчина не вытрет об меня ноги. Не скажет, что я не подхожу под его идеальный мир.

В двадцать два года, после окончания университета, отец помог перебраться в Штаты. Сам он давно уже жил там, лишь я и бабушка заставляли его наведываться на родину.

Мамы не стало, когда мне было лет десять. Ошибка врача, и мамы нет. Лишь железная воля и мы с бабулей, заставили отца удержать себя в руках. Рискнув, он перебрался туда, и у него получилось. Отец хотел перевезти и нас, но бабуля была против.

- Нечего мне там делать, все чужое. Да и Альке там не место. – и сколько отец не упрашивал, она отнекивалась. И отец отступил, только помогал. Да, и я особо не рвалась, здесь был мой дом, все родное и знакомое.

Бабушки не стало к моим двадцати годам, отец снова стал настаивать на переезде. Но уже была учеба, да и привыкла сама справляться со своей жизнью.

Но когда учеба подошла к концу, меня уже ничего здесь не держало. Поэтому и переехала к отцу в Штаты.

Он прочно уже стоял на ногах, ведя зажиточный образ жизни, имея сеть популярных ресторанов. Но сидеть на его шеи я не собиралась, поэтому настояла на работе в одном из его ресторанов.

- Ну хоть давай на должность какую-то по солидней, а то администратор – не унимался папа, который и так скрепя всей челюстью согласился на то, что  я, буду работать.

- Пап, ну зачем уже мелочится, давай сразу я твое кресло займу, а? – с поддевкой ответила я.

- Ишь, какая! – захохотал он.

- Тогда, давай без твоего «я папа – я все решу» - улыбнулась и я.

И начав с администратора, я добросовестно и не покладая рук дослужилась до кресла управляющего одного из главных ресторанов сети.

За пять лет жизни в Штатах я «обросла», как говорил папа. Появились друзья, подруги и знакомые.

Пока в моей жизни не появился он, современный бог Олимпа. И вся моя жизнь перевернулась вверх дном.

Но банально начавшись, моя история любви, так же банально закончилась. И это прошлое, да, с привкусом боли и разочарования, но прошлое.

Сейчас главным мужчиной в моей жизни был он – Максим Золотов.

Восемнадцать с половиной килограмм смеха, беганья, прыганья, и безмерной, а главное искренней любви. Мой сынуля.

- Ау, маму вызывает космодром СЫНА!

Где бы феянуть или нафеячить

Примерно такое было выбито на табло моего подсознания, хитрым скульптором с великим именем Писец, когда я все же выбралась из с своей берлоги.

Конечное это не один из элитных районов Лос – Анжелеса, но по меркам нашей страны, это «круть», как бы выразился Макс.

Кстати, нужно позвонить дяде Пете, чтобы забрал сегодня Макса с детсада. А то влюбленные там всякие, фонарики там…

Дядя Петя – это армейский друг отца, который помогает нам акклиматизироваться здесь. Помогает, но со своим самоваром не лезет и то хлеб. Вот с квартирой помог, а то этих съёмных квартир уже оскома.

- Здравствуйте, дядя Петя – хвала богам за гарнитуру – мгм, да, снова. Хорошо, спасибо еще раз огромное.

- Мамуль, дед Петя меня заберет? – утверждающе спросило мое чадо из заднего сиденья.

- Да, мой хороший, ты не злишься? – всегда в такие минуты чувствую себя монстром.



Мари Спайс

Отредактировано: 28.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться